loading...
close

Купи или умри: сверхприбыль на ВИЧ-инфицированных

12:02 28.09.2015 Views500

«Самое дорогое у человека  - это жизнь. И прожить ее надо так…» С тех пор, как Николай Островский написал эти слова, не изменилось почти ничего. За исключением цены жизни. Она стала намного-намного дороже. В самом что ни на есть прямом, то есть финансовом выражении. И речь тут не о куске хлеба с маслом и приправленном икрой. Речь о лекарствах. Фармацевтика – сегодня самый выгодный бизнес. Кто-то будет уверять, что торговля оружием доходнее, поскольку все эти авианосцы, самолеты «Грады» и «Арматы» так и машут табличками с семи-восьмиразрядными цифрами. Впечатляет. Пока не увидишь суммы расходов на создание всего этого добра (затраты на сырье, энергию, инфраструктуру, рабочие руки и т.д. – полный список деталей желающие могут составить самостоятельно). 

А вот с жизнью все обстоит куда проще: нос потек – побежал в аптеку. Живот прихватило – бежишь туда же. Голова болит, зуб вдруг заныл, в ухе застреляло… А там, в этой самой аптеке - сердобольный провизор, который всучит тебе по доброте душевной все самое дорогое. Исключительно, разумеется, из заботы о тебе, о твоем здоровье. Ну не трехрублевым же мукалтином твои, извини, сопли лечить. Непременно чем-нибудь с мудреным названием, таким, что произнося на полпути останавливаешься – невозможно запомнить. Да какая разница, как его зовут, главное ведь, что с обещанным сногсшибательным эффектом, пусть и за очень дополнительные деньги. Провизор живет со своих продаж. В рамках того, насколько удачно смог купить и насколько добротно – продать. Добротно, в смысле дорого, но так чтобы клиента не отпугнуть, чтоб он со следующей проблемой снова пришел сюда же, а не в другую аптеку.

Ну ладно, это мы о разных лекарствах: для кого-то все дешевое – пустое, а все дорогое – эффективное. А если речь идет об одном и том же? Вот здесь акулам ампульно-микстурно-таблеточного бизнеса равных нет. Оружейники по умению, а главное, возможности делать прибыль, рядом не стояли. Потому как недоступен им такой трюк, как простое многократное повышение цены по собственному желанию. Конкуренты обойдут на вираже, свои аналоги за меньшие суммы покупателям всучат. Монополию в мировом масштабе там не создать.

А вот фармацевтическое производство – милое дело. Можно даже самому ничего не изобретать, а просто найти деньги (это, конечно, не настолько простая задача, как может показаться на первый взгляд, но все же решаемая). Найти деньги в количестве, достаточном, чтобы купить право на производящийся уже мендикамент. Не на разработку нового, не на многолетние исследования, не на лабораторные эксперименты и мучения вначале с подопытными животными, потом с добровольцами из числа людей, а потом еще и утомительно-бесконечную битву с гринписовцами, которые будут защищать права излечиваемых экспериментальными лекарствами до последней буквы в газете. Просто на то, чтобы купить готовое, раскрученное и неплохо продаваемое. А потом – бац! – и накрутить свое. Так, чтобы мало не показалось. Тысяч пять процентов. 

Это не фантастика. К сожалению, это горькая правда жизни. Примеры долго разыскивать не придется. На днях испанский информационный портал El Confidencial сообщил, что молодой (32 года) американский предприниматель Мартин Шкрели (Martin Shkreli), основатель, хозяин и директор фармацевтической компании Turing Pharmaceuticals, приобрел права на Daraprim – лекарство, применяемое при лечении СПИДа (а также токсоплазмоза и некоторых форм рака). «До того» снадобье можно было купить за 13,5 доллара (12 евро). «После того как» она стало стоить… 750 долларов (872 евро). Легким движением руки (росчерком пера, ударами по нескольким клавишам компьютера) стоимость лекарства выросла на 5555%. Без каких-то дополнительных затрат на производство. Просто потому что денег хочется и есть возможность их извлечь. Куда там оружейникам! Да даже торговцам наркотиками такой финт совершить не по зубам. А фармацевты могут. Легко!



В интервью агентству «Блумберг» (Bloomberg) Шкрели так прямо и объяснил, что «поднять цену – единственная форма хоть чуть-чуть заработать, прежняя цена никак не покрывала расходов». Как-то сразу тревожно на душе становится за «Байер» с его аспирином: как они-то столько лет удерживают себя от искушения поднять цены раз в пятьдесят? Ведь могут же! Запросто.

