loading...
close

Российско-китайский тандем и «евразийская квадрига»

13:01 12.11.2015 Views388 Версия для печативерсия для печати

Несмотря на открытие и освоение Нового света, центром тяжести мировой цивилизации продолжает оставаться ее колыбель, Евразия. При этом западные и восточные окраины последней втянуты в то, что называют «западное сообщество». Оно упорно провозглашает себя сообществом мировым и узурпирует право говорить от имени всего мира.

Западное сообщество включило европейскую цивилизацию, из недр которой и вышло, большую часть лимитрофных земель, отделяющих и соединяющих ее с российской цивилизацией, поглотило или продолжает поглощать Балканы и Украину с прицелом на Белоруссию. На Тихом океане в западное сообщество вошли Япония, Южная Корея, Тайвань.

В арабском мире оно раздувает пожары, подбирающиеся к воротам России, Китая, Индии и пылающие у самого порога Ирана – государств, не входящих в состав западного сообщества и обладающих значительной степенью суверенитета по отношению к нему. Запад же старается закрепиться в Центральной Азии и обладает важными позициями в Афганистане, ключевой стране этого региона и разделяющего Евразию пояса межцивилизационных земель – Великого лимитрофа. Он подобно анаконде душит Иран, Россию, а при необходимости может начать удушение Китая и Индии. Последняя с XV века стала превращаться в колонию растущего Запада; сильнейший натиск его столетиями испытывали Китай, Иран и Россия. Подобно удавке, Запад ограничивает степени свободы и возможности для развития всех этих стран, заставляет их обслуживать исключительно свои собственные интересы.

Поэтому в политическом плане он представляет собой проблему, причем – самую серьезную политическую проблему для данной «евразийской четверки». Общую проблему нужно решать общими же усилиями. Стратегические – средне- и долгосрочные интересы России, Китая, Индии и Ирана требуют их сотрудничества и партнерства для создания альтернативы третирующему эти державы западному миропорядку.

«Евразийская четверка» должна стать «евразийской квадригой» – альянсом стратегических партнеров. Консолидирующая основа, ось, на которой возможно формирование этого альянса – связка Москва – Пекин, или «Чироссия».

Известно, что США контролируют стратегически значимые для Китая морские и океанские пути – пути, по которым туда доставляют импортные товары, в частности, основную массу необходимого ему сырья и углеводородов, пути, по которым КНР экспортирует собственную продукцию. Таким образом, стратегически Китай весьма уязвим.

Для преодоления этой стратегической уязвимости Пекин должен диверсифицировать свою транспортную инфраструктуру, используя континентальные земли, а также Северный морской путь. Руководство страны это хорошо понимает. Оно планирует создание транспортных коридоров по программе «Великого шелкового пути».

«Великий шелковый путь» XXI века – идея масштабная, однако имеющая очень слабые стороны. Объекты, в которые собираются вложить немалые средства, расположены на территориях, входящих в состав Великого лимитрофа, отличительная черта которого – хроническая, врожденная нестабильность, нестабильность как коренная, системообразующая черта. И эта нестабильность становится все более грозной благодаря действиям самых различных сил, в том числе – сил, «подогреваемых» Западом. Таким образом, проект «Великого шелкового пути» подвержен сильным геополитическим рискам.

Гораздо меньшие риски связаны с транспортными путями, которые будут проходить по землям Казахстана. Еще менее рискованна в этом отношении Монголия, но наиболее безопасна все же Россия. Транспортные пути по-любому должны идти по ее землям – надежные в геополитическом плане выходы на европейский рынок находятся только в Российской Федерации.

Идея же создать транспортный коридор к Европе через Среднюю Азию – Киргизию, Узбекистан, Туркмению, Турцию, тем более через Кавказ, более чем сомнительна: выпадение любого звена в этом геополитическом пазле, который, кстати говоря, нужно еще собрать, обрушит всю цепь и обессмыслит все огромные инвестиции, которые окажутся потраченными напрасно.

Следовательно, строить трансконтинентальные магистрали лучше сразу через Россию. При этом можно задействовать пространства Монголии и, в дополнение к основным путям через Россию и МНР, линии по территории Казахстана.

Данное соображение касается также создания нефте- и газопроводов. Кроме того, трубный газ заведомо дешевле сжиженного. Поэтому позиция, занятая китайским руководством в данном вопросе по отношению к российским проектам, таким как «Сила Сибири», вызывает недоумение. Стратегические интересы КНР требуют, причем как можно быстрее, получения дешевого энергосырья, доставляемого наиболее безопасным с точки зрения геополитических рисков способом. Этим условиям газопроводы, питаемые газом, добытым именно в России и пролегающие по территории РФ, отвечают наилучшим способом из всех мыслимых.

Стремление китайских чиновников, отвечающих за энергетический комплекс своей державы, выжать из трубопроводных сделок с Россией как можно больше выгод и бонусов, страдает близорукостью и мелкотравчатым прагматизмом, зауженностью стратегического мышления. Чем быстрее трубопроводы из лимитрофной Средней Азии, которой все более угрожает воинственный исламизм, будут «подстрахованы» газопроводами, лежащими в глубине российской территории, набитыми российским же газом, тем меньше Китай будет зависеть от коллективного Запада, тем больше возможностей строить внешнюю и внутреннюю политику, исходя из собственных интересов, откроется Поднебесной.

