loading...
close

Павел Губарев: Миссия Донбасса – возвращение русской идентичности

19:32 04.11.2015 Views6658 Николай Шендарев

В среду, 3 ноября, в петербургском книжном магазине «Буквоед» состоялась презентация книги Павла Губарева «Факел Новороссии». В этой уникальной книге бывший «народный губернатор» Донбасса, а ныне - глава общественной организации «Народное ополчение Донбасса» и лидер политического движения «Новороссия» рассказал о том, как зарождался процесс самоопределения русских людей на Восточной Украине, а также дает полную летопись первых тяжелых дней существования Донецкой и Луганской народных республик.

Журналисты Nation-news.ru побывали на презентации и взяли интервью у самого Павла Губарева – человека, с которого фактически началась «русская весна» в Донбассе.

- Добрый день, Павел Юрьевич, разрешите поздравить вас с выходом вашей книги. Расскажите, пожалуйста, как родилась идея создания «Факела Новороссии»?

- Мы родили эту идею, собравшись в кругу соратников, начали вспоминать о людях, которые ушли от нас, и которых с нами нет. Мы вспоминали, кто они были, что ими двигало. И получилось, что каждая личность, которую мы вспоминали – это действительно Личность, которой двигали идеалистические мотивы. И мы захотели запечатлеть их в тексте.

Пользуясь случаем, хотел бы выразить соболезнования жителям Питера, родных и близким тех, кто погиб в ужасной авиакатастрофе. Мы скорбим вместе с вами, Донбасс скорбит вместе с Вами – мы знаем, что значит терять близких.

Вторая задача, которую решает эта книга, и которую мы с соратниками хотели закрыть – мы хотели освободить себя от груза «владетелей событий». Как это было, мы видели воочию – и, когда мы высказали все это, выложили на бумагу, нам стало легче.

Третья задача – раскрытие идей того, что было совершено, идей «русской весны». Для нас это действительно важно, и мы надеемся, что эта книга найдет своего читателя.

- Помогала ли в создании книги ваша супруга (заместитель министра иностранных дел ДНР Екатерина Губарева), Ваши дети?

- Дети вдохновляли тем, что их не было под обстрелами – я ведь первым вывез свою семью. Поэтому дети вдохновляли тем, что я знал, что они живы. Ну а супруга – она участник всех этих событий, и в определенных главах есть и ее слова.

- Очень большое внимание в книге уделено обстановке на Украине в целом, и в частности в Донбассе, которая предшествовала государственному перевороту в феврале 2014 года. Как бы вы охарактеризовали для себя в политическом и жизненном смысле тот период, который предшествовали восстанию в Донбассе?

 - Это «хорватизация» - наверное, лучше всего назвать так. «Хорватизация» Сербии и «укранинизация» Новороссии – это очень сопоставимые по своему качеству и своей длительности процессы. Это медленное, ползучее вытравливание из самосознания русской идентичности и подмена ее украинской идентичностью, которая создавалась инженерами человеческих душ как враждебная русской – с определенными задачами, в первую очередь геополитическими.

- Как вы относитесь к тому, что на Украине сейчас ведется пропаганда того, что украинцы якобы – «правильные русские»?

- Идея звучит так, что «мы, украинцы» – это европейский народ с тысячелетней историей, дом которых - с братьями, поляками и чехами, в единой европейской семье, а «клятые москали» вырывают нас из европейской цивилизации и держат в рабстве». Идея не в том, что они другие русские – они себя не позиционируют как русские вообще. Они говорят, что «украинцы – свободолюбивый народ», а русские – «нация рабов».

Это не имеет ничего общего с исторической действительностью. И перед нами также стоит задача объяснить это, повлиять на идентичность. Миссия Донбасса в этом смысле – стать «новороссийским Пьемонтом» по возвращению на Украину русской идентичности, русской истории, и, как следствие – возвращению Украины в русское цивилизационное пространство.

Мы находимся сегодня в периоде, когда конфликт «заморожен», или почти «заморожен»: сегодня еще есть эпизоды на фронте, но они уже являются скорее исключением из правил. И сегодня мы видим, что наша работа сейчас находится в политэкономической и культурно-исторической плоскости. Сегодня мы должны сосредоточить усилия на работе с сознанием нашего врага. И если мы в Донбассе свое «дно» уже прошли, то на Украине пройдет еще некоторое время, прежде чем она этого «дна» достигнет. И после этого мы должны будем готовы взять реванш – культурно-историческими, политэкономическими и политическими методами добиться того, что на Украине снова всерьез заговорят не только о дружбе и братстве с Россией, но и о восстановлении русского единого цивилизационного пространства.

- Отдельное внимание в своей книге «Факел Новороссии» вы уделили особенностям менталитета простых людей Донбасса и удачно сравнили их с жителями Урала – то же трудолюбие, та же сила духа. Скажите, стал ли крепче менталитет, дух и воля Донбасса за последние полтора года?

- Война сплачивает, и страдания возвышают душу. Если благополучие, как сказ один донецкий поэт – это могила для души, то страдание – оно воскрешает и возвышает душу. Можно сказать, что с этого сравнения Донбасса с Уралом – по признаку того, что там русский промышленный регион – украинские «тролли» смеялись: мол, и там рабы, и в Донбассе рабы. Но мы берем во внимание, что там труженики, там крупные промышленные предприятия, там люди – часть одной могучей системы, выдающей на-гора чудеса техники. И у нас так же – мы тоже часть сложных промышленных цепочек, выдающих технику, технологию, чудеса науки и техники, чудеса концентрации воли, интеллекта и усилия.

Недавно по Сети гуляла карта количества докторских диссертаций  на 10 тысяч населения, котоая в точности повторяет очертания Новороссии. Там лидирует Харьков, а Донбасс – практически наравне с Харьковом. Новороссия вся окрашена – а в Западной Украине их гораздо меньше.

Разве докторские диссертации являются признаками рабства, а не ума? Разве причастность к крупному промышленному коллективу, где ты – один из звеньев цепочки создания чего-то величественного и сложного – разве при этом ты являешься рабом?

При этом нужно нести колоссальные затраты на то, чтобы поддерживать дисциплину на предприятии: чем сложнее производство, тем выше дисциплина. И эта дисциплинированность, покорность большому общему делу, воспринималась жителями Западной Украины как «рабский менталитет» - и я думаю, что мы им доказали, что это не так. Не будем заблуждающихся оскорблять – придет время, сами все увидят.

Николай Шендарёв, Александр Полозов

Оставить Комментарии

Загрузка...
Загрузка...

Новости партнеров

Закрыть