loading...
close

Участник штурма «Норд-Оста»: трагедия, что не спасли всех

18:26 26.10.2015 Views299

26 октября в Москве возле театрального центра на Дубровке поминали жертв захвата «Норд-Оста», произошедшего 13 лет назад. В траурной церемонии приняли участи родственники жертв, бывшие заложники и те, кто принимал непосредственнее участие в освобождении заложников. В частности, Иосиф Кобзон, который в те дни не раз в качестве переговорщика заходил в захваченное задние и сумел убедить террористов освободить несколько человек, в том числе  детей. В православных храмах были отслужены панихиды по жертвам трагедии.

23 октября 2002 года группа вооруженных людей захватила заложников в здании театрального центра на Дубровке, где в это время шел мюзикл «Норд-Ост». В заложниках оказались 912 человек – зрители, артисты и работники театрального центра, в том числе около 100 детей школьного возраста. Главарь террористов Мовсар Бараев потребовал от российских властей прекратить контртеррористическую операцию федеральных войск в Чечне. Террористы заявили, что будут убивать за каждого раненого или убитого боевика по 10 заложников. Они заминировали зрительный зал и разместили среди зрителей женщин-смертниц с «поясами шахидов».

Здание театрального центра было оцеплено нарядами милиции, бойцами спецподразделений МВД, напротив входа были установлены два бронетранспортера. Более двух суток с террористами вели переговоры политики, депутаты, актеры, журналисты, представители Международного комитета Красного Креста. 24 октября боевики пропустили в здание театрального центра депутатов Асламбека Аслаханова и Иосифа Кобзона, британского журналиста Марка Франкетти. Переговорщики вывели из здания несколько человек, однако уговорить террористов передать заложникам воду и еду им не удалось.

На следующий день в театральный центр вошел руководитель отделения неотложной хирургии и травмы Центра медицины катастроф Леонид Рошаль, который передал заложникам медицинские препараты и оказал первую помощь. За трое суток переговорщики вывели из здания 58 человек, нескольким заложникам удалось убежать самостоятельно. Остальные жертвы все это время находились без воды и пищи.

Рано утром 26 октября в здании центра прозвучали выстрелы. Как выяснилось позже, террористы расстреляли двух заложников. В связи с угрозой взрыва здания и гибели людей было принято решение о начале операции по освобождению заложников силами спецподразделений ФСБ.

«Решение о начале штурма поступило из оперативного штаба. – рассказал Nation-news.ru участник штурма «Норд-Оста», полковник запаса подразделения «Альфа» Центра специального назначения ФСБ Виталий Демидкин. –  Я не мог находиться там постоянно, поскольку одна часть моего подразделения находилась в автобусе, а вторая с первых минут нашего приезда на место занимала клуб с заднего торца захваченного здания театрального центра на Дубровке. Мы держали оборону на случай возможной попытки прорыва террористов через сцену. Там было две замурованных двери, но при подрыве через них можно было попасть в подвал и уйти. Конечно, было оцепление, но все-таки попытка прорыва не исключалась. Именно поэтому часть сотрудников была в автобусе на расстоянии прямого выстрела от  здания, а часть находились в клубе. Периодически я приходил докладывал обстановку и уходил. Проверял несение службы подчиненными. Как я понял, решение о штурме было принято на самом высоком уровне руководства государства. Незадолго до начала операции я получил распоряжение  зачистить подвал для возможного накопления сотрудников на случай штурма здания не изнутри, а снаружи. А дальше мы действовали по плану».

В результате операции были убиты 40 боевиков, включая главаря группы Мовсара Бараева. Два террориста были задержаны. Взрывотехники изъяли 15 автоматов, пистолеты, гранатомет, 25 «поясов смертников» и два мощных заряда, в каждом из которых было по 40 кг взрывчатки.

До начала штурма боевики убили пять заложников, еще 125 погибли в ходе спецоперации и в больницах из-за кислородного голодания, обезвоживания и дыхательных расстройств.

«Надо учитывать, что организм у людей в зале был сильно ослаблен. – рассказывает Виталий Демидкин. – Усыпляющий газ – как наркоз. И даже в больницах при индивидуальном применении люди умирают о т него. У кого-то сердце остановилось. У кого-то передозировка. И бывает трудно предугадать. Вроде бы здоровый мужик под 100 килограмм, а ему достаточно два раза вдохнуть, и сердце не выдерживает. А другой щуплый на вид – и хоть бы что. Даже не обезболивает.  В данном случае люли был обезвожены, долгое время обездвижены в сидячем положении».

По воспоминаниям Виталия Демидкина, у многих, кто сидел в креслах, после действия газа головы запрокинулись назад. Произошло расслабление мышц языка и его западение. В результате люди задохнулись. Что можно было сделать в такой ситуации?  Когда наши группы спецназовцев зашли в зал, у каждого было несколько доз антидота. Но учитывая наличие смертниц с поясами шахидов, которые могли сработать то ли от нажатия на проводной пульт, то ли командой с внешнего источника, и подрывные устройства в зале и на сцене, сначала им было необходимо уничтожить террористов, находившихся в зале и вокруг него. И только после этого можно было приступить к спасению людей. В противном случае кто-то легко мог со стороны подождать, пока люди накопятся в зале, и активировать взрывчатку извне. Пока обезвреживали все прошло минут сорок. И только после этого смогли запустить медиков и начать массовую эвакуацию.

«Свободные сотрудников управлений «А» и «В», которые принимали участи в этих операциях, кололи антидоты, выносили людей, переворачивали их на бок или живот, чтобы не было западения языка. – вспоминает Виталий Демидкин. – Но рук не хватило на всех сидящих с запрокинутыми головами или лежавших навзничь. К сожалению, такие большие жертвы».

Вспоминает Демидкин несколько случаев спасения. На балконе зрительного зала находилась учительница с классом. Неизвестно как, но она сумела предположить, что может использоваться газ. И тогда она собрала детей и проинструктировала, что как только пойдет газ, по ее команде или если дети поймут это сами,  им надо взять платочки, какие-нибудь тряпочки, оторвать рукав от рубашки, намочить, лечь  лицом и дышите через мокрую ткань. Весь класс выжил. Вот так подготовка на уроках ОБЖ помогла спастись целому классу. Еще один случай – врач предупредил жену, что как только почувствуешь газ, ложись вниз лицом. И женщина выжила.

 

После завершения штурма вышло несколько публикаций, в которых представители западных спецслужб в один голос твердили, что при такой операции человеческие потери неизбежны. И русский спецназ вполне уложился в существующие «нормативы».

«На Западе свой подход к расчетам. – говорит Виталий Демидкин. – Нас учили, что если хотя бы один заложник погиб – операция прошла неудачно. А тут больше 130 человек. Действовали мы правильно, но спасти всех не смогли».

Оставить Комментарии

Загрузка...
Загрузка...

Новости партнеров

Закрыть