loading...
close

Донецкие переселенцы: жизнь на грани выживания

15:17
28 Августа 2015 1101
ОБщага Общежитие, ставшее временным прибежищем для десятков беженцев Беженцы и переселенцы – уже больше года эти слова близки каждому жителю Донецкой народной республики. Это часть земляков, которые больнее других ощутили на себе боль от ожогов войны. Она оставила им жизнь, но лишила всего личного: своего угла, своих вещей, своего привычного быта. Их судьбой, а по сути, спасением, занимается рабочая группа аппарата уполномоченного по правам человека. Его сотрудники с начала войны расселили в городах республики более шести тысяч обездоленных людей. Временное жилье они получают в общежитиях, профилакториях, гостиницах и квартирах. Виктор Жигадло, начальник рабочей группы по делам временных переселенцев аппарата уполномоченного по правам человека говорит, что группе помогают волонтерские организации. Жигадло Начальник рабочей группы по делам временных переселенцев аппарата уполномоченного по правам человека ДНР Виктор Жигадло «Помогают одеждой. Если люди без работы, без ничего остались у меня есть общежития с трехразовым питанием. Рядом находится столовая. Все это дело «гуманитарно». Многие задают вопрос, а сколько платить? Платить ничего не надо. Все абсолютно бесплатно. Наша республика помогает очень хорошо», - рассказывает Виктор Жигадло. Елена Макарова жила в селе Первомайское. Вместе с мужем воспитывают шестерых детей. Самый маленький, Славик, появился на свет уже в Харцызском профилактории, куда поселили эту семью после бегства от ужасов войны. Женщина делится грустными впечатлениями:
«Старшие понимают, что это война, что нужно продолжать жить дальше, а меньший до сих пор плачет ночами. Кричит иногда. Ему до сих пор эти взрывы снятся. Мимо детей как-то в Первомайском Камазы с трупами проехали. Пять Камазов. Давид Антошку закрыл, чтоб он этого не видел. Антоша не осознал, что там было, а Давид понял, и это сильно ранило его душу».
Дети Макаровых уже в Харцызске закончили учебный год. Кроме того, у каждого есть свои семейные обязанности. Во всем стараются помогать родителям. «Тут нормально, хорошо. Тут много места и есть с кем подружиться. Маме помогаю часто. В мои обязанности входит следить за своими братьями и сестрами», - рассказывает маленький Саша Макаров. Сейчас семья Макаровых живет в двух комнатах. Так решили соседи, тоже беженцы, проживающие даже в более стесненных условиях. Вообще, здесь стараются помогать друг другу. Ведь кроме четырех стен люди нуждаются в самых обычных предметах быта. Елена рассказывает, что бежать в Донецк пришлось зимой. Никто не подозревал, что миграция затянется надолго, поэтому уже в общежитии люди помогли им летними вещами, школьными принадлежностями, мисками и тарелками. «Здесь храним медикаменты, какие-то «мыльно-рыльные» предметы, так как здесь же малышей купаем, - показывает полки шкафа Елена Макарова. - Здесь же чашки и какая-то посуда. Потому что здесь и едим, и купаемся. Тут наша жизнь проходит. Здесь детские вещи лежат. Рядом мои и мужа, а сверху документы, потому, что тоже хранить негде». Самый близкий человек для переселенцев – это комендант профилактория Татьяна Студейникова. Когда-то работала на железной дороге, а потом, как и многие, бежала от войны. Сегодня она и психолог, и администратор, и официальный представитель республики для этой группы людей, живущих надеждой на лучшее. Татьяна признается, что кроме продуктов и вещей практически каждый человек нуждается в психологической поддержке. командант комендант профилактория Татьяна Студейникова «Приходится быть и сестрой, и тетей, и крестной мамой, деток уже здесь даже покрестила. И даже «жилеткой» была, в которую кто-то плачет и что-то рассказывает. Человек может близкому не рассказать то, что может рассказать мне», - говорит комендант временного пункта размещения беженцев в Харцызске Татьяна Студейникова. Количество беженцев и переселенцев в республике продолжает увеличиваться. Если раньше это были жители городов ДНР, то теперь в их числе и сами дончане. Обстрелы ВСУ вынудили людей