loading...
close

Рыбный мор довел «Балтийский берег» до банкротства

16:39 06.11.2015 Views1203

На днях стало известно о том, что ПАО «Русский лосось» и ЗАО «Балтийский берег», входящие в группу крупного рыбопереработчика «Балтийский берег» инициировали процедуру банкротства. Сейчас под угрозой гибели оказался крупнейший российский конкурент норвежского лосося. На  ситуацию повлияло несколько причин, в числе которых гибель товарной рыбы из-за эпидемии. Между тем, остаются вопросы о том, что произошло на территории лососевых ферм? Nation-news.ru разобрались в ситуации и выяснили, кто устроил «рыбный мор» и довел промыслы «Балтийского берега» до инфаркта.

Банкротство или оздоровление

В четверг СМИ сообщили о том, что компании ЗАО «Балтийский берег» и ПАО «Русский лосось» намерены подать заявления о банкротстве. Как отмечается на сайте Единого федерального реестра сведений о фактах деятельности юридических лиц, согласно положениям федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)», заявления должны быть поданы через 15 дней в арбитражные суды Петербурга и Ленобласти и Мурманской области – по месту регистрации компаний.

«Речь ни в коем случае не идет о прекращении жизнедеятельности «Балтийского берега», все- таки мы крупный производитель на рынке. Речь идет о финансовом оздоровлении группы компаний, – подчеркнула в беседе с ТАСС директор по развитию ЗАО «Балтийский берег» Анна Шевелева. – В рамках этого было объявлено о процедуре банкротства «Русского лосося» и о введении процедуры наблюдения в «Балтийском береге», которая продлится максимум в течение года, а может быть и менее».

Экономика: управленческая ошибка

Чтобы разобраться в причинах надвигающегося банкротства, Nation-news.ru связались с исполнительным директором Союза предприятий, осуществляющих деятельность в сфере рыбного хозяйства и аквакультуры «Рыбный союз» Сергеем Гудковым. По его мнению, инициация процедуры банкротства может означать, что компания под внешним управлением готовится договариваться с кредиторами о перераспределении долговой и кредитной нагрузки.

«10 лет назад, когда компания начала развиваться, когда думали над тем, какая должна быть стратегия, они после долгих поисков нашли только начинавшийся в Мурманской области проект по выращиванию лосося. Дальше не вина компании в том, что отрасль не была обеспечена законом об аквакультуре, который полноценно не заработал и по настоящий момент времени», - уверен Сегрей Гудков.

По словам эксперта, особенность аквакультуры заключается в том, что несколько лет необходимо инвестировать крупные средства, чтобы развивать отрасль. «Балтийский берег» принял решение, что производство будет развиваться за счет прибыли – плюс кредитные ресурсы под кредитный капитал,  и обслуживать процентную нагрузку от аквакультуры.

«Предприятию приходилось развивать полностью инфраструктуру – с населенными пунктами, с дорогами, с рабочими местами. Это самый край Мурманской области – и предприятие полностью несло на себе все риски, - рассуждает Сергей Гудков. - Однако предприятие продолжало развивать и наращивать объем производства и аквакультуры – с минимумом господдержки. Но когда произошла девальвация в национальной валюте – у них и кредиты были в валюте – то получилось, что предприятия сделали управленческую ошибку. А потом выяснилось, что еще и рыба гибнет».

Гибель рыбы: следы ведут в Норвегию

Компании потеряли большую часть прибыли из-за массовой гибели товарной рыбы на фермах «Русского лосося». Напомним, согласно данным Мурманской областной станции по борьбе с болезнями животных, в сентябре 2015 г. на рыбоводных фермах «Русского лосося» была зафиксирована массовая гибель рыбы. На фермах компании обнаружили инфекционную анемию лососевых и миксобактериоз. В итоге с 23 сентября по 1 ноября на фермах компании погибло до 187 тысяч особей.

Миксобактериоз – он же «туберкулез рыб», широко распространенное бактериальное заболевание пресноводных рыб, вызывающие поражения жабр и кожи – согласно официальным сведениям возник в острой форме по совокупности сразу нескольких природных факторов. Однако, как отмечает Сергей Гудков, естественность причин в чистом виде здесь и не пахнет: в первую очередь – из-за самого характера производства.

«Ничего естественного в искусственном процессе выращивания быть не может. Когда идет искусственное выращивание – там предусмотрены и корма, и медикаменты, и распространение вирусов и болезней. И предприятие проводит необходимые меры безопасности, которые должны быть приняты».

В появлении миксобактериоза, впрочем, не стоит винить естественные причины – в дело могла вмешаться и «невидимая рука рынка». Как известно, в борьбе за рынки сбыта крупные бизнесмены могут пойти на любой риск ради того, чтобы уничтожить своих непосредственных конкурентов. Не секрет, что «Балтийский берег» являлся главным поставщиком рыбы и основным импортозаместителем, после того, как норвежские компании потеряли доступ к российскому потребителю: на долю компании приходилась треть от общего оборота лососевых. Естественно, что самый простой способ вернуться норвежцам на рынок России – уничтожить «Балтийский берег».

Предпосылок для этого было достаточно: поскольку «Балтийский берег» завязан на прямых поставках из Норвегии – не исключено, что заражение произошло именно оттуда. Молодняк лосося завозят только из Норвегии – и уже известно, что в садках норвежской компании Norwegian Royal Salmon рыба гибла в массовом порядке. Инцидент произошел в норвежской провинции Финмарк в середине 2014 года: тогда, по подсчетам компании, погибло около 900 тонн семги.

Однако в этом смысле есть и риск: в связи с тем, что компания была долгое время зависима от иностранного рынка в оборудовании, в технологии, в кормах и специалистах, по-прежнему действуют серьезные контракты, которые могут ударить и по зарубежным партнерам. В связи с этим, отмечает Сергей Гудков, умышленное заражение лососевых ферм могло стать «обоюдоострым» для всех участников рынка.

«Кто мог «помочь»? Никому из компаний-конкурентов это не выгодно: они все находятся в том же регионе, а по воде эпидемия распространяется очень быстро. Местным жителям это тоже невыгодно – они все работают на этих предприятиях. Иностранцам тоже не выгодно – норвежцы в нас вложились и поставляли оборудование долгое время, существуют еще контракты», - отмечает эксперт.

Даже если умышленная диверсия и имела место быть - системы защиты и биологического контроля на предприятии должны в принципе исключать любого рода инфекционное заражение. В этом смысле, подчеркнул Сергей Гудков, причина гибели столь масштабного количества рыбы можно объяснить целым комплексом причин - в том числе и пресловутым «человеческим» фактором. 

«Это некая смесь и природно-климатических, и «человеческого» факторов. Но в какой степени – это отдельный вопрос. Если достаточно защитить разумными и экономическими мерами защитить предприятие, то очень невысок риск того, что инфекция туда проникнет, - отмечает Сергей Гудков. – Видимо, где-то недоработали. Биологические риски это очень серьезная проблема: если есть где-то маленькая трещинка, то при увеличении объема производства она себя проявит».

Автор: Николай Шендарёв
Оставить Комментарии

Загрузка...
Загрузка...

Новости партнеров

Закрыть