loading...
close

Дети, секта, холокост

14:36
11 Августа 2015 258
Varava211 Писатель, философ Владимир Варава Произошедшее недавно инфернальное событие в Нижнем Новгороде – по-другому его трудно назвать – где психически больной Олег Белов убил свою семью (жену и шестерых детей), ужасает и потрясает. Для злодеяния такого ранга нет никаких этических объяснений и оправданий, как нет их, например, для холокоста. Такие вещи в подлинном смысле находятся по ту сторону добра и зла, и экспертами в них могут выступить разве что Достоевский и Ницше, главные «специалисты» по нечеловеческим проявлениям человека. Убийства, подобные нижегородскому, скорее похожи на жертвоприношения, имеющие уже даже и не религиозный, а какой-то зловещий символизм, лицом к лицу сталкивающий нас с непроходящими ужасами жизни. Наряду с бесконечной вереницей катастроф и самоубийств изощренные, жестокие убийства становятся частью реальности, в которой мы живем, бесконечно смиряясь с ней и прощая ей самые изуверские проявления. Мы тешим себя иллюзией, что в чем-то продвинуты, вообще креативны и прогрессивны, разбираемся в политике, технологиях и современном искусстве, знаем толк в еде и одежде, как вдруг очередное злодеяние по сути обнуляет все наши достижения, отбрасывая нас вновь и вновь в какую-то дремучую точку начала отсчета.
И тогда становится понятно, что чего-то существенного, по сути главного, в нашей жизни как не было, так и нет.
Убийство в Нижнем Новгороде отличает одна важная деталь, которую нельзя обойти вниманием. Следователи выяснили, что убийца некоторое время состоял в религиозной организации «Церковь христиан адвентистов седьмого дня». Подобные организации принято называть «сектами». Несмотря на неприятие этого понятия адептами данных организаций и некоторыми правозащитниками, думается, что оно наиболее точно соответствует их существу. Руководители указанной организации тут же открестились от Белова, указав на то, что он уже давно не является членом их церкви, и более того, исключен из ее рядов за «нехристианское поведение». Насколько все это соответствует действительности, сказать трудно. Произошедшее убийство чудовищно само по себе, и, скорее всего, непосредственную криминологическую связь между совершенным преступлением и бывшим членством убийцы в этой церкви провести будет невозможно. Несомненно одно: принадлежность (пускай недолгая и неглубокая) убийцы к этой организации не только портит ее репутацию, но наводит на грустные раздумья о действительности, в которой так глубоко укоренено сектантство. Вообще, наличие сектантства объясняют по-разному. Известный русский политический деятель и историк Павел Милюков более точно и лаконично сформулировал его суть, назвав сектантство естественным противником обрядового благочестия, стремящимся устранить все внешнее, все посредствующее между Богом и человеком. Появление сектантства можно было бы уподобить нечистоплотной санитарной обстановке, в данном случае нечистоплотной духовной ситуацией в обществе.
Сектантство неприятно не тем, что всегда приводит к деструктивным последствиям, но качеством «человеческого материала» его приверженцев.
История дореволюционного сектантства в России наглядно демонстрирует, что его представители тоже не отличались умом и добродушием, им тоже был присущ крайний фанатизм и изуверство. И все же существует большая разница между современными («цивилизованными») формами сектантства и его прежними проявлениями. Русское сектантство, даже в его наиболее радикальных формах правомерно считалось частью русской религиозной ментальности, в то время как современные отечественные сектанты ничего общего не имеют (даже с отрицательными) чертами национального характера. Это какая-то совершенно новая генерация, не бывшая ранее порода людей. Дело в том, что и сам образ «божества» и духовные практики, исповедуемые сектантами, ущербны в каком-то фатальном смысле. Не случайно, что в их рядах появляются люди с глубоко деформированной психикой. Здесь образуется некий круг: либо сектантство уродует людей, либо в него идут определенные типажи с уже изуродованной душой и поэтому находят там себе пристанище. Увы, это так. И никакие старания лидеров этих организаций, их бесконечные ссылки на Евангелие, христианскую любовь и общечеловеческие ценности ничего здесь исправить не могут. Конечно, достаточно сложно обнаружить непосредственную связь между каким-нибудь преступлением и той или иной сектантской идеологией. Даже тоталитарные секты удачно маскируют свой деструктивный элемент, выдавая тьму за свет, ложь за истину. Только со временем становится понятно, что человек, долгое время находящийся в секте, уже мало похож на разумное и нравственное существо, которому не чужды такие ценности как сострадание и понимание. Понимание – это самая главная цель любой сектантской идеологии, поскольку критическое мышление, помноженное на хотя бы элементарное религиозно-философское знание, совершенно не согласуется с нормами и принципами той организации, которую квалифицируют в терминах секты. Исцелить человека от сектантства, то есть заставить здраво и критически смотреть на мир и свою веру, что в общем-то не противоречит установкам мировых религий, думается, невозможно. Никакими предостережениями типа: «Осторожно, секты!» сделать ничего невозможно, поэтому попадание человека в секту можно рассматривать как бедствие и несчастье, наряду с болезнью, потерей близких, лишением свободы, изгнанием и смертью. Сегодня мы имеем достаточно нетрадиционных проявлений религиозности. Совершенно определенно, что наличие сектантства есть свидетельство нездоровой ситуации в обществе. Возможно, что и современные экономические неурядицы во многом (пускай неявно), но все же связаны с тем, что мы живем в нездоровом обществе, показателем чего, наряду с широкомасштабной коррупцией, является широкомасштабное сектантство. Эти вещи оказываются каким-то роковым образом связанными. Парадокс состоит в том, что секты в России стали распространяться гигантскими темпами вместе с возрождением православия. Традиционная конфессия в принципе не может препятствовать ни сектантству, ни, скажем, атеизму (в его различных формах). Более того, современная религиозная палитра достаточно вычурна и здесь можно обнаружить самые монструозные сочетания православия с оккультизмом, наукой, языческими верованиями и прочее.
Современный человек-потребитель всеяден, он не гнушается ничем.
К тому же отсутствие элементарной философской культуры делает современника рабом самых абсурдных и чудовищных идей и представлений. Слишком много фанатизма, нетерпимости и даже агрессии можно встретить и у современных православных людей. Это, конечно, говорится не в оправдание сектантства, но справедливости ради, поскольку сами традиционные верующие часто отталкивают людей от себя, способствуя тем самым их уходу в том числе и в секты. И все же происшествие в Нижнем Новгороде, которое так или иначе связано с религиозной организацией, называемой сектой, должно насторожить. Прежде всего, насторожить думающих и ответственных людей. Ведь произошедшее событие гораздо важнее политических конфликтов, к которым сегодня приковано внимание большинства. Здесь, в рядовой на первый взгляд семье, а не в политическом паноптикуме произошло то, что дает все основания полагать, что войны (как мегапроекции локального зла) никогда не закончатся. Они заканчиваются лишь на время, которое одним дано для передышки, а другим для того, чтобы испытать «страх и трепет» и сделать хотя бы какие-то выводы.   Писатель, доктор философских наук, Владимир ВАРАВА  

Автор: Анна Ботнева

Оставить Комментарии

Новости партнеров

Загрузка...

Эксклюзив

Этанол чуть не погубил пятиклассницу

В одну из больниц Невского района привезли ученицу пятого класса. Девочка находится в тяжелом состоянии. Врачи диагностировали у нее отравление смесью таблеток с этанолом. Причины случившегося уточняются.