loading...
close

Коалиция против ИГ крадет победу у России

10:15 04.12.2015 Views3151 Версия для печативерсия для печати

фото,Дейр-эз-Зор,Сирия

Франция начала бомбить позиции «Исламского государства»*, США посылают в Сирию спецназ, Великобритания, после длительных дебатов в своем парламенте, отправляет бомбардировщики громить нефтяные колодцы, находящиеся под контролем ИГ. Новости одна позитивнее другой – так и норовят довести состояние души до экстаза. Такого, чтобы после просмотра очередного пятистрочия о военных операциях союзников, между букв которого просвечивает выдох облегчения «ну все, вот и победа», захотелось твердой рукой поднять бокал с тостом: «Положим конец терроризму!», «Вместе мы – сила!» или чем-то похожим.

Простите, а по какому поводу банкет? Мы не путаем торжество с поминками?

Убежден, что вдруг возникшая суета основных составляющих так называемой широкой международной коалиции (65 стран как-никак, если верить заявлению Барака Обамы) – это вовсе не потому, что «общество поднялось на решительную борьбу с терроризмом». А потому, что надо украсть у «этих русских» победу. И не опоздать к разделу сирийского пирога.

История учит тому, что наши англосаксонские «партнеры» всегда исповедовали стратегию «загребания жара чужими руками». Это проявлялось не раз и не два. С разной степенью демонстрации готовности вступить в борьбу на стороне победителя в самый нужный (для вступающих, разумеется), момент. Так у России украли победу в Первой Мировой, превратив ее, в конце концов, из триумфатора в побежденного. По такому же сценарию развивались события и во Второй.

Америка с Британией не бросились «22 июня ровно в четыре часа» на борьбу с фашизмом. Но зато пообещали, что непременно подтянутся. Чуть позже. К договору о ленд-лизе СССР подключен был в ноябре 1941-го. Тогда же и об открытии второго фронта в Европе против гитлеровской Германии заговорили даже не как теоретически возможном действии, но и как о деле практически решенном.

Когда второй фронт окрыли-то? Правильно – в июне 1944 (высадка в Нормандии, если кто не курсе).Что мешало раньше?

Ситуация неопределенности, конечно. Пауки в банке должны были изрядно вымотать друг друга (ох, извините, враг врага, конечно!). До такой степени, чтобы стороннему наблюдателю стало ясно, кто из них не просто претендент на победу, а фактический победитель. И тогда уже можно было вступать. Формально, на его стороне, фактически – на своей собственной. Воспользоваться плодами чужого успеха, сорвать банк по максимуму, да еще и затем объявить, почти как тов. Бывалов в кинофильме «Волга-Волга»: «Благодаря моему чуткому руководству и лично зная Шульберта».

В Сирии ситуация назрела. Полтора года Америка что-то там мутила, отчаянно бомбя пустоту и впечатляюще надувая щеки. «Широкая коалиция», в которую некоторые страны были зачислены лишь за произнесение правильных слов где-то на больших международных тусовках, никуда не спешила, реализуя под покровом дымов и взрывов свои собственные интересы. Не обязательно, что совпадавшие с интересами мирового сообщества.

Пришедшая в регион Россия, приглашенная Асадом, испортила всю обедню. Ситуация повернулась на 180 градусов. Через месяц после начала бомбардировок стало ясно даже слепому, что ИГ раздавят. И вся слава достанется «этому авторитарному Путину».

И тогда они пошли – приглашать Россию в коалицию. Вряд ли всерьез рассчитывая на то, что Кремль согласится быть простым исполнителем дури, которая придет в голову американским генералам.

Но, во-первых, всегда можно будет сказать: прогрессивная общественность (США, Франция, Великобритания и пр.) Россию приглашала. Повоевать цивилизованно и искоренить зло в полном соответствии с нормами демократии. А Россия не пошла.

