loading...
close

Анатолий Несмиян (Эль-Мюрид) об истоках и будущем войны в Сирии

19:43 29.02.2016 Views4695 Комментарии 1 Версия для печативерсия для печати

В гостях у Nation-news.ru — ведущий специалист по цветным революциям и Ближнему Востоку Анатолий Несмиян*.

Во второй части беседы с военкором Дмитрием Жаворонковым, который освещал войну в Сирии с фронта, Несмиян рассказал об арабском мире, возможном развале САР; о том, как врач Башар Асад стал сирийским лидером. Мы также оценили последствия крушения СССР и перспективы борьбы с ИГ**.

Почему у панарабизма нет будущего

Дмитрий Жаворонков:

— Арабы — это достаточно гомогенный во многих смыслах народ, но народ разделённый, как, например, и русский народ. Насколько сегодня актуальны панарабистские устремления сирийских властей, египетских властей, баасистов? ...Мы помним, что когда-то Египет и Сирия были единым государством. Дамаск во многом проиграл из-за того, что освободил от виз и запускал к себе всех арабов. Многие плохие люди проникли туда из Иордании, Ливана или Ирака. Актуален ли этот панарабизм сегодня, возможно ли какое-то объединение — против Израиля или ИГ — на основе той же религии?

Анатолий Несмиян:

— Арабская нация, арабский народ до сих пор так и не сложился. Это парадоксально, но примеров аналогичных достаточно много. Те же грузины могут с этим не согласиться, но грузинский народ, при всей его истории, также не сложился как единый народ. Грузин всегда сначала говорит, что он сван или аджарец или осетин...

— Племенное мышление. У арабов это тоже есть.

— Да, но это логично, потому что в горной стране люди вынуждены жить кланами, и родоплеменные отношения при всей их цивилизованности остаются основой. Потому вначале клановая принадлежность (менгрел), а потом уже нация (грузин). Та же самая история и с арабами. Арабов как единой нации нет. Подтверждением является крах всех этих объединительных, баасистских, в том числе, течений, идеологий... Была попытка создать Объединенную Арабскую Республику из Сирии и Египта, там ещё Йемен должен был участвовать. Через пару лет это государство развалилось. Племенное деление достаточно серьёзно влияет на все эти объединительные процессы. Причём не только в Сирии или Ираке, границы которых искусственны и навязаны колонизаторы. В странах, которые были созданы естественным путём, как Саудовская Аравия, также сильны внутриклановые, внутриплеменные противоречия. Саудия сейчас проходит через очень сложный период, когда эти противоречия могут в любой момент её разорвать, вероятность этого довольно велика.

— О проарабских устремлениях мы, таким образом, можем забыть, тем более что сейчас из-за активности курдов, из-за активности США, Турции, ИГ, — Сирия, последний такой проарабский субъект — может развалиться, её могут поделить, как поделили послевоенную Германию на зоны оккупации. Американские войска зашли в Эйн-Аль-Араб, и близ Камышли они строят авиабазу. Слышали о русских военных советниках в Камышли, провинция Хасаке. Я был в Камышли: никакой подготовки создания нашей авиабазы не видел, но о русских советниках тоже слышал. Естественно, западные СМИ подали это как аэродром Камышли, который находится прямо рядом с Турцией, он будет, дескать, военным аэродромом.

— Если он и будет, то это будет аэродромом подскока.

Возможность развала Сирии

— Рядом Турция, и артудар с её стороны по такой авиабазе будет чувствительным... Поделят ли Сирию, насколько это вообще возможно? Понятно, что Сирия уже фактически поделена: алавиты в прибрежных районах, на побережье от Латакии до Тартуса, плюс алавиты в Ливане; друзы на юге в Сувейде; христиане к западу от Хомса, в Дейр-эз-Зоре, в Камышли много христиан. Но может ли Сирия развалиться по этническим границам, как развалился в своё время Советский Союз, Югославия? ...Которым также «помогли». Можем ли мы проводить параллели, особенно учитывая это западное неаккуратное вмешательство без понимания местной специфики?

— Прямых аналогий точно нет, потому что механизм развала Советского Союза другой. Сирия фактически уже распалась, требуется только фиксация ситуации. Та же история и с Ираком. Мы все говорим, что воюем с «Исламским государством», но парадоксально, что ИГ от этой войны страдает меньше всех. Есть отдельные локальные столкновения, в той же Пальмире, в том же Алеппо, но по большому счёту ИГИЛ уже никому не мешает. Халифат создан, он занял те территории, на которых живут сунниты и которые согласны с тем, чтобы ИГ было над ними. К нему уже относятся как к реальному субъекту — правда, скорее всего, никто его признавать не будет, по крайней мере в обозримом будущем. Но это никому не мешает.

