loading...
close

Позиции ДНР под Озеряновкой: перемирие во всей красе

13:22 30.10.2015 Views1409

Перемирие в военном противостоянии Украины и народных республик Донбасса не обходится без мелких инцидентов и перестрелок на линии соприкосновения. Согласно последним сводкам армии ДНР, стычки с ВСУ и бойцами добровольческих батальонов происходят повсеместно. Корреспонденты Nation-news.ru отправились на передовые позиции бойцов ДНР под Горловкой, чтобы увидеть своими глазами все тонкости «перемирия» на юго-востоке Украины.

Напряженность нарастает

«Обстреляли район аэропорта из минометов, в микрорайоне Гольма, что на севере Горловки, мина повредила жилой дом, Украинские силовики продолжают концентрировать тяжелое вооружение на линии соприкосновения», - и дальше следуют подробности что, куда и когда, еще пригнала украинская армия. Сводки не отличаются разнообразием: день ото дня, одно и то же.

Донецк сегодня гремел весь день, но что это было – никто так и не понял. Официальные лица никаких комментариев не дали. Отчетливо было слышно прилеты мин в районе аэропорта, но было еще что-то, что-то очень тяжелое.  По городу ползли слухи, непонятно кем и для чего выдуманные, паники они не вызывали, но обывателя вводили в замешательство.

За последний месяц по данным военной разведки и свидетельствам местных жителей военное командование Украины, вывело на передний край всевозможные добровольческие батальоны, отряды иностранных наемников и подразделения названия, которых с трудом выговариваются. В последние дни появились тревожные сообщения, что на откуп ДУК «Правый сектор» отдали также КПП на границе с республиками. Подразделения ВСУ отошли на вторую линию обороны.

Зная, что представители одного из таких батальонов заехали по соседству с нашими знакомыми в Горловке мы решили ближайшие несколько дней там и понаблюдать, как будут разворачиваться события.

История саксофониста

Выехали в сторону Горловки уже под вечер, темнело. Чуть не влетели во взорванный железнодорожный мост на кольцевой. Ехать приходилось осторожно, в светлое время суток дорога занимала чуть более часа. Горловское шоссе не освещается и все изуродовано попаданиями всевозможных снарядов. В начале года за контроль над этой трассой шли ожесточенные бои. После Ясиноватского блокпоста, который находится на своеобразном виадуке, в дорожном полотне попадаются такие дыры, что ни одним шиномонтажом уже не отделаешься.

На следующем блокпосту, после проверки документов солдат интересуется куда я направляюсь.  

– В Горловку, – отвечаю я.

– Слушай, парнишку не захватишь? Отстал от автобуса.

– Да, конечно! – говорю я.

Убираю телефон и документы с пассажирского сиденья и открываю дверь. Ко мне в салон, из темноты южной ночи, запрыгивает пацан лет семнадцати.

– Привет, – говорю  я ему. – Куда тебе?

– В Пантелеймоновку, - Кажется, он очень рад нашей встрече. – Опоздал на последний автобус, из Донецка. Шел пешком.

– До Пантелеймоновки?!

– Ну да. Хотел на прошлом блокпосту машину поймать, но там мне не разрешили находиться. Там же «военный объект», говорят. А на этом остановили, сказали, что сейчас посадят меня к кому-нибудь.

Осторожно маневрируя в темноте между кучами земли выпавшей из вспоротых брюшин мешков на брошенных блокпостах, я стараюсь поддержать разговор.

– А в Донецке, что? Учишься, работаешь?

– Учусь. В музыкальной академии, на саксофониста.

Я не верю своим ушам.

– Да ну? Серьезно? А во время боевых действий, ты здесь был?

– Да, учился, а что делать?

Я проникаюсь глубоким уважением к этому пареньку, который, несмотря ни на что, проделывает такой путь, по не самой безопасной дороге, которая постоянно подвергается обстрелам со стороны ВСУ, чтобы учиться в музыкальной академии. От Донецка до Пантелеймоновки по кромешной тьме.

Я понимаю, что правительство Украины зря влезло сюда со своей АТО. Здесь живут люди, которые будут продолжать жить, работать и творить, несмотря ни на что. Какими бы снарядами их не убивали, как бы их не ущемляли. Их  просто невозможно сломить. Это русские люди.

Мы подъезжаем к поселку.

– Говори, где остановиться, я здесь слабо ориентируюсь.

– А вот, можно прямо здесь.

Я притормаживаю и краем глаза замечаю, что мой попутчик нерешительно мнет в руках купюру, как-бы, надеясь на то, что я откажусь.

– Нет, не вздумай!

– Ну как же?

– Ничего не надо, просто продолжай заниматься своим делом. Это прекрасно.

– Спасибо, хорошей дороги Вам!

Паренек выскочил и тут же скрылся в темноте. Пораженный до глубины души этой историей, я даже имени его не спросил.

Озеряновка:  форсаж по растяжкам

Спустя некоторое время я был на месте. Поселок Озеряновка, входящий в Горловский городской совет, до января находился в так называемой буферной зоне - чем активно пользовались украинские силовики. С этих улиц украинская артиллерия била по Горловке. Отсюда она могла достать практически до любой точки города.

