loading...
close

Эксперт: у России больше шансов противостоять ИГ, чем у США

16:28 23.11.2015 Views505 Версия для печативерсия для печати

фото,Министерство обороны РФ,сирия,бомбы

Доцент факультета международных отношений СПБГУ Александр Сотниченко рассказал Nation-news.ru о том, что стало камнем преткновения двух антиигиловских коалиций, а также о том, что необходимо сделать России для более успешных действий в Сирии.

«Большинство влиятельных стран мира так или иначе оказались затронуты действиями «Исламского государства» (запрещённого в России), – говорит эксперт. – Они или борются с ним, или страдают от него. Даже гражданин Китая, захваченный ранее в заложники, оказался жертвой этой войны, несмотря на местоположение КНР, весьма удалённое от Сирии. После терактов во Франции и Египте ситуация накалилась настолько, что стала ясной необходимость продвигать официальные документы по борьбе с ИГ через ООН».

Другое дело, говорит Александр Сотниченко, что в этом вопросе существуют очень большие разногласия между двумя условными «коалициями». Первая состоит из США с их многочисленными союзниками. Это порядка 60 государств-стран Европы, а также Лиги арабских государств, которые борются с правлением сирийского президента Башара Асада, начиная ещё с 2012 года.

«Для этой коалиции по большому счёту нет разницы между режимом Асада и «Исламским государством», – уверен политолог. – Они считают, что в создании условий для появления ИГ виноват президент Сирии. Кроме того, единственным своим врагом (кроме Асада) в Сирии они считают ИГ, а все остальные группировки причисляют к «умеренным» и не бомбят их. Также стоит отметить, что главные цели США вовсе не подразумевают установки мира и стабильности на территории Сирии».

Вторая условная коалиция – российская. И вот совсем недавно в Совбезе ООН была предпринята попытка некой сверки часов, создания резолюции, устраивающей все стороны. Россия предложила свой вариант, но он, разумеется, не был одобрен Америкой и её партнёрами. Во многом негативное отношение Запада к нашему документу объясняется тем, что мы предполагаем: после окончания борьбы с ИГ партия «Баас» и сам Асад останутся законной политической силой Сирии. Кроме того Москва считает, что война с боевиками должна проходить с ведома и разрешения официальных властей Сирии.

Для американцев же законным представителем сирийского народа является вовсе не президент, а Национальная коалиция сирийских революционных и оппозиционных сил, военным крылом которой является Сирийская свободная армия.

«Вот это коренное разногласие в целях и средствах и стало основным камнем преткновения двух коалиций, – поясняет эксперт. – А французская резолюция стала более нейтральной, обходящей острые углы, поэтому именно она и была принята. Однако никакой совместной коалиции или боевых действий эта резолюция не предполагает. Так что в целом всё останется по-старому».

Если же говорить о наземной операции против ИГ, то здесь тоже есть два аспекта. Для США и западных стран введение войск – это очень большой риск. Воевать с боевиками на их территории очень сложно и не совсем понятно, ради чего. К тому же американцам нужен хаос на Ближнем Востоке.

«Есть всего два государства в западной коалиции, которым действительно необходима стабильность в регионе – это Турция и Катар, – говорит политолог. – Для них принципиально важно, чтобы Сирия осталась единой и в ней укрепились дружественные им силы. Но если турки вступят в войну и начнут наземную операцию, они будут воевать не только (и не столько) против Асада, сколько против курдов. А курды – главные союзники США. Вот такой клубок. И поэтому Штаты попросту не допустят одностороннего введения именно турецких войск».  

Что же касается российской коалиции, Александр Сотниченко напоминает, что с нашей стороны наземная операция уже вовсю ведётся, но только не российскими войсками лично, а нашими союзниками – сирийской армией, а также «Хизбаллой» и иранским Корпусом стражей исламской революции.

«В целом у нас есть гораздо больше шансов противостоять ИГ, и, пожалуй, единственное, что ещё можно было бы сделать – это повлиять на Иран, – уверен эксперт. – Добиться того, чтобы иранцы в ответ на наше усиление бомбардировок тоже увеличили своё военное присутствие на территории Сирии. И в зависимости о того, насколько успешно будут развиваться союзнические отношения между Россией и Ираном, настолько быстро эта операция закончится в нашу пользу».

Оставить Комментарии

Новости партнеров


Загрузка...
Закрыть