loading...
close

Армения: беспредел как путь к парламентской республике

14:53 10.12.2015 Views672

фото,Ереван,Президентский дворец,Армения

На фоне ужасающих нарушений на избирательных участках и жалкого протеста оппозиции 6 декабря была принята новая конституция Армении. Страна из президентско-парламентской республики стала парламентско-президентской, превратившись в единственное в Евразийском союзе государство с такой формой правления.

И, возможно, само по себе, в чистом виде, перераспределение центра тяжести власти из президентской администрации в парламент - это хорошо и правильно. К примеру, политолог Андраник Мигранян удачно привел слова британского философа Джона Стюарта Милля о том, что парламентская республика имеет наилучшие шансы на успех в государствах с отсутствием религиозного, этнического или лингвистического разделения. Армения – государство именно такое. Однако ключевым моментом здесь является, пожалуй, название страны, в которой происходит указанный процесс.

В Армении политическая сфера развивается по особым, зачастую совершенно невообразимым сторонним наблюдателем законам, правилам, устоям, а порой и «понятиям». Об этом ни в коем случае нельзя забывать.

Подготовка новой конституции Армении началась еще в 2013 году по инициативе президента Сержа Саргсяна, понимавшего, что последний срок его руководства страной в 2018 году закончится, и не горевшего (как не горящего и до сих пор) желанием уходить из большой политики. Конституционным путем он сделать это никак не мог. Однако, как там у Стругацких – «чем великий гроссмейстер отличается от просто гроссмейстера? Великий гроссмейстер не тот, кто хорошо играет по правилам, но тот, кто в нужный момент умеет отказаться от всех правил, навязать игре свои собственные законы, а, при удобном случае отказаться и от них». Новая конституция – не что иное, как те самые «новые правила».

Конечно, президент не раз успел заявить о том, что не намерен становиться премьер-министром в эпоху действия нового основного закона или занимать должность спикера парламента. Но… продолжаем помнить, что говорим мы все о той же Армении, где к публичным заявлениям политиков высшего ранга уже давно научились не относиться серьезно – опыт предыдущих действий того же Саргсяна учтен и осмыслен.

Таким образом, под прикрытием перехода к парламентско-президентской республике и следования примеру Европы, значительная часть армянской общественности видит в референдуме банальную попытку нынешнего лидера страны обеспечить себе полную «непотопляемость». Ведь премьер-министр по новой конституции, не говоря уже о, к примеру, не менее влиятельном лидере правящей партии, не ограничен сроками нахождения у власти.

Вторым любопытным моментом являются уже упомянутые выше вопиющие нарушения. На целом ряде избирательных участков зафиксированы попытки подкупа избирателей членами правящей Республиканской партией Армении, в интернете имеются сразу несколько видеозаписей завязавшихся драк, а некоторые избиратели, в том числе и знакомые автора данного материала, с удивлением обнаруживали, что «уже проголосовали ранее». Более того, оппозиционные силы обвиняют власти в традиционном уже для Армении использовании «скрытых ресурсов» - нескольких сотен тысяч уехавших граждан страны, «числящихся» живущими на ее территории и даже «мертвых душ» - давно ушедших в мир иной людей, «воскресших» стараниями администрации, чтобы «отдать свой голос».

По некоторым сведениям, в Гюмри в списки избирателей попали члены семьи Аветисянов, погибшей от рук российского солдата Валерия Пермякова. Журналисты замечали приехавших на избирательные участки желающих проголосовать даже в машинах «Скорой помощи»! Даже «информация наблюдателей» на резонансных выборах 2011 и 2012 годов в России предстает просто детским лепетом, по сравнению с увиденным их коллегами в Армении. Все это дало-таки необходимый и «нужный результат». «ЗА» новую конституцию проголосовало более 63% избирателей, пришедших к участкам. Против – 32,5%.

Откуда взялось столь подавляющее численное превосходство сторонников перемен – непонятно ни оппозиции, ни независимым экспертам, ни вашему покорному слуге. Возможно, в деревнях, коллективах государственных предприятий, служб и других структур и голосовали за новую конституцию. Разумеется, добровольно. А как же – только так. Но вот среди наших знакомых, знакомых наших знакомых и так далее – таких людей нет. 

Интересно, что, если наблюдатели от СНГ и Российской Федерации однозначно приняли итоги референдума и «не обнаружили» нарушений, то Парламентская ассамблея Совета Европы отметила многочисленные нарушения, зафиксированные ее представителями. А «Европейская платформа за демократические выборы» попросту не признала референдум легитимным.

Неудивительно, что некоторая часть оппозиции, ведомая фронтом общественного спасения «Новая Армения» по примеру его лидера Раффи Ованнисяном (главы партии «Наследиие»), разорвавшего бюллетень прямо на избирательном участке, попросту отказалась участвовать в референдуме. Вместо этого стараниями оппозиционеров было испорчено около 50 тысяч бюллетеней. Другая часть противников власти – фронт «Нет», призвала-таки своих сторонников к избирательным урнам, пытаясь «провалить» референдум законным и понятным способом. Впрочем, немалая часть оппозиции референдум поддержала, как, например, это сделала партия «Дашнакцутюн».

Когда оказалось, что обе инициативы не сработали, частично из-за разобщения оппозиции, частично из-за ее общей малой численности, частично из-за факторов, перечисленных выше, противники власти вывели своих сторонников на улицы Еревана. Впрочем, даже максимальное число участников протестных акций – когда фронт «Нет» и «Новая Армения» объединились, составило лишь около пяти тысяч человек, что очень мало.

Для сравнения, - в протестах против повышения тарифов на электроэнергию летом 2015, прозванных в интернете Electric Yerevan, участвовало около 20 тысяч человек. В ходе же «стационарных» акций у здания ереванской оперы число противников конституции и вовсе равнялось нескольким сотням демонстрантов. При этом вся округа была оцеплена полицией, которой оказалось раза в два больше, чем, собственно, протестующих.

В последние дни протест медленно и ожидаемо «сливается» - прежде всего, этому способствует общая апатия армянского общества, невысокий уровень доверия, как к власти, так и к оппозиции. Для иллюстрации этого тезиса стоит напомнить, что голосовать на референдум пришло лишь чуть более 50% зарегистрированных в Армении избирателей. Это – самый низкий показатель в истории страны. К примеру, в последних президентских выборах участие приняло чуть более 60% имеющих право голосовать граждан. Тенденции общественной жизни современной Армении таковы, что все большая часть ее населения перестает интересоваться политикой, не видя никаких возможностей улучшить жизнь народа со стороны властей и не веря в наличие потенциала для перемен у оппозиции. Это усугубляется кризисом, падением российского рубля, потянувшего за собой армянский драм, по отношению к евро и доллару, ростом цен и сокращением рабочих мест. Значительная часть граждан Армении уже не верит в перемены на Родине и предпочитает уезжать за границу – прежде всего, в Россию, куда легче всего попасть.

Следующие парламентские выборы – в 2017-м году. Именно тогда фактическим главой страны станет уже не президент, а премьер-министр. Надо сказать, у него, как и у правительства и парламентариев нового созыва, будет очень нелегкая задача – исправить накопившиеся за все время существования Третьей республики социально-экономические проблемы, восстановить доверие к власти и внутриармянской политике вообще и переломить негативную миграционную тенденцию.

Проверить состоятельность новой структуры мы получим возможность уже очень скоро. Если она поможет справиться со всеми вышеупомянутыми проблемами – цель, несомненно, оправдает средства, сколь бы вопиющими они не выглядели. Если нет – это поставит под угрозу само существование Армении. Очевидно, что речь идет уже не просто о политической борьбе, но о выживании республики и возможности ее дальнейшего развития.

Автор: Антон Евстратов
Оставить Комментарии

Загрузка...

Новости партнеров

Закрыть