Во-вторых, не забудем об имидже миротворцев и рейтинге борцов с терроризмом. Да, мы скорбим о 130 погибших в Париже от рук свихнувшихся умом исламистов-экстремистов. Да, Франсуа Олланд, по-видимому, от души посочувствовал народу, который доверил ему право собой управлять. Но объективно говоря, парижские события развязали Олланду руки и вложили в них невиданную доселе популярность. Такую, что нерешительный президент с рейтингом ниже плинтуса волей обстоятельств превратился в крутого вершителя судеб и отца нации. Сегодняшняя европейская пресса (испанское издание El Confidenial – один из примеров) сообщает, что за прошедшие двадцать дней рейтинг народного доверия у Олланда подскочил на 20%. Война – войной, а новые президентские выборы – по расписанию. Французские военные не представили внятных доказательств успешности боевых вылетов своих самолетов в Сирии, но на газетных полосах вкус победы французского оружия уже ощущается.

Американские военные, если и представляют, что либо что-то дымчато-неопределенное, либо утянутые из Интернета видео, выложенные туда российским Министерством обороны. А что тут такого? Мы ж одно дело делаем, у нас пленка засветилась, проявитель испортился, крышку с объектива снять при съемке забыли… Война же, до кино ли тут? Дайте вашими кадрами попользоваться, а? Там же так красиво все – точно по объектам…

За полтора года прицельного бомбометания американским летчикам, в полном соответствии с «теорией невероятности» не удалось ни разу поразить нефтяные колодцы, контролируемые ИГ. И удалось «не заметить» нескончаемые колонны с нефтью в сторону турецкой границы. Это при американском высокоточном оружии-то! Даже если оно и оказалось на практике не столь высокоточным, как бы этого хотелось, времени было достаточно, чтобы его откорректировать и добиться желаемого результата.

Хотя, есть основания полагать, что все эти полтора года американцы именно желаемого результата и добивались. Просто надо понять, что желание у них было другим.

Но тут пришел Путин и все испортил. Сначала задал вопрос: «Вы хоть понимаете, что натворили?», потом сообщил по секрету всему свету, что обладает данными, подтверждающими участие 40 стран в «проекте «Исламское государство»» и даже, видимо, этими данными поделился. Но персонально, а не во всеуслышание. Мол, ребята, последнее китайское предупреждение: либо вы начинаете вести себя прилично, либо…

Ответом стал Су-24, который должен был поставить Путина на место. На то, которое ему отвели в коалиции, в экс-G8, в отношениях с ЕС и США. Но российского президента это место не устроило. У него другие задачи и другое видение ситуации.

«Ничто нас в жизни не сможет вышибить из седла». Это про него. Присутствие российской авиации в Сирии количественно (в смысле численности машин) и качественно (в смысле числа разбомбленных объектов) пошло в рост. Западу стало ясно, к чьей стороне надо прилипнуть, чтобы нефтяные источники, контролируемые формально ИГ, перешли под фактическую «крышу» государств, составляющих трансатлантический блок. И попутно (и обязательно) завернуть этот сувенир для себя любимых в красивую подарочную бумагу «победы сил мировой демократии над мракобесием исламского экстремизма».

У англосаксов большой опыт в части уворовывания чужих побед и устройству пышных презентаций, которые должны убедить мир в том, что победил не тот, кто победил, а кто лучше подал это. Так в 1799 году российский адмирал Ушаков взял остров Корфу с крепостью, чей до зубов вооруженный гарнизон численно превосходил атаковавших. Однако мировой истории сообщили, что «настоящим победителем» стал британский адмирал Нельсон. Англичане быстро подсуетились и состряпали «делегацию благодарных жителей Корфу», преподнесшую адмиралу шпагу на красной бархатной подушке в знак признания его заслуг и взятия острова. В тогдашние европейские газеты попал именно этот факт.

Не сомневайтесь, что и сегодняшние четыре английских самолета, уронившие свои бомбы приблизительно в «район скопления боевиков» выглядят на страницах европрессы и на экранах евротелевидения куда более значимыми деталями победы над ИГ, чем 120 вылетов в день российских бомбардировщиков.


* Группировка «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ) решением Верховного суда РФ от 29 декабря 2014 года была признана террористической организацией, ее деятельность на территории России запрещена.

Автор: Владимир Добрынин
Оставить Комментарии

Новости партнеров


Загрузка...
Закрыть