— Факты есть факты. В этом смысле ситуация вокруг Халеба, как арабы называют Алеппо, очень интересная. Когда мы ехали по тем районам города, которые контролирует САА, всем было очень страшно. В Алеппо больше половины людей — это сунниты, и больше половины поддерживают исламистов в том или ином виде: умеренных, радикальных, или ИГ, или «Нусру». 

— Алеппо — специфический город, он много тысяч лет находится на перекрёстке торговых путей. Там веками существует традиционная торговля кланов. Большой разницы между торговцем и преступником там нет, эти же торговцы занимаются и контрабандой, и протоорганизованной преступностью. «Исламское государство», которое делает ставку в первую очередь на криминальный элемент, имеет там большую поддержку. ИГ, как бы мы к нему ни относились, создаёт определённые привилегии, преференции для любого бизнеса, у него совершенно иная экономическая модель, чем у традиционного государства. ИГИЛ эти подпольные торговые кланы вполне устраивает, ведь Халифату они платят гораздо меньше, чем государству. Вообще, на территории ИГ люди относятся к нему достаточно лояльно. Почему? Кроме вдвое меньших налогов, Халифат определённым образом перераспределяет доходы. Там есть экономическая основа, чтобы люди чувствовали себя относительно лояльными к нему. И в Алеппо, думаю, именно из-за специфики этого города (город очень криминальный), ИГ имеет там поддержку. Иным способом, кроме как силового, взять его обратно просто не получится.

Наступление САА под Алеппо

— То есть может повториться история Хамы времён Хафеза Асада, которую практически уничтожили?

— Да, только Хама тогда была под «Братьями-Мусульманами». Не думаю, что сейчас у Башара Асада есть силы, которыми он способен снести с лица земли Алеппо. Его армия, сами видели, находится в очень тяжёлом состоянии, и в моральном, и в боевом отношении. 

Башар Асад: из офтальмологов в президенты

— Да и всё-таки не такой Асад «убивец» кровавый. Например, в Хомсе он очень долго не решался ввести военное положение, и очень многое произошло плохого как раз из-за этой мягкости. Асад не Янукович, он в конечном счёте войска ввёл, и Хомс уже месяц как освобождён.

— Башар стал президентом во многом вынужденно, потому что Хафез Асад готовил к президентству другого сына, Басиля.

— ...Погибшего в автокатастрофе...

— Да, это был гораздо более подготовленный для этого поста человек — и в психологическом, и в моральном, и вообще по личным качествам... К сожалению, после его смерти Хафез был вынужден «выдернуть» доктора Башара, который не хотел быть президентом.

— Башар — врач-офтальмолог...

 — Ему надавили на сознательность, и Башар был вынужден в ускоренном варианте пройти «курсы президентства». За пять лет был вынужден получить все навыки управления страной — естественно, недостаточные. Первые пять лет своего президентства он был вынужден «зачищать» управленческую структуру, старую гвардию своего отца. У него были и перевороты, и проблемы, то есть фактически Башар стал полновластным президентом где-то в 2007–2008-м. И сразу начался мировой кризис, и понеслась. Реально он был президентом три года (до войны), и ставить ему в вину провал внутренней политики Сирии сложно. С другой стороны, он президент, и он так или иначе отвечает.

— На данном этапе это единственная, насколько я могу судить, законная власть.

— Да, но, как известно, винтовка рождает власть. Возьмём Растанский котёл, что к северу от Хомса. Эр-Растан был захвачен боевиками ещё в 2011-м, и по-прежнему не взят САА. Бандитами, по сути, являются местные жители, которым просто уходить некуда.

— И котёл до сих пор окружён, и армейцы продвигаются по-прежнему медленно. 

— Либо с ними нужно договариваться и как-то жить дальше, либо уничтожать всех, а это практически нереально. Та же самая история в Джирс-ас-Сууре, в Алеппо... Люди живут в обстановке войны. Как в Афганистане, могут возникнуть поколения, которые просто не представляют, как они будут жить без войны. Сирия уже вживается в эту войну, они ведут экономическую деятельность, связанную именно с войной, и поэтому в мирную жизнь врасти обратно они просто не могут.

— Люди привыкли к тому, к чему привыкать нельзя.

— Тем более что экономика Сирии просто разрушена, традиционные способы ведения хозяйства во многих местах просто уничтожены. Поэтому люди вынуждены заниматься тем, что есть. На западе страны действовали в своё время бригады Аль-Фарух, а это были не исламисты, а контрабандисты, которые жили тем, что переправляли товар из Сирии в Ливан. Когда началась война, они всего лишь продолжили своё занятие. Теперь ликвидировать их можно только вместе с их бизнесом.

