loading...
close

АТЭС-2015: морские битвы, ИГ, политика и экономика

16:26 20.11.2015 Views163 Версия для печативерсия для печати

фото

В международном конференц-центре Филиппин (PICC), в Маниле, 18-19 ноября прошла встреча лидеров стран Азиатско-Тихоокеанского экономического сотрудничества (АТЭС), форума 21-й экономики Азиатско-Тихоокеанского региона (АТР). Когда-то АТЭС создавалась для того, чтобы интегрировать экономическое пространство АТР, превратить его в общий рынок товаров и услуг, однако с течением времени встречи превратились в своего рода «междусобойчик».

Экономические проблемы, оставаясь на повестке дня, уступали место политическим декларациям, а АТЭС становилась по большей части местом встреч «на полях» для обсуждения двусторонних или многосторонних проблем групп лидеров, или же чаще саммит просто использовался в качестве международной трибуны для малозначащих, реже серьезных, заявлений.

Собственно, и 2015 год не стал исключением. Неудивительно, что президент России Владимир Путин решил проигнорировать нынешнюю встречу стран-членов АТЭС. Все-таки внешнеполитическая повестка Москвы за последнее время серьезно изменилась: если бы органично визит Путина выглядел еще полгода или год назад – тогда перед страной стояла проблема санкций и стремление открыть рынки заимствований АТР, конечно же, ее восточноазиатской части, то теперь Кремль гораздо больше занимает ближневосточная повестка дня: российская экономика почти (или как говорят в министерствах «уже») перестроилась под ограничительные меры Запада и его союзников, а ближневосточный терроризм превратился из мнимой угрозы во вполне реальную опасность.

Впрочем, списывать со счетов саммит АТЭС не стоит. И для России последствия принятых на нем решений будут весьма важными, когда, как хочется верить, Москва вспомнит о своем «повороте на Восток». 

Во встрече участвовали руководители 21 страны АТР, включая двух экономических гигантов региона – материкового Китая и Соединенных Штатов, Си Цзиньпина и Барака Обамы. Конечно же, лидеры государств не могли не отреагировать на последние события: они подчеркнули необходимость создания атмосферы «экономического роста, процветания и перспективных возможностей» в качестве способов для достижения победы над террористической группировкой «Исламское государство» (ее деятельность запрещена в России) и других подобных организаций.

Впрочем, нельзя воспринимать эту декларацию как пустой звук, пусть бы она такой и звучала. Многие страны региона действительно сталкиваются с исламистской угрозой: Соединенные Штаты, Китай, Малайзия, Таиланд, Индонезия, Филиппины – бойцы отсюда действительно воюют в рядах «Исламского государства», а в некоторых из стран есть и отделения террористической организации, так что их правительства действительно напуганы.

Бороться с ИГ многие правительства и, правда, хотят, стремясь выработать некоторую координацию действий, но это, конечно, не «экономический рост» во благо борьбы с терроризмом. Помимо терроризма, были затронуты проблемы бедности, климатических изменений и т.д.

Однако гораздо более важным вопросом стала обсуждавшаяся «на полях» саммита, но не затронутая в официальных документах проблема Южно-Китайского моря (ЮКМ). И, наверное, важнейшим событием явилось подписание во вторник, 17 ноября, соглашения о стратегическом партнерстве между двумя странами Юго-Восточной Азии – Филиппинами, хозяйкой саммита АТЭС, и Вьетнамом. Эти государства являются основными противниками КНР в территориальных спорах за архипелаг Спратли – мириаде маленьких островов, рифов, отмелей, расположенных в ЮКМ. Надо сказать, что и Ханой, и Манила имеют перекрывающие друг друга претензии на острова, но наиболее опасен северный враг, который претендует почти на всю акваторию моря – 80% всех пространств ЮКМ и почти все мельчайшие участки суши и возвышения дна в акватории. 