просить защиты у главы республики Александра Захарченко. Митинг на площади Ленина, который прошел летом 2015 года показал, что в переселении нуждаются жители нескольких районов Донецка. В итоге более ста человек были переселены из поселка Октябрьский в не самые опасные районы. Размещение в общежитиях позволило этим людям впервые за долгое время воспользоваться элементарными жизненными условиями. Переселенка Валентина Степанова делится впечатлениями: «По сравнению с тем, как я там в подвале была, тут (в общежитии- прим авт.) мне спокойней, конечно. Я тут хоть искупалась, теперь довольная». Татьяна и Ольга жили неподалеку от завода «Точмаш». Под обстрелами с 26 мая прошлого года. Сейчас их обеспечили комнатой в общежитии. «Сейчас мы уже более – менее спокойные, но переживаем каждый день, как там дом, как там наши родители, как там эти обстрелы. Все равно волнуемся», - говорит Татьяна. Власти республики уверяют, что готовы обеспечить жильем любого обратившегося за помощью. Однако не каждый человек готов бросить привычный уклад и свое хозяйство. И даже риск для жизни не способен заставить думать рационально. В поселке Октябрьский людей осталось немного. Впрочем, как и целых домов. И все равно, после каждого обстрела слышны стуки молотков и звуки разбираемых завалов. Житель поселка Сергей Ермоленко показывает последствия попаданий артиллерийских снарядов и рассказывает: «Попал снаряд в сарай, помещение было нежилое, слава богу. Мы находились в доме, в дальней комнате. Развалился душ, развалилась стена, упала яма сливная». И, тем не менее, уезжать Сергей не собирается, Объясняет – хозяйство не бросишь. Сергей Ермоленко делится: «Вы же поймите - это не квартирный дом, это хозяйство. Как это все бросать? Людям жалко все бросать. Когда дома нет, все разрушено и дома жить невозможно, тогда уже да, тогда люди собираются и уезжают. А так все это хозяйство, и животных, и огороды жалко бросить. Сосед Сергея, Анатолий Овчаренко, рассказывая о ежедневных обстрелах, не может сдержать слез. Осколком мины его супруге оторвало руку, во дворе разбило гараж, машину, забор. Однако уезжать в более безопасные районы Донецка или другие города ДНР отказывается. Боится мародеров. Анатолий Овчаренко с сарказмом говорит: «Не жизнь, а малина можно сказать. Бомбят. Покоя нет. Если, например, уехать отсюда, то здесь все вынесут, разворуют все к чертям. Соседей как-то не было. Так ночью залезли, разворовали все, растаскали. Обеспечить людей жильем - одна из главных задач в республике. Поэтому специалисты министерства строительства и ЖКХ ДНР провели оценку повреждений. Это тысячи разрушенных многоэтажных домов и десятки тысяч квартир. Как один из вариантов срочного решения этой проблемы - программа восстановления жилищного фонда, но воплотить ее в жизнь сложно, поэтому разрабатываются схемы, которые условно назвали "социальное жилье". Александр Коваленко, 1-й замминистра строительства и ЖКХ ДНР рассказывает: «У нас есть много недостроенных объектов, в том числе и государственного жилья. Поэтому мы сейчас разрабатываем программу, оцениваем его объемы, чтобы понять что мы можем относительно быстро и дешево довести до необходимого состояния, чтобы можно было туда поселить людей. Второй вопрос - у нас есть различные программы, которые были ранее разработаны. Это, например, молодежное жилье. Это социальное жилье, быстро возводимое. У нас в Донецке существует линия, которая выпускает панели и позволяет строить быстровозводимые здания». министр Первый заместитель министра строительства и ЖКХ ДНР Александр Коваленко Для решения проблемы с жильем подключили ученых и студентов Донбасской национальной академии строительства и архитектуры. Они готовят проекты восстановления и постройки новых домов. Беженцы говорят, что готовы ждать столько сколько нужно, ведь война еще не окончена. Поэтому людей поддерживает надежда. Надежда, которая для жителей ДНР стала самым ценным продуктом. Надежда поддерживает жизнь. Впрочем, для многих она и есть жизнь.

Автор: Анна Ботнева

Оставить Комментарии

Новости партнеров

Загрузка...

Эксклюзив