loading...
close

Война закончилась, да здравствует она

11:05 02.10.2015 Views1136 Анна Ботнева

Уже месяц в Донецкой народной республике наблюдается относительное затишье. Дети пошли в школу, снова открываются магазины, возвращаются люди – жизнь постепенно возвращается в свое русло. Но есть места, в которых с наступлением так называемого режима тишины практически ничего не изменилось. О ситуации в населенных пунктах, где о перемирии даже не слышали, рассказывает военкор Михаил Андроник.

Мы выехали из центра Донецка по Артема, до ЖД-вокзала, микрорайон Первая площадка, разрушенный западный автовокзал, Вторая площадка и вот спустя всего 10 минут оказались совсем в другом мире.

Блокпост, согласование с командирами и через руины химзавода нас сопровождают на передовую. «Вольво-центр», вернее то, что от него осталось, флаг Новороссии – единственное, что украшает его. Здесь военнослужащие 11-го полка армии Донецкой народной республики держат оборону города.

Я спешу на передовую в окопы. Уже несколько дней подряд отсюда поступают сведения о провокациях со стороны украинских силовиков. 

Спрашиваю, как относятся бойцы к "режиму тишины" и верят ли в наступление прочного мира на Донбассе.

–  Как по мне, лучше пусть стреляют, когда тихо, как-то не по себе. Зловещая тишина, какая-то. А мира не будет, пока свою землю не заберем. 

Командир взвода с позывным "Русский" уже год находится на этих позициях, сам из Мариуполя. Подавляющая часть его личного состава тоже из Донбасса, российских добровольцев почти не осталось. Кто-то вернулся домой, кто-то, заразившись смертельным вирусом войны, уехал в надежде попасть добровольцем в Сирию. 

Картина, открывшаяся нашему взору, ужасает – здесь не сохранилось ни пяди земли, на которую бы не упал снаряд или мина, земля усыпана толстым слоем обломков, везде торчат неразорвавшиеся боеприпасы, стены построек испещрены пулями и осколками.

На парковке «Вольво-центра» на вечной стоянке покоится некогда очень дорогостоящая строительная техника, сейчас годная разве что на металлолом. 

Доходим до окопов, дальше начинается поселок Пески, занятый украинскими силовиками. Бойцы на посту на первый взгляд расслаблены, но это не мешает им непрерывно контролировать периметр и докладывать обстановку. 

– Сегодня тихо, – говорит боец с позывным "Старый". – Вот позавчера они нам устроили "дискотеку". Клали со всего, в ход шли и АГСы (автоматический гранатомет станковый прим. авт.) и РПГ, и бронетехника и минометы. А сегодня войны нет. Тем не менее, я остаюсь на посту, зная что последние несколько месяцев украинские силовики предпочитают темное время суток для своих провокаций.

На Донбассе осень, мягкая и медленная. "Зеленка" начинает опадать, и с наших позиций открывается вид на поселок Пески. Населенный пункт занят подразделениями ВСУ и добровольческими батальонами, местных жителей в нем почти не осталось. На каждом более-менее высоком строении развевается украинский флаг. 

Со стороны Донецкого аэропорта начинается сильный пожар и слышны мощные, глухие разрывы. Я связываюсь со своим коллегой Андреем Филатовым, он находится в данный момент на позициях в районе Спартака, но у него все тихо. Скорее всего, ВСУ ведут взрывные работы, укрепляя свою линию обороны. 

Поля вокруг «Вольво-центра» усыпаны фосфором, зажигательные мины до сих пор периодически применяются украинской армией, а до весны этого года использовались ею ежедневно. 

Постепенно смеркалось, я провел на передовой уже больше шести часов и, казалось, что сегодня уже ничего не нарушит тишину.

Стало темно, по блиндажам зашуршали мыши, и время от времени появлялась почти дикая кошка, ловила мышь и убегала. Бойцы скучали, кто-то разговаривал с женой по телефону, кто-то спорил за увольнительные, кто-то просматривал «зеленку» в прибор ночного видения. 
Внезапно мы услышали знакомый шорох.

– АГС!

Спустя мгновение мы очутились в блиндаже и в следующую секунду услышали характерный разрыв.

– По передовой произведен одиночный залп из АГС, - доложил один из бойцов по радиостанции.

– Определили направление?

– Направление блокпоста.

От украинского блокпоста до наших позиций 1100 метров, дальность работы АГС – 1750. Только мы собрались покинуть наше убежище, как прилетел еще один "вог" (снаряд от АГС).

Военный повторил доклад по радиостанции. На этом обстрел закончился. Казалось бы. Снова наступила полная тишина. К этому времени взошла луна, и видимость заметно улучшилась. 

В начале десятого я отправился в сторону «Вольво-центра» с твердым намерением лечь спать. Как оказалось, зря.

Ровно в 22.00 30 сентября украинская сторона открыла шквальный огонь по позициям 11-го полка. В ход не пошли разве что танки. Бойцы армии Донецкой народной республики постоянно запрашивали разрешение на открытие ответного огня, в ответ получали приказ: "Огонь не открывать". Своего возмущения они не скрывали, но неукоснительно его выполняли.

– Что нам терпеть? Смотреть, как нас убивают?

Я пристроился для наблюдения в импровизированном укреплении из оружейных ящиков, наполненных песком. ВСУ лупили по позициям ДНР со всех видов вооружения, толком уже было и не разобрать. Можно точно сказать, что работали БМП-1, БМП-2, с помощью их огня скрывали залпы АГС, по соседним позициям украинские силовики отрабатывали из РПГ-7 и конечно же в ход шли все виды стрелкового вооружения – от автоматов до крупнокалиберных пулеметов.

Солдаты постоянно запрашивали разрешение на открытие ответного огня, дежурный постоянно докладывал в штаб о происходящем.

"Русский" уже начинал злиться.

– Какой ответный огонь? Вы не видите, они вас провоцируют, ищут огневые точки!

Пару раз прилетали так называемые "сапоги" (реактивный используемый в БМП-1 и СПГ. прим.авт.), и я лбом смог прочувствовать ударную волну. Осколками, благо, меня не зацепило. 

– Ты бы каску надел, - посоветовал Русский, но в спешке шлем был оставлен в машине и добраться до него сейчас не представлялось возможным. 

Обстрел прекратился так же внезапно, как и начался. К 23.00 плотность огня заметно снизилась, и вскоре все утихло. В окончание БМП-1 ВСУ выпустила несколько снарядов навесом в сторону города. 

Русский справился по постам о потерях, к счастью, обошлось без последних, и мы спустились в бункер. Меня угостили наваристым солдатским супом, и остаток вечера мы провели за чашкой чая и беседой о совершенно посторонних вещах.  

 

Михаил АНДРОНИК
 

 

 

Оставить Комментарии

Загрузка...

Новости партнеров

Закрыть