21 января, после того, как ВСУ несколько дней ровняли Горловку тяжелой артиллерией, силами ополчения Донецкой народной республики, было принято решение занять Озеряновку и прекратить варварские обстрелы города. Сейчас здесь дислоцируется батальон территориальной обороны ДНР и спецподразделение «Троя». С ними мы и провели следующие сутки.

– Как у Вас дела?

– Да, как обычно, ползают, наглые. Сейчас грузины заехали с той стороны. Стрелять нельзя. Теперь даже в «нейтралке».

Мы коротаем вечер за столом и обсуждением текущей ситуации и воспоминаниями событий начала года, в то время я находился в Горловке и был свидетелем событий, которые разворачивались здесь. У нас оказывается большое число общих знакомых. Под ногами бегает мордатый рыжий кот, кличка Сепар. В доме очень тепло и чисто, на улице темно и холодно.

С утра, хорошо позавтракав, очень вкусным домашним борщем, мы собираемся на позиции. Одеться нужно потеплее. Ночью прошла информация, что на территорию ДНР зашло несколько диверсионных групп противника, нужно будет быть очень внимательными. Последнее время участились случаи нападения диверсантов на позиции вооруженных сил республики.

По пути на позиции заходим на ферму, предприятие действующее, выращивают грибы. После отступления украинской армии, в январе, здесь до сих пор огромное количество мин и растяжек, за ними то мы и пришли. Бойцы рассказывают нам, как нужно себя вести, если услышал звук сработавшей растяжки - пару недель назад здесь проходили бойцы подразделения и обнаружили несколько таких подарков.

Идем осторожно, ступая «след в след». Подходим к предполагаемому месту минирования. Белый, командир подразделения, осторожно осматривает местность и, наконец, находит гранату Ф-1. К ее чеке с двух сторон закреплена гибкая, почти незаметная проволока.

– О, это как раз для любителей дернуть «Кошкой» (один из способов разминирования). Цепляешь такую и она к тебе летит.

Белый осторожно срезает кусачками проволоку, вставляет новую чеку и выкручивает взрыватель.

Идем дальше. Дорога до позиций представляет собой абсолютно прямой асфальтированный участок длиной чуть более километра.

– До войны здесь проходили соревнования дрэгрэйсеров, «Горловский форсаж».

Сейчас через каждые три-пять метров дыры от попаданий украинских снарядов. О гонках напоминают только надписи на бетонных блоках.

Лицом к лицу с «Айдаром»

Мы на позициях, перед нами необъятное поле – напротив укрепрайон противника, там дислоцируется 150 бойцов батальона «Айдар». Я уже встречался с ними в Луганске, прошлым летом – они «прославились» зверствами, которым подвергались жители «освобожденных» ими населенных пунктов. Нам необходимо быть внимательными.

Позиции бойцов ДНР, хорошо укреплены, грамотные глубокие окопы, хорошо укрепленные точки ведения огня и блиндажи. На укрепе живет кошка с выводком, Муська.

– Досталась нам от укропов, - говорит Белый. - -Жила на украинском блокпосту, потом к нам прибилась. А ей же все равно. Главное, чтобы кормили.

До вечера время проходит быстро. Пока тихо, военные занимаются строительством новых блиндажей и рытьем окопов. Изредка где-то в стороне Пантелеймоновки, вспыхивают краткосрочные перестрелки. На наших позициях тишина.

Темнеет… и холодает. Позиции у бойцов четко распределены, между собой, ПТУР, АГС, «Утес». По радиосвязи призывают быть всех настороже:

– Повышенное внимание, наблюдайте!

Я сижу в импровизированном шалаше и смотрю сквозь ветки, как огромные хищные птицы бесшумно скользят над «зеленкой». Костер уже потух - ночью его разводить нельзя.

Мы слышим глухую очередь залпа автоматического гранатомета, все напряжены: «Куда же прилетит?». Разрываются снаряды далеко, все выдыхают. Еще один залп. Я смотрю на часы, полдевятого. Разрывы раздаются уже ближе.

Все разбежались по позициям и наблюдают. Опускающийся на долину туман, сильно ухудшает видимость. Со стороны украинского укрепрайона полетели трассера потом до нас донесся звук очереди крупнокалиберного пулемета.

– Нас обстреливают, над головой летят пули крупного калибра, - передает эфир.

Локальные перестрелки вспыхивают все чаще, слева и справа от наших позиций. «Айдар» напротив молчит. Позже с украинской стороны подключаются минометы – судя по звуку, калибра 82 мм. Мы наблюдаем за этим красочным представлением. Трассера режут ночное небо, то и дело на горизонте вспыхивают вспышки залпов и разрывов. В направлении Горловки то и дело слышно тяжелые разрывы.

Перемирие во всей красе...

Автор: Михаил Андроник
Оставить Комментарии

Загрузка...
Загрузка...

Новости партнеров

Закрыть