loading...
close

Саркофаг для Украины

0:06 24.08.2015 Views513 Версия для печативерсия для печати
Сегодняшняя Украина вызывает ассоциации с Чернобылем. С той самой аварией на АЭС 26 апреля 1986 года. В тот день, когда рванул мирный атом, воинским подразделениям было приказано «закрыть источник, чтобы зараза не распространялась». Ни на ближайшие украинские области, ни тем более на соседние суверенные государства. Воины бросились строить бетонный саркофаг – полностью, конечно, радионуклиды от прогулок с облаками по воле ветра удержать не удалось, кто-то где-то что-то хватанул, но в общем и целом с задачей изоляции справились. Некоторое время после этого наш мирный атом вся Европа крыла матом, как пелось в тогдашней частушке, но постепенно все разговоры сошли на нет, и общественность успокоилась. Сегодня на Украине бурлит так, что без саркофага опять не обойтись. Только не в одном отдельно взятом Чернобыле и даже не в радиусе 30 километров от него - территории, получившей статус полосы отчуждения. Границы сегодняшнего булькающего котла с кипящим разумом возмущенным аккурат совпадают с рубежами жовто-блакитного государства. Критическая масса несбывшихся ожиданий активистов майдана обещает выплеснуться на Европу куда более весомо, грубо, зримо, чем тридцатилетней давности атом. И озадачить вполне благополучное тамошнее общество решением проблем государства неспособного обеспечить удовлетворение потребностей собственного народа. Первые робкие попытки отгородиться от восточного наезда Евросоюз предпринял еще несколько месяцев назад, когда гарным «хлопцам с незалэжной» намекнули, что возможность совершения ими безвизовых их путешествий в страны ЕС откладывается на срок до момента, определяемого термином «никогда». А объем потребления украинских товаров членами «Содружества двадцати восьми» (по числу государств, входящих в ЕС) резко упал в силу исчерпанности установленных ими квот. Ассоциация с ЕС после этого превратилась уже даже не в мираж, а просто в несбыточную мечту. Сила действия равна силе противодействия. Закон вроде бы из физики, но кто сказал, что человеческое общество – не физическое явление и отношения в нем исключительно ментальны и виртуальны? Чем сильнее давление изнутри шара, тем больше должна быть сдерживающая сила сопротивления его оболочки, чтобы не допустить взрыва. Чем большее усилие требуется внутреннему содержанию, чтобы вырваться наружу, тем разрушительнее для окружающего мира последствия этого прорыва. Удержите снаружи то, что рвется изнутри, и вам воздастся по заслугам. Украинское население мыслями уже в Европе. На европейских зарплатах и при европейской безопасности жизни (все, конечно, относительно, но привычно считать, что жить в Старом Свете приятно, безоблачно и доходно). Европейские соседи Украины, однако, ворота своих границ раскрывать не торопятся, хлебом-солью на рушниках людей в вышиванках встречать не бегут. У них проблем со своими безработными хватает, каждый евро социалки на счету, а тут - чужие. У них забот полон рот с возросшим в разы потоком беженцев из воюющих государств Ближнего Востока, а тут еще претенденты на статус 29-й державы ЕС. Ах у вас тоже война? А где, извините, официальное подтверждение этому факту? Указ президента, законы Рады? Нет? Значит, не война у вас, а так, внутренний конфликт с огнестрельной поножовщиной. И вообще, Евросоюз озабочен распределением прибывающих африканцев и арабов. И вам бы, дорогие громадяне, следовало, как претендентам на вступление в приличное общество, проявить себя самым что ни на есть толерантно-политкорректным образом. Взяли бы да приняли, обустроили-пригрели тысяч несколько беженцев, а вы же вместо этого сами норовите из страны улизнуть. Непорядок. Двухмиллионной Латвии отписали принять тысячу африкацев за год. Сколько должна будет принять Украина при сохранении пропорции (население больше 40 миллионов) посчитать несложно. Еврососеди не ждут «угрозы с Востока» - они осведомлены, что она реально существует, и работают на опережение. Они уже занялись строительством. Саркофага для Украины по ее периметру. Белорусский Батька объявил от том, что государству, в котором он успешно президентствует, головняки с вооруженными людьми, могущими внедриться со смежной территории, совсем не нужны. И отдал команду на укрепление пограничичной стражи. То же самое сделали Венгрия и Словакия. Мадьяры укрепили посты на пограничных переходах и ужесточили условия пропуска граждан незалежной, чтобы уменьшить в итоге иммиграцию. Словаки усилили полицейский контроль и предупредили, что это не единственная мера в их арсенале защитных действий. Даже Чехия, общей границы с Украиной не имеющая, и та, судя по репликам Милоша Земана, «обеспокоена растущим количеством просачивающихся в Европу украинцев». Земан отнесся к имеющейся тенденции серьезно, пообещав, что будут приняты дополнительные меры безопасности – на восточных рубежах Чехии прибавится армейских подразделений. От России свидомые захотели отделиться сами, когда премьер Яценюк по-маниловски мечтал о постройке стены, сопровождаемой противотанковым рвом, окопами для скрытного передвижения пехотинцев, и увенчанной рядами колючей проволоки. Реализация проекта, правда, подзатянулась: то ли служба внешнего управления Украиной средств на это не отпустила, то ли отпущенные до места не дошли, растворившись на счетах неназванных влиятельных лиц. А, в общем-то, зачем украинцам тратиться на строительство того, что со своей стороны и за свои кровные могут сделать россияне? Не сегодня, так завтра. Когда-то же им это положение должно надоесть? Жестче всего дело обстоит на польской части саркофага. У поляков с галичанами трения давние, еще со времен Волынской резни 1943 года. Рвов в этой части границы пока не копают, стен не поднимают. И тем и другим это только помешает однажды броситься в атаку. Оружия с обеих сторон тут скоплено немало. На украинской территории поигрывают мускулатурой члены «Правого сектора», на польской – ультраправой военизированной организации «Фаланга». Польская государственность на сложившуюся ситуацию внимания не обращает (или, по крайней мере, делает соответствующий вид), но есть стопроцентная уверенность, что контролирует через местные властные (думается, что и неформальные тоже) органы. Фалангисты увлеченно тренируются в решении боевых задач, проводя учения с привлечением механизированных подразделений (неизвестно, правда, какого типа «колеса» имеются в их распоряжении – бронированные или нет). Пропускать чужаков в родное, да еще и евросоюзное государство у поляков желания нет никакого. Саркофаг почти построен. Пока вопросы остались только в части границы Украины с Молдавией и Румынией. Обе этих страны не входят в Шенгенскую зону (хотя Румыния и член ЕС), то есть въезд с их территории на землю Евросоюза небесконтрольный, что уже снижает их привлекательность в глазах бегущих. Подчиниться общей политике «перекрытия кислорода» евроинтегрирующимся с незалежной и Румыния, и Молдавия обязаны. Первая – как член ЕС, вторая – как ассоциируемое государство, которое спит и видит себя в высшем евросвете. Законы физики в Европейской Комиссии, надо полагать, знают. Понимают, с какой силой снаружи сдерживать, чтобы изнутри не разорвало. Если свидомые граждане будут вести себя хорошо, саркофаг разрешат преобразовать в вольер: границы те же, но забор прозрачный, свету больше. Если не подходить близко к сетке, и вовсе покажется, что гуляешь на свободе. Главное – это ведь собственная убежденность в том, что ты свободен, а не чье-то мнение со стороны, правда? А с такой уверенностью можно и не обращать внимания на то, что живешь в саркофаге.    
Оставить Комментарии

Новости партнеров


Загрузка...
Закрыть