Я уж не говорю об СПГ-проектах, то есть об обременительно дорогом для китайской экономики газе, идущем морским путем, крайне уязвимым для операций ВМФ США. Таким образом, чем быстрее заработает большой газовый насос «РФ – КНР», тем лучше для самого Китая. Полагаю, что для обеспечения своей энергетической безопасности Пекину целесообразно закупать в России и транспортировать по ее же территории от трети до половины потребляемого им газа. Кроме того, для него, особенно в условиях наметившейся на нескольких участках экономической и санкционной войны между США и Пекином, было бы полезно иметь на российской территории и значимые резервные мощности в видах возможной прокачки дополнительного количества углеводородов по направлению к китайской границе. Но все это должно быть выгодно и самой России: создание вышеобозначенной инфраструктуры и продажа нефти и газа по себестоимости никак не отвечают ее национально-государственным интересам и попахивают неоколониализмом.

От того, построят ли газопроводы и скоростные, имеющие большую товаропропускную способность транспортные системы через РФ и как скоро это произойдет, зависит будущее Китая и всего мирового порядка – быть ли Поднебесной индустриальной обслугой Запада или державой высшего ранга.

США это понимают. И бьют сейчас по России, дабы, в том числе, не дать подняться Китаю. Россия в плане внутреннего своего положения намного уязвимее «Срединного государства», она – «слабое звено», благодаря въевшемуся в ее сознание варварскому по своей сути западоцентризму, переходящему весьма часто в открытое западопоклонство. Западоцентризм и западопоклонство – это системы взглядов, концентрирующиеся вокруг идей и представлений о том, что лучшее из всего, что есть на земле, находится именно на Западе, придумано и сделано там; при этом своя собственная родина мыслится западоцентристам чем-то ущербным, второ-, а то и третьесортным, неким расходным материалом, которого не жаль для воплощения высших, «общечеловеческих», ценностей, коими переливается Запад.

«Евразийская четверка» сопряжена геополитически. Сфера этого сопряжения – уже упоминавшаяся Центральная Азия, часть Великого лимитрофа, взрываемая США с помощью своих союзников и исламистских движений, к формированию которых они приложили руку. Именно в Центральной Азии следует начать и наладить стратегическое взаимодействие «евразийской четверки», причем в различных форматах – двух-, трех-, и наконец, четырехстороннем, который должен увенчать создание предполагаемого альянса. Центральная Азия может и должна стать его надежным стратегическим тылом. Ей самой это принесет желаемое процветание и спокойствие. Россия, Китай, Иран, Индия должны обнулить геополитическое влияние Запада в этом ключевом регионе, выдавить из него американских «агентов влияния» настолько, насколько это возможно.

Если «евразийская четверка» соберется и запряжет квадригу, то долее середины текущего века американское превосходство в мире не проживет и сформируется полноценный многополярный мир.

Российские псевдолибералы любят говорить о «китайской угрозе» для нашей страны, любят будировать тему опасности со стороны Поднебесной, в частности, в Сибири и на Дальнем Востоке. Западные – американские и европейские авторы, тоже весьма охотно рассуждают в этом ключе.

Но всяческие рассуждения и проекты такого рода основаны на непонимании и подмене истинных интересов Китая и России, и являются попытками манипулировать общественным мнением этих стран и направить их политику в нужное манипуляторам русло, которое на самом деле является громадным стратегическим тупиком.

Онтологический интерес России – в создании крепкого экономического и политического блока в рамках российско-евразийской цивилизации, онтологический интерес Китая – в создании аналогичного блока в пределах совершенно иного – восточноазиатского (Китай, Корея, Япония) – культурно-исторического мира, и в подтягивании к этому блоку Юго-Восточной Азии.

Таким образом, сфера стратегических китайских интересов лежит не в Сибири, а в совершенно иных районах земного шара. И реализовать свои интересы мешают Поднебесной прежде всего Соединенные Штаты, которые раскололи восточноазиатский мир и не дают ему объединиться на цивилизационной основе так, как это произошло в Европе.

Если в Старом свете Вашингтон способствовал интеграционным процессам, которые были ему на руку, вводя европейские пространства в сферу атлантического господства, то в Восточной Азии благодаря победе КПК в гражданской войне этот сценарий не мог быть реализован в принципе. Как известно, главной жертвой восточноазиатского раскола стала – и остается ею до сих пор – соседка России и КНР Корея.

Представляется, что первым серьезным шагом в создании единого восточноазиатского пространства станет инкорпорация в состав «Большого Китая» острова Тайвань – по модели, аналогичной тем, которые были применены в отношении Аомыня и Сянгана-Гонконга. Без инкорпорации Тайваня никакие серьезные движения в этой области, а также прорыв Китаем стратегического американского окружения, атлантистской «анаконды», выход Поднебесной и ее военно-морского флота в открытый Мировой океан решительно невозможны. Поэтому фундаментальная цель, фокус геополитических усилий Китая – это как раз Тайвань, главой которого председатель КНР Си Цзиньпин встретился на днях в Сингапуре.
 

 

Автор: Станислав Хатунцев
Оставить Комментарии

Новости партнеров


Загрузка...
Закрыть