Daraprim, кстати, на рынке тоже не вчера появился – 62 года уже в продаже. Видимо все это время производители, по-видимому, страшно бедствовали и последний хлеб без соли доедали.

«Рост цен в медицине может быть из-за нехватки продукта или просто являться бизнес-стратегией компании, которая покупает старый препарат и делает препарат более специализированный и, следовательно, более дорогой. С Daraprim так и произошло», - сказал Шкрели в интервью The New York Times.

Перейти на другие лекарства против СПИДа медики не могут. По крайней мере, в обозримом времени – многие американские госпитали уже заявили, что находятся между двух огней: пациенты вряд ли финансово потянут аппетит Шкрели, а другие, оставшиеся более дешевыми медикаменты, использующиеся для лечения от этой болезни менее эффективны и причем значительно. 

Конечно, такая ситуация вечно длиться не будет, но к моменту, когда ученые изобретут что-то новое такого же уровня молодой бизнесмен присмотрит себе новую цель. Да еще и не факт, что то, что откроют исследователи, окажется дешевле цен, которые зарядил Шкрели: если уровень задан, зачем его сбрасывать в десятки раз? 

Daraprim – это не единственный случай. Похожая ситуация складывается с доксициклином, антибиотиком, который на рынке уже давно. Его цена неожиданно изменилась с 20 долларов до 1849 $. Врачи из Американской ассоциации инфекционных заболеваний (Infectious Diseases Society of America -  IDSA), для которых сострадание к больному и клятва Гиппократа – не пустой звук, пишут письма главе Turing Pharmaceuticals с требованиями (просьбами) вернуть цены на прежний уровень. Но… 

«Обеспечьте капиталу 10% прибыли, и капитал согласен на всякое применение, при 20% он становится оживленным, при 50% положительно готов сломать себе голову, при 100% он попирает все человеческие законы, при 300% нет такого преступления, на которое он не рискнул бы пойти, хотя бы под страхом виселицы». Дедушка Маркс, во всей видимости, не обладал достаточным полетом фантазии – всего триста процентов. «Это мелко, Хоботов!» 

Посчитайте, какие проценты в случае с доксициклином. Ну да, это Америка, оскал капитализма и т.д. А что, в России капитализм скалится по-другому? Если государственными нормами этот самый оскал до размеров скромной обаятельной улыбки не свести, самым дорогим у человека будет не жизнь, а ее поддержание.

Не стоит рассчитывать, что с ценами на медикаменты все «устаканится» само собой по велению рынка. Дело в том, что предприниматели от фармацетики знают, куда бить и как удовлетворять свои запредельные аппетиты. Это хорошо видно по ситуации, которая сложилась в Испании с лекарством для лечения гепатита С Sovaldi. В настоящее время в стране насчитывается около 900 тысяч человек, пораженных этой болезнью. Необходимое количество названного препарата на полный курс лечения (12 недель) стоит, в соответствии с заявлениями компаний, которые торгуют Sovaldi 30 тысяч евро. 

В то же самое время исполнительный директор неправительственной организации «Право на здоровье» (Salud por derecho) Ванеса Лопес утверждает, что цена лекарству – 400 долларов, а все остальное – спекулятивные накрутки заинтересованных лиц и компаний. 900 тысяч – цифра серьезная. Для государства, население которого составляет 47 миллионов – это два процента с мелочью от общего количества жителей страны. Лечить надо всех – население требуется беречь, оно же – основа благосостояния страны. И когда у населения реально нет денег на такие расходы, вынуждено будет раскошелиться правительство. Что в Испании и происходит. 

Нет сомнения, что в Америке игра идет по такой же схеме, точно так же смогут сыграть и в России. Везде и всегда найдутся желающие уступить запросам компаний за возможность присосаться к большим деньгам, которые будут курсировать между государственным карманом и кошельками компаний, обладающих правами на конкретные лекарства. Большинству снадобий, как вы понимаете, столь крутое повышение стоимостных показателей не грозит, но по мелочи, кусаться цены будут. Джек-поты же будут сосредоточены на тех медикаментах, что способны спасать народ от вымирания. Именно поэтому контроль над фармацевтикой – дело государственное.

 

 

Автор: Владимир Добрынин
Оставить Комментарии

Загрузка...
Загрузка...

Новости партнеров

Закрыть