loading...
close

Мандат на невыполнение: почему Европа игнорирует саботаж Минска-2

9:31 23.02.2016 Views3604 Версия для печативерсия для печати

Мандат на невыполнение: Европа видит саботажа Минска-2

«Есть ли жизнь после Минска»? Так называется статья бывшего секретаря СНБО Украины, а ныне ее представителя в политической подгруппе Контактной группы Владимира Горбулина в газете «Зеркало недели». Кстати, больше никто из представителей украинской власти (включая в это число и лиц причастных к переговорам) не выступал в годовщину Минских договоренностей с концептуальным взглядом на то, что надо делать дальше.

Горбулин же предлагает расширить число участников переговоров, привлекая к ним США, Польшу, Румынию и Турцию – участие последней он считает чрезвычайно важным. Также важным названо исключение из тем диалога «проблематики внутреннего устройства украинского государства», то есть вопросов конституционной реформы, выборов в Донбассе, статуса региона. Одним из возможных сценариев назван даже выход Киева из переговорного процесса.

А если и не выходить из Минского процесса, то дипломатическому потенциалу украинский переговорщик отводит «в любом случае…не более, чем  два-три года». А дальше по его словам, «в скором времени остро встанет вопрос активного и эффективного привлечения другого инструмента внешнеполитической деятельности — Вооруженных сил».

Однако нужно ли считать эту статью лишь частным мнением господина Горбулина, или же это нечто большее? Например, зондаж позиции Запада.

В последние полгода в речах немецких, французских и американских представителей стало часто звучать выражение «необходимо выполнение Минских соглашений всеми сторонами». В России эти слова очень обнадежили. Их нашли завуалированной критикой Киева, ибо публично его политику в Донбассе власти западных стран всё равно не критикуют, а раньше говорили исключительно о выполнении этих соглашений Россией.

Но вот в чем заключается реальный, европейский смысл словосочетания «всеми сторонами», не так давно уточнил Гернот Эрлер, уполномоченный правительства Германии по отношениям с Россией и постсоветским пространством, а также по делам ОБСЕ. В интервью Национальной германской радиокомпании он сказал: «нужно продолжать оказывать давление на Россию, ибо санкции окажутся не нужны, лишь когда 13 пунктов Минского соглашения будут реально выполнены обеими сторонами».

То есть выполнение Минских соглашений Киевом нужно Берлину именно для прекращения санкций против Москвы. Но ведь понятно, что Украине нужно как раз их сохранение. Следовательно, какой же у нее стимул тогда эту договоренность выполнять. Похоже, это и в Германии понимают, и предлагают оригинальный выход. Так, тот же Эрлер – а ведь у него репутация русофила, особенно после статьи 3-летней давности «Хватит пинать Россию» – еще в ноябре предлагал такой вариант: Россия поможет Украине получить контроль над границей в Донбассе и тогда у Европы ничего иного не останется, как отменить санкции.  В сходном ключе уже в январе высказывался в Москве зампред фракции ХДС/ХСС (по вопросам внешней политики и безопасности) в Бундестаге Франц Йозеф Юнг.

Наверно, в Берлине хотели, чтобы аналогичный месседж передал и премьер Баварии Хорст Зеехофер, а тот не захотел в такую игру играть. Ведь свой визит в Москву и позицию относительно санкций он анонсировал еще 18 декабря, и тогда в Германии это восприняли спокойно, а истерика в немецких СМИ появилась только в канун его поездки. При этом, например уже упомянутый социал-демократ Эрлер обвинил его в «ударе в спину» правительству, используя те же формулировки, с какими германские националисты обвиняли социал-демократов после поражения в Первой Мировой.

А ведь в России до сих пор надеются на то, что явное невыполнение некого пункта Минского соглашения побудит Запад публично признать, что Киев не справился с соответствующим обязательством. Например, с Конституционной реформой, кажется уже все очевидно. Ведь Украина не просто не проголосовала за соответствующий законопроект (его качество это уже отдельный разговор) во втором чтении на парламентской сессии, которая закончилась 2 февраля. Президент Порошенко хочет проголосовать его только на нынешней сессии, что будет противоречить правилам реформы Конституции, закрепленным в самом основном законе (второе чтение голосуется на следующей очередной сессии). Это подорвет легитимность поправок, в случае их принятия, а  значит, в недалекой перспективе их отмена станет неизбежной.  Кстати, может на эту перспективу как раз и рассчитаны манипуляции с конституцией.

И что же «нормандские» гаранты мирного процесса?  Ведь и посвященный конституционной реформе пункт Минского соглашения, и сам раздел украинской конституции относительно внесения в нее поправок написаны так четко, что их невозможно понимать двусмысленно. Однако для европейцев и американцев, конечно «не всё так однозначно».

Самый яркий пример – недавний визит Порошенко в Германию. Ни для одного влиятельного издания – не говоря уже об официальных лицах – он не стал поводом, чтобы сказать о конституционных манипуляциях Киева.  Напротив, похоже, Берлин дал на них карт-бланш. Вот как звучит версия разговора Меркель с Путиным от 2 февраля, изложенная спикером правительства Штефаном Зайбертом для сайта канцлера.

«Федеральный канцлер ясно дала понять президенту Путину, что для дальнейшего прогресса во всеобъемлющем политическом урегулировании необходимы улучшение  ситуации с безопасностью на Востоке Украины, соблюдение прекращения огня и неограниченный, продолжительный и гарантированный доступ наблюдателей ОБСЕ на всю территорию конфликта, включая украинскую государственную границу. Здесь Россия должна оказать действенное влияние на сепаратистов. Федеральный канцлер подчеркнула необходимость скорейшей выработки проекта закона о местных выборах в Донбассе».

То есть фактически была изложена позиция Порошенко, которая сводится к формуле: «сначала безопасность – потом политическое урегулирование». Это как раз продемонстрировало, что главная проблема невыполнения Минских соглашений не заключается в недоговороспособности Киева. Будь это так,  европейцы бы обязательно поймали его на слове – поскольку Украина ведет себя так, что инстинктивное хватательное движение просто напрашивается.

Но политики руководствуются не инстинктами, а государственными интересами. В интересах Европы политически гомогенная Украина, а не страна, чья неоднородность признана путем автономизации Донбасса. Из этого и вытекает специфическая договороспособность европейцев, благодаря, которой два года назад и появилась нынешняя Украина. Ведь соглашение от 20 февраля 2014-го, скрепленное их подписями как формальный компромисс между двумя сторонами конфликта, в реальности стало лишь инструментом полной победы Евромайдана.

А в такой ситуации в Киеве, конечно, возникает соблазн позондировать почву, понять насколько широк полученный им от Запада мандат на сугубо выборочное выполнение Минских соглашений. Я не знаю, прочитали ли в европейских столицах статью Горбулина на соответствующем уровне. Но в любом случае очень показательной была правительственная пресс-конференция в Берлине 15 февраля (такие пресс-конференции бывают там дважды или трижды в неделю). Спикер МИД Мартин Шефер говорил об Украине очень много, но ясно показал приоритеты Германии в ее отношении. Он не коснулся темы войны в Донбассе, несмотря на встречу глав МИД «Нормандской  четверки»,  состоявшуюся двумя днями раньше. Речь шла исключительно о ситуации вокруг отставки правительства Яценюка, о том, что Украина  должна «следовать  курсу реформ», выполнять программу МВФ и тому подобное.

 

 

Автор: Алексей Попов
Оставить Комментарии

Новости партнеров


Загрузка...
Закрыть