Президент Вьетнама Чыонг Тан Шанг назвал подписание соглашения «новой эрой сотрудничества между двумя странами, которое внесет свой вклад в поддержание мира и стабильности в [Азиатско-Тихоокеанском] регионе».

«Это важнейший шаг в укреплении дружбы наших народов, которая существует столетиями», – так оценил заключение соглашения президент Филиппин Бенигно Акино III. За этими весьма расплывчатыми фразами скрывается, по сути, оформление союза Ханоя и Манилы перед угрозой Пекина.

Не так давно КНР начала возводить в Южно-Китайском море, в акватории, которую считают своей Филиппины и Вьетнам, искусственные острова, на которых размещается китайская военная инфраструктура. Это вызвало серьезную обеспокоенность в странах ЮВА, которые мало что могут противопоставить мощи своего северного соседа. Эти действия подтолкнули соседей к некоторой координации своих действий. И сейчас, «на полях» экономического саммита были закреплены союзнические отношения Манилы и Ханоя.

Так, почему же новая конфигурация сил важна для России? Прежде всего, одним из друзей Москвы в Азиатско-Тихоокеанском регионе является именно Ханой. Именно с ним у России также с 2001 года существуют отношения стратегического партнерства. Другим нашим партнером в АТР является именно Китай – то есть на нынешнем этапе основной противник складывающегося союза малых стран ЮВА. Но немаловажно и другое – под чьей эгидой объединяются Ханой и Манила…

После встречи с президентом Филиппин «на полях» АТЭС Барак Обама призвал Китай прекратить агрессивные действия в отношении своих соседей в Юго-Восточной Азии.

«Мы согласны, что существует необходимость энергичных действий для снижения напряженности [в регионе], включая обещание сдерживать дальнейшее создание островов и милитаризацию районов ЮКМ, где существуют территориальные споры», – сказал президент Соединенных Штатов – один из основных оппонентов лидера России на мировой арене.

Именно Вашингтон, по сути, сейчас выступает гарантом сближения Вьетнама и Филиппин, оказывая поддержку этим странам ЮВА в противостоянии с КНР. Достаточно вспомнить экспедицию американского эскадренного миноносца USS Lassen недалеко от китайских искусственных островов.

Таким образом, в Юго-Восточной Азии создается запутанный клубок, где перед Москвой может, в конце концов, встать выбор, с кем она.

Однако если с политической точки зрения взаимоотношения в ЮВА смахивают на сложную головоломку, в которой легко запутаться, то с экономический точки зрения этот субрегион крайне привлекателен для России и ее бизнеса, заинтересованного в международной экспансии на фоне осложнения отношений со странами Запада. В то время, как в КНР экономический рост замедляется, во Вьетнаме, к примеру, он наоборот ускоряется. В III квартале 2015 г. рост ВВП Вьетнама составил 6,81%, во II – 6,47%, а по итогам 2014 г. лишь – 6%. 

Согласно исследованию консалтинговой компании PricewaterhouseCoopers (PwC), подготовленному к состоявшемуся саммиту АТЭС, именно в Юго-Восточную Азию намеревается вкладывать большинство транснациональных корпораций. Опрос PwC порядка 800 руководителей компаний из 52 стран, которые работают в экономиках АТЭС, показал, что большинство из них хотят расширить инвестиции именно в Филиппины, Вьетнам и Сингапур. 

И ЮВА Азия действительно стремится к установлению прочных связей с соседями по АТР, включая Россию. Достаточно вспомнить, недавно заключенное соглашение о создании зоны свободной торговли (ЗСТ) между Вьетнамом и Евразийским экономическим союзом (ЕАЭС), центральную роль в котором играет Москва. Как в своем выступлении на саммите АТЭС отметил президент Вьетнама, его страна поддерживает дальнейшую экономическую интеграцию в Азиатско-Тихоокеанском регионе, а значит, стремится к налаживанию более тесных торговых и инвестиционных связей.

 


 

Автор: Надежда Бытовая
Оставить Комментарии

Новости партнеров


Загрузка...
Закрыть