loading...
close

Шенгенское пространство: пациент скорее мертв, чем жив?

10:41 18.09.2015 Views144 Анна Ботнева
Беженцы из стран Ближнего Востока на сербско-венгерской границе. Беженцы из стран Ближнего Востока на сербско-венгерской границе. Нашествие ближневосточных беженцев заставляет власти некоторых государств Шенгенского соглашения закрывать свои границы. Временно, как утверждается. Но хорошо известно, что нет ничего более постоянного в этом мире, чем что-то, объявленное временным. Гостеприимство, проявленное по отношению к нелегалам Германией, согласившейся принимать их оптом, уже через неделю после демонстрации этого широкого немецкого жеста повергло коренных жителей страны в состояние, которое можно назвать «процессом выхода из похмелья». Принимаемые «чужаки» восприняли добрую волю хозяев за демонстрацию поклонения пришельцам и с места в карьер начали показывать свое отношение к чуждым им евроценностям.
Видеосюжеты с улицами городов, усыпанными мусором, мужчинами «с восточными чертами лица», ломающими заграждения и цепи полиции, моментально захватили лидерские позиции по количеству просмотров в Интернете, намного опережая нарезки футбольных матчей и клипы популярных музыкальных исполнителей.
Европа испугалась. Она хотела как лучше, но получилось, как ее предупреждали. И от демократичной политкорректности ей пришлось перейти к авторитарным зажимам и запретам. Первой тревогу забила Австрия, в качестве пробного шара объявившая о том, что не будет принимать из Венгрии поезда с беженцами. По всей видимости, желающих поучаствовать в пиар-акции «посели у себя в квартире беженцев» набралось не так много, чтобы весь поток прибывающих с мадьярской стороны тихо-мирно рассосался по домам «принимающей стороны». Вакантные места в центрах по приему иммигрантов тоже быстро закончились, а палаточные городки (в лучшем случае) и таборы, построенные из чего придется, с первого дня и так не обещали ничего хорошего. Лучше ужасный (в смысле недипломатичный, нетолерантный и негостеприимный) конец, чем ужас без конца, решили австрийские власти и ввели контроль на границе с Германией (пока только на железной дороге) – чтобы те, кто рвался из Венгрии через территорию Австрии в Германию, не дай Бог, в пункте назначения не передумали и не решили сменить Берлин на Вену. В Будапеште догадались ввести блок-посты на границе с Сербией. И даже объявили о необходимости сооружения сетчатого забора четырехметровой высоты. В два ряда, с контрольно-следовой полосой между ними и по-киношному накрученной сверху «колючкой». Сейчас в венгерских властных структурах обсуждается, каким должно быть уголовное наказание для нелегалов, отваживающихся пересечь границу «снаружи вовнутрь». Похоже, что чинить препятствий для тех, кто имеет намерение двигаться в обратном направлении, не будут. По информации испанского электронного издания El Confidencial, к ужесточению пропускного режима на своих границах (пока опять-таки в основном на железной дороге) прибегли вслед за Австрией Голландия, Финляндия, Словакия. Да и в Германии пришли к выводу, что «всех не обнимешь» и закрыться бы надо. Хотя бы на время, чтобы переждать – авось в Сирии все образуется. Нельзя сказать, что Шенген впервые переживает что-то подобное. Например, в 2011 году свои границы со Швецией и Германией закрывала Дания, вводя при этом на них контроль в одностороннем порядке. «Датский режим», появление которого было обосновано движением мигрантов (в куда меньших объемах, чем сегодня), просуществовал несколько месяцев и был отменен в итоге под жестким давлением Брюсселя. Впрочем, важна не продолжительность существования «датского режима», а собственно явление. Копенгаген создал прецедент, трещинку в монолите Шенгенского соглашения о свободном передвижении по 26 странам Европы. В конце апреля того же года президент Франции Николя Саркози попытался закрыть границу с Италией, откуда сотнями наползали тунисские нелегалы. Закончилось это тем, что Саркози вместе с тогдашним итальянским премьером Сильвио Берлускони обратились к руководству ЕС с просьбой прекратить бесконтрольное пересечение границ «до момента, пока не нормализуется ситуация в Тунисе и Египте». Тогдашняя «арабская весна» погнала тысячи людей через Средиземное море в поисках спокойствия, безопасности и куска хлеба. В рамках поведения, построенного на соблюдении правил приличия беженцам, как обычно, удержаться не удалось, потому и возникла идея отгородить цивилизованную Европу от менее цивилизованной Африки. То, что происходит сегодня – закрытие границ сразу нескольких стран Шенгена – тоже прецедент, развитие прецедента. Идею страны-одиночки уже применяют несколько государств одновременно. Еще не все, но гарантий, что остальные не поддадутся искушению – никаких. Что же касается вывода, «пациент скорее жив, чем мертв» или «пациент скорее мертв, чем жив», то более или менее определенно можно будет высказаться не раньше 8 октября. В этот день в европравительстве запланированы дебаты о мерах противостояния нашествию мигрантов, но именно от того, какие пути выберут депутаты, будет зависеть, что́ в итоге прозвучит для Шенгена: диагноз или приговор.  
Оставить Комментарии

Загрузка...
Загрузка...

Новости партнеров

Закрыть