loading...
close

Иран накажет Саудовскую Аравию за шейха Нимра

10:42 12.01.2016 Views2384 Версия для печативерсия для печати

иран, флаг, аятолла Хомейни, ислам, шиизм, Исламская республика Иран, митинг

Казнь харизматичного религиозного лидера саудовских шиитов шейха Нимра, всколыхнувшая весь мусульманский мир – не просто низкая, трусливая и элементарно противоправная акция режима Саудов. Это – логичная, учитывая бардак и бесправие в королевстве, реакция на усиление Ирана и вытеснение – не без помощи Тегерана – питаемых саудовскими деньгами экстремистов из Сирии.

Очевидно, что шейха Нимра можно и нужно было оставить в живых. Он был противником саудовского режима, дискриминировавшего шиитское меньшинство, которое живет в самом богатом нефтью регионе – Восточной провинции. Он стал вдохновителем целого ряда протестных акций. Он – идеологический и политический руководитель шиитского сопротивления. Однако шейх Нимр никогда не призывал своих сторонников к насильственным действиям, настаивая на мирных, политических формах протеста. Насилие выступлениям саудовских шиитов приносила лишь полиция королевства, неизменно жестко разгонявшая их выступления.

Сам по себе шейх Нимр своими действиями на смертный приговор однозначно «не наработал». Зато наработала сама политическая система Саудовской Аравии, которая, после коронации нового, но при этом очень старого по возрасту монарха – короля Салмана, стала еще более агрессивной, склонной к силовому давлению на соседей и милитаризму. Многие связывают эти перемены не с самим королем, а с его сыном, принцем Мухаммедом, имеющим по слухам определяющее влияние на отца.

Фактически, все мероприятия Эр-Рияда последнего времени – поддержка салафитов в Сирии, агрессия в Йемене и даже открытая вооруженная интервенция против протестующих народных масс Бахрейна несколько лет назад, направлены против одного единственного игрока, воспринимаемого королевством как своего главного геополитического «врага» – Ирана.

Саудовская Аравия даже еще до образования Исламской Республики Иран, в шахские времена, рассматривала Иран в качестве своего конкурента и противника. Стороны сталкивали внешнеполитические интересы в Персидском заливе, а также принципиально разные религиозно-мировоззренческие позиции в мусульманском идеологическом пространстве. Если Саудовская Аравия – Родина и рассадник ваххабитской (салафитской) трактовки данной религии, основанной на буквализме, отрицании мистического и философского аспектов, то Иран – со средних веков – оплот шиизма, ислама, завещанного самим пророком Мухаммедом и продолженного цепочкой его наследников и идеологических и сакральных последователей – пречистых Имамов.

Однако после 2011 года, активизации сирийского гражданского противостояния и военных действий в Йемене, столкновение между Тегераном и Эр-Риядом стало гораздо более явным. Салафитских боевиков в Сирии питают саудовские деньги, а неоценимую помощь армии Башара Асада оказывают иранские военные советники во главе с настоящей «звездой» внешней разведки ИРИ генерал-майором Касемом Сулеймани. Если начало войны давало саудовцам надежду на победу и разрыв постепенно построенного иранцами после американской агрессии в Афганистане и Ираке «шиитского пояса» (афганский Герат-Иран-Ирак-Сирия-Ливан), то увеличение поддержки ИРИ войск президента Асада, вступление в войну российских ВКС и целая серия побед правительственных вооруженных сил делают эту надежду все более и более призрачной.

Не добавляет позитива Саудовской Аравии и йеменский фронт противостояния - несмотря на построенную с немалыми дипломатическими и имиджевыми усилиями коалицию, регулярные авиаудары и даже попытки наземного вторжения в соседнюю страну саудовских войск, сопротивление хуситов сломить не удается. Просаудовский президент Хади контролирует лишь город Аден, а ВВС королевства регулярно несут потери от, казалось бы, несуществующей ПВО хуситов. На земле для саудовцев все обстоит еще более прискорбно – шиитские повстанцы несколько раз переходили границу и уничтожали саудовские базы, с которых их защитники обращались в массовое бегство.

Не в лучшем состоянии и экономика королевства. Дефицит его бюджета составил 100 миллиардов долларов, четверть населения этой пропитанной нефтью страны живет за чертой бедности, золотовалютные резервы иссякли, а принципиального роста цен на нефть – единственного спасения Эр-Рияда – не предвидится. В этом во многом виновато само саудовское правительство, сознательно увеличением добычи снижавшее цены на энергоносители в попытках «потопить» своих геополитических противников – Россию и Иран.

Однако если последние имеют в структуре своей экономики хотя бы что-то кроме продажи нефти, то Саудовской Аравии предложить нечего. Саудовские власти уже пошли на экстренные меры в виде сворачивания ряда затратных проектов и извлечения денежных средств из иностранных банков, но эти источники ограничены… Что будет потом…

Иран в то же самое время существенно улучшил свое положение. На его стороне – шииты Ирака, Сирии, Ливана, Афганистана и Персидского залива. Исламской Республике в настоящее время, оказав лишь небольшое содействие, ничего не стоит превратить в Сирию целый регион. Ведь дискриминируемые шиитские меньшинства есть, как в Саудовской Аравии, так и в ее сателлитах – ОАЭ, Кувейте, Катаре, и особенно – Бахрейне, где их до 80%.

Сам Тегеран при этом сделал значимые шаги по выходу из международной изоляции, в условиях которой за 30 лет существования Исламской Республики в общем-то научился жить. Заключено соглашение по ядерной программе ИРИ, что позволит снять с нее значительное число санкций. Теперь в иранские аэропорты буквально выстроилась очередь европейских бизнесменов, намеренных сотрудничать с персидскими коллегами, а иранцы готовы к реализации сразу нескольких проектов по выводу своих нефти и газа на европейские рынки. Крепнет взаимодействие Тегерана с Россией – стороны все-таки договорились о поставках комплексов С-300, вместе оперируют в Сирии и не имеют принципиальных расхождений в видении ближневосточных реалий. Более того, даже США все время президентства Барака Обамы, медленно но верно строило сотрудничество с Ираном, логичным и красноречивым результатом чего и стала упомянутая ядерная сделка.

Учитывая тенденцию к усилению Ирана и ослаблению Саудовской Аравии, королевству необходимо было действовать. Казнь шейха Нимра, которая предсказуемо взбесило не только иранскую улицу, но и политическое руководство ИРИ, помимо простого уничтожения опасного идеологического противника, имело своей целью именно вывод Исламской Республики из режима адекватной и сбалансированной внешней политики, направленной на постепенное усиление страны. Вряд ли Саудовская Аравия намеревалась перейти к прямому военному противостоянию с Тегераном – это бы стало ее концом, даже хуситы вполне способны на внезапное наступление вглубь королевства и борьбу на равных с его армией.

Вступление в дело вооруженных сил ИРИ не оставит последней никаких шансов. Однако необдуманная, агрессивная реакция Тегерана могла бы теоретически поставить крест на потеплении его отношений с Западом, добавив Эр-Рияду невольных и реальных, в отличие от Кувейта-ОАЭ-Бахрейна, союзников. Ирану пришлось бы иметь дело не только с расползающимся на части королевством, но и, как прежде, со всей Европой во главе с США. План был по-своему хорош, но не учитывал одного важного момента. На данный момент не только Запад нужен Ирану для экономических и политических шагов вперед. Запад также заинтересован в мощнейшей державе Ближнего Востока – особенно в условиях противостояния с Россией и все менее адекватной внешней политики Турции. Ядерное соглашение – продукт активности западных, а не только иранских дипломатов, и достигнуто оно было по целиком и полностью прагматическим соображениям – сирийский кризис красочно показал невозможность управлять ближневосточными процессами без одной из самых влиятельных держав региона. И это – не говоря об экономике…

К чему же приведет дальнейшее развитие событий? Вполне возможно, с Тегераном разорвут дипломатические отношения еще несколько контролируемых Саудовской Аравией мусульманских стран уровня Джибути. Вместе с тем, расчет королевства даже на поддержку своих традиционных более-менее мощных союзников не оправдался. Молчит питаемый саудовскими деньгами Египет. Молчит и Пакистан. Не готова рвать связи с Ираном даже ставшая базой для просаудовских салафитских боевиков в Сирии Иордания.

Тегеран, в свою очередь, несмотря на атаку на саудовское посольство, сохранил холодную голову и не позволил эмоциям взять верх над политической целесообразностью. Он еще отомстит саудовцам – мест для этого у него много – от Сирии и Йемена до восточной провинции самой Саудовской Аравии. Но при этом ИРИ, по всей видимости, продолжит свой подъем. Серьезное ослабление, если не полный развал рыхлого, объединенного лишь деньгами союза племен, называемого ныне Саудовское королевство, станет, скорее всего, в этом процессе лишь этапом.

Казнь шейха Нимра не принесет династии Саудов ничего, кроме позора и презрения со стороны не только мусульман, но и всех адекватных людей, населяющих планету. И наказание за него – как сакральное, так и прагматическое, как в религиозно-мировоззренческой, так и в политической плоскости, Эр-Рияд понесет уже вскоре.

Автор: Антон Евстратов
Оставить Комментарии

Новости партнеров


Загрузка...
Закрыть