loading...
close

Первый "Призрак" рассказал о жизни и смерти Мозгового

11:10 27.05.2015 Views2586 Анна Ботнева
В среду, 27 мая, Луганская народная республика прощается с командиром батальона «Призрак» Алексеем Мозговым. Комбриг Мозговой убит 23 мая в районе Алчевска, предположительно, в результате нападения диверсионной группы. Вместе с Мозговым погибли еще шестеро человек, в том числе двое мирных жителей. Своими воспоминаниями о командире с «Народными новостями» поделился человек, первым получивший удостоверение «Призрака», председатель Центрального совета ОО "Союз офицеров Новороссии", подполковник ЛНР Виктор Владимирович Верёвка. – Виктор Владимирович, расскажите, когда вы познакомились с Алексеем Мозговым? При каких обстоятельствах произошло знакомство? – С Алексеем Борисовичем я познакомился 2 февраля 2014 года. Это был перекресток Дьяково, когда на нашу территорию пыталась прорваться 78-я аэромобильная бригада. Тогда мы с палками, с кулаками заставили этих солдат вернуться в свою дислокацию в Днепропетровск. Это была одна из первых совместных наших операций. После этого начались определенные события на нашей земле. Было принято решение о создании народного ополчения, которое возглавил Мозговой. 5 мая нами был захвачен Ровеньковский городской отдел милиции, но на тот момент на территории еще работала СБУ, прокуратура, милиция – не народные – поэтому нам пришлось уходить в тренировочный лагерь на приграничной с Россией территории. Командиром был Алексей Борисович Мозговой. – Расскажите о совместных операциях, какие вам запомнились? – Дело было так. Наш лагерь был атакован авиаударом, после чего средства массовой информации раструбили на весь мир о том, что боевики в тренировочном лагере были полностью разгромлены, разбиты, более 500 человек погибли. А у нас на тот момент всего лишь один был раненый. Украинские СМИ еще больше года назад врали, говорили людям неправду. После этого мы решили назваться «Призраками», раз нас нет. Так как лагерь был разбит, Алексеем Борисовичем было принято решение уйти ближе к передовой – мы уже понимали, где передовая будет – и с основным отрядом он ушел в Лисичанск. Мой же отряд под моим командованием, который так же называется «Призрак» и также является одним из подразделений бригады под командованием Мозгового, остался в Ровеньках, Антраците, Светловке, Краснодоне, где мы проводили под его командованием различные операции. Это установка блокпостов, захват таможенных постов. Особенно запомнился наш знаменитый город-герой – и придет это время, он будет героем – Славянск, когда он уже был окружен. И была одна единственная дорога для вывода наших ребят, для выхода Стрелкова всем известного, мирных жителей. Нам было поручено держать эту дорогу. Любым путем удержать, чтобы наши ребята могли по этой дороге выйти. Много было ярких воспоминаний… – Каким человеком был Алексей Борисович? Как он к бойцам относился? – Я не буду рассказывать, каким он был. Я лучше расскажу одну маленькую историю. Мне позвонили из одного из подразделений и попросили помощь, чтобы удержать мост. Наступление было на мост, удержать надо было мост. Я, естественно, сразу доложил своему командиру. Так и так, он дает добро, я свой отряд выдвигаю по боевой, и мы выдвигаемся. Где-то через минуты три-пять он мне перезванивает и спрашивает: «Ты свою задачу понял?». Я говорю: «Так точно, конечно, я понял – держать мост любой ценой». Он мне говорит: «Дурень ты, твоя задача –сохранить любой ценой жизнь ребят». По-моему, этим все сказано, какой он был человек. – Каким Алексей Борисович видел будущее Новороссии? За какие идеалы, принципы он боролся? – Одна была у него цель. Это мощная экономически, единая Новороссия без воров и олигархов. Чтобы было все народное. Это социалистический, можно так сказать, строй. Именно народное. Боролся он именно за народную республику. – Что Алексей Мозговой считал неприемлемым? – Он считал неприемлемым то воровство, которое происходит на нашей территории. Считал неприемлемым то, почему у нас нищие люди при мощном экономическом фундаменте – шахты, заводы. Донбасс и Новороссия – это мощнейшая структура, а у нас люди бедные, которым не то что одеться, но и покушать бывает нечего. Это для него было неприемлемо. Неприемлемо то, чтобы один богател за счет другого. Неприемлемо было то, что сейчас в ходе боевых действий с той стороны эта киевская хунта посылает таких же молодых ребят, заставляя их воевать против нас. Для него это тоже было неприемлемо. Он часто говорил им: «Ребята, остановитесь, против кого вы воюете? За какие идеалы вы воюете?». Такой был человек. – Понимаю, что сейчас об этом говорить рано, но, по вашему мнению, кто убил Мозгового? С какой целью? Какое ваше отношение к официальной версии Генпрокуратуры? – По официальной версии, убийство совершил какой-то партизанский отряд под названием «Тени». Сообщили о том, что были произведены два взрыва МОНАми (противопехотные мины) и потом были расстреляны из автоматического оружия. Естественно, сразу почему-то наша прокуратура, наши следственные органы подхватили идею о том, что это диверсионная группа. Я думаю, для чего она подхватила – для того, чтобы не расследовать. Чтобы не было расследования. А что? Украинцы подтвердили, что они убили Алексея, ну и все. Украинские СМИ опубликовали информацию о том, что взрыв производился МОНами, но наши следователи и прокуратура подтвердили то, что никаких МОНов не было, а просто был взрыв шумовой гранаты или чего-то другого. Чего точно, следствие пока не установило. Как мне известно из близких источников, Алексею Борисовичу перед его убийством был звонок. Позвонили, вызвали его куда-то. Это еще остается загадкой, кто звонил. И вот он выехал. Я думаю, время расставит все точки над i . Все равно мы узнаем правду. – Кто, по вашему мнению, продолжит дело Мозгового? Как это лучше сделать при данных обстоятельствах? – Это самый трудный вопрос, который вы мне задали. Я понимаю то, что продолжат его дело бойцы, идея Мозгового будет жить. Кто именно заменит его, да никто его не заменит. Может, это громко будет сказано, но такие люди рождаются раз в сто лет. Это действительно был лидер, это был сын своего народа, это действительно был тот человек, который боролся за народ. Сейчас очень трудно сказать, кто встанет на его место. Естественно, командиры будут, но именно в том движении, которое он возглавлял, я думаю, его будет очень трудно заменить. У него была цель – народная республика Новороссия. – Народная в том понимании, в котором Алексей Борисович не раз утверждал необходимость национализации. Это ли подразумевается под термином «народная»? – Конечно, национализация. Для него было неприемлемо, чтобы олигархия наживалась на простом народе. Естественно, он был не против тех мелких и средних предпринимателей, которые в какой-то период Новороссию должны были и кормить и одевать. А против олигархов, которые заколачивают миллиарды, а люди при этом, которые у этих олигархов работают, бедные, не могут себе лишнего костюма купить. Вот в этом и есть народное. – Алексей Борисович это, конечно, хорошо понимал. – Да, он хорошо понимал это. Во-первых, он боролся против войны. Хотя он воевал, был командиром, он боролся против войны. Он неоднократно обращался через СМИ к ВСУ и я повторю его слова: «Давайте работать мозгами, а не гранатометами». – Действительно, этот лозунг надо брать на вооружение всем конфликтующим сторонам, потому что кровопролитие никому не нужно. Спасибо, Виктор Владимирович, за интересную беседу.    
Оставить Комментарии

Загрузка...
Загрузка...

Новости партнеров

Закрыть