Крах национальных идей

— Почему рухнула эта относительно мирная, относительно светская ещё даже в 1980-90-е годы Сирия? Где всем, в общем-то, было выгодно друг с другом существовать... Это очень богатая страна, стандартом там является стометровая 5-6-комнатная квартира, у очень многих людей даже сейчас есть бизнес и практически поголовно или лавочка, или заведение... Вот этот общественный договор: почему он был-таки разрушен? Когда всё началось? Тогда ли, когда приехали ваххабистские проповедники и пошли эти вливания из Саудовской Аравии? Тогда ли, когда сунниты начали недовольствовать по поводу того, что у них-таки нет власти? Или что-то ещё? Где точка невозврата? 

— Ближний Восток, как и Советский Союз, не прошли переходный этап. СССР, когда он был создан, получил идеологию коммунизма, которая отвечала традиционным ценностям крестьянской общины. Почти весь советский народ на тот момент фактически и был крестьянской общиной. Городское население было немногочисленным. 

— Плюс многие потомственные горожане убежали, были убиты, и так далее...

— Да! В итоге получилось, что Советская Россия была крестьянской, и восприняла те догмы социализма, которые исходили из крестьянского характера страны. Но в 1960-е начался процесс урбанизации, причем начался стремительно. К концу 60-х годов XX века появилось поколение горожан, которым общинные ценности уже не имели такого значения. Союз не смог предложить этим людям другую цель в жизни, и коммунистическая партия продолжала педалировать ту же самую идеологию общинного типа... Одной из причин крушения Советского Союза стало исчезновение целеполагания, то есть люди не понимали, для чего им жить. Они искали новые ответы на новые вопросы, и в этом смысле подсунутая им западная идеология, вот это «всё на продажу», она, безусловно, пришлась по вкусу — просто как что-то новое, «а давайте попробуем это». 

Примерно такая же история произошла и на Ближнем Востоке. Началось это всё ещё в Иране, то есть в 1979-м, когда произошла исламская революция. До неё Иран был светской страной, там и девушки ходили в коротких юбках, и Тегеран представлял собой западный город. В Иране тоже не смогли предложить массам людей, которые жили не в столице, какую-то идею, которая отвечала бы их ценностям, их традиционным устремлениям. И потому всё вернулось на круги своя, произошёл откат, то есть люди не приняли тех ценностей, которые им насаждали сверху. Та же самая история произошла и в Сирии, потому где до 60% населения живёт в городах.

— Города-миллионники там очень огромны...

— Да, там гигантские города, Алеппо, Хомс, Дейр-эз-Зор, Дамаск, естественно. В Сирии была несовместимость между идеями, которые провозглашали Асады-президенты, идеи проарабского социалистического возрождения. Та масса крестьян, что жили в небольших городках и деревнях, не восприняла эти идеи, и это неприятие создало почву, куда упали ростки ваххабизма.

— А тут есть простая идея, за что жить, сражаться и умирать.

— На изломе этой несовместимости очень удачно попали зёрна радикального ислама. К исламу даже светские правители относились как к некоей устаревшей традиции: Бог с ней, пусть живёт. А он худо-бедно живёт почти полторы тысячи лет, он врос в ткань общества, и за 20-30 лет модернизации никуда не делся. Как только идеи социализма дали сбой, ислам моментально вернулся.

Гибель СССР и парад катастроф

Крушение Советского Союза стало катастрофой для всех светских проектов не только на Ближнем Востоке, но в Центральной, Южной Америке, и в Юго-Восточной Азии. Многие режимы ориентировались на светский и социалистический путь развития. Совершенно согласен с Путиным, что развал СССР был крупнейшей геополитической катастрофой, и разгребать придётся ещё долго.

— В том числе и русскому народу.

— Прежде всего русскому народу, но и всему миру. Утрата ориентиров оставила на плаву только одну идеологию — западную. Мы видим, что ничего хорошего это не дало: нет соревнования идей, нет конкуренции, нет выбора.

Сирийская арабская армия: будут ли победы?

— Крушение СССР для Сирии стало катастрофой. Всё оружие сирийской армии — наше, до сих пор поставляет оружие и Россия, но масштабы другие (как и масштабы РФ по сравнению с масштабами Советского Союза). 

Теперь к сирийской армии. Она потеряла по разным данным от 150 до 300 тысяч человек, при том что её довоенный состав — это 300 тысяч. Полноценная военная катастрофа. Примерно из 1,5 тысяч танков Т-55 в строю осталось около 500 штук. И, наверное, надежды у Сирии не было бы без российского вмешательства в ситуацию. Надежду я реально видел в глазах людей и в Пальмире, и в Алеппо, и в Дейр-эз-Зоре, в Хомсе