loading...
close

Ядерное соглашение с Ираном – победа или главное разочарование лета?

17:57 08.07.2015 Views191 Анна Ботнева Версия для печативерсия для печати
За последние дни в переговорах по ядерной программе Ирана был дважды перенесен дедлайн – сначала с 30 июня на 7 июля, потом – еще на два дня. Никогда еще стороны не были так близки и одновременно – так далеки от итогового соглашения, которое положит конец экономическим ограничениям в отношении мощнейшего ближневосточного государства. Что же мы имеем на данный момент? Сколько бы ни говорилось дипломатами и даже президентами Ирана и США о трудности заключения итогового договора, не произносилось взаимных обвинений и упреков, достичь к настоящему времени удалось многого. Во-первых, достигнута договоренность о сокращении количества центрифуг – их будет у ИРИ 6 тысяч (ранее – 19 тыс.), из которых постоянно действовать будет 5 тысяч. Они необходимы стране для медицинских, энергетических и научных целей. На 15 лет тормозится деятельность предприятия по обогащения урана в Фордо. Реактор на тяжелой воде в Араке будет модернизирован таким образом, чтобы полностью исключить производство им оружейного плутония. Стороны также договорились о регулярной инспекции связанных с иранской ядерной программой объектов со стороны экспертов МАГАТЭ. Более того, на ряд предприятий представители организации уже вскоре могут получить право являться без предупреждений и уведомлений. Определили Иран и группа переговорщиков 5+1 также и порядок снятий санкций. Уже известно, что ограничения, наложенные Совбезом ООН, будут сняты после того, как МАГАТЭ убедится в выполнении Тегераном пунктов соглашения. После этого также будут сняты и санкции Евросоюза и Соединенных Штатов. Среди неопределенных еще моментов – формы контроля за иранской ядерной программой. К примеру, ИРИ выступает против допросов своих ученых-ядерщиков. Кроме того, Тегеран и его визави не сошлись по поводу времени снятия санкций. Иранцы требуют уничтожить санкционный режим сразу после подписания соглашения, в то время как представители группы 5+1 намерены сделать это лишь через некоторое время. Кроме того, Иран категорически не устраивает возможность внесения в текст итогового договора обратимого характера отмены санкций. На данный момент стороны разработали порядок, при котором каждый определенный период времени международные посредники будут на основе полученных от МАГАТЭ данных принимать решение, сохранять ли режим отмены ограничений или нет. Причем, не согласиться с честностью Ирана может любой из шести членов группы, после чего санкционный режим вернется. До сих пор не прописано право вето или какое-либо другое ограничение подобной возможности. Кроме того, Тегеран беспокоит возможность 10-летнего ограничения его ядерной программы. Только после этого, по мнению западных дипломатов, Иран может «доказать» безопасность своих разработок и получить полное право на дальнейшие исследования в данной области. Иранское руководство уже назвало такую возможность «чрезмерным насилием». Всего, по словам главы российской дипломатии Сергея Лаврова, разногласия сторон можно уместить в 8 пунктов, определение которых и будет происходить в ближайшие часы. Появляется все больше и больше косвенных и даже прямых свидетельств того, что заветное соглашение все же вскоре будет подписано. Возможно, дедлайн будет сдвинут еще на некоторое время, однако представители ИРИ и «шестерки» посредников все же поставят свои подписи под текстом договора.  Как отметил иранский эксперт Фоад Эззади, в западных СМИ бытует миф о том, что, в случае, если санкции не будут сняты, экономика Ирана рухнет. «Однако, это санкции рухнут, если не будет заключено итоговой сделки, так как великое множество компаний ожидает иранского рынка», - считает господин Эззади. Очевидно, что западный бизнес хочет и готовится к экономическому «походу» на Исламскую Республику. Ее собственный бизнес и население, в свою очередь, также страдают от санкционного режима. Так, продажи нефти, основного источника благополучия ИРИ, упали до уровня 1986 года. Страна не может получать целый ряд технических разработок, вооружений, а доходы ее граждан снижаются. Таким образом, естественный ход событий толкает стороны к подписанию соглашения, которое на данный момент сдерживается только политическими амбициями лидеров государств-участников ядерных переговоров. А что же российский бизнес? По мнению многих экспертов и даже политических деятелей, приход иранской нефти на европейский рынок пошатнет и без того снижающийся курс рубля, зависимого от нефтяных доходов РФ. Однако, во-первых, Ирану нужно несколько лет, чтобы модернизировать свою нефтяную инфраструктуру для полноценного выхода на мировые рынки, что дает России время. Во-вторых, снятие санкций стимулируют торговлю между Москвой и Тегераном и приход российского бизнеса в ИРИ. На данный момент стороны уже заключили несколько сделок на общую сумму примерно в 70 миллиардов долларов, и лишь санкционный режим мешает их полноценному проведению в жизнь. Это и знаменитая «нефть в обмен на товары», и оружейные контракты ( самые нашумевшие из которых - поставки комплексов ПВО С-300), и соглашения в области атомной энергетики (такие как строительство АЭС «Бушер-2»). Кроме того, именно Иран может стать для России ключевым экономическим партнером в условиях санкций Евросоюза и Соединенных Штатов - он уже осуществил поставки продовольствия, однако настоящее и полноценное сотрудничество возможно лишь после снятия санкций. Очевидно, что при нынешнем товарообороте между РФ и ИРИ, составляющим менее 1 миллиарда долларов в год ( что является практически преступным показателем, учитывая соседство государств и их взаимную экономическую заинтересованность друг в друге), при активизации двусторонней торговли, инвестиций и других форм экономического взаимодействия, ни Москва, ни Тегеран просто не могут проиграть. Сейчас переговорщики по ядерной программе Ирана подошли к тому, что они а) обязаны заключить хоть какое-то соглашение и б) должны сделать это без серьезных иммиджевых потерь. В Иране правительство Роухани, чтобы упрочить свои позиции, не может не представить договоренность с «шестеркой» как победу. Керри и Обама, со своей стороны, в случае любой «неправильной» формулировки могут лишить демократическую партию шансов на следующих президентских выборах, не говоря уже о выборах в Конгресс, где уже доминируют республиканцы. Кроме того, на решения США всегда оказывают влияние его союзники на Ближнем Востоке и главные противники Ирана – Израиль и Саудовская Аравия. Первый постоянно заявляет о готовности нанести по Исламской Республике упреждающий авиаудар, вторая – начала намекать на возможность начала собственной ядерной программы. Впрочем, как Иерусалим, так и Эр-Рияд, от Вашингтона зависимы, и вряд ли решатся на самостоятельные шаги, прояви президент Соединенных Штатов и его администрация достаточную твердость. Для обеих сторон сейчас важно во-первых, подписать всех устраивающий документ, а во вторых - что немаловажно - добиться его нужного освещения в СМИ и обществе. Несмотря на сложность этой задачи, представляется, что она, в отсутствии глобальных противоречий, которые-таки удалось разрешить, гораздо легче того кома, который дипломатам Ирана и группы 5+1 надо было сдвинуть в 2013-м. Иранская ядерная программа – сугубо мирная. Сейчас это факт для всех. Тегеран готов на максимальную открытость во взаимодействии с мировым сообществом и МАГАТЭ, не уступая лишь в вопросах, касающихся его национальной безопасности. И то – лишь памятуя о судьбе Садама Хусейна, раскрывшего международным экспертам информацию о своих военных объектах, и испытавшего потом на себе всю мощь авиации НАТО, которой эта самая информация была передана. Подписать итоговое соглашение, вне сомнения, пора уже давно, так как позитивные последствия данного акта станут очевидны практически сразу для всех участников переговоров. И иранскому обществу, и западному бизнесу становится все труднее ждать. И если стороны все-таки не договорятся, это станет, пожалуй, главным разочарованием текущего лета.    
Оставить Комментарии

Новости партнеров


Загрузка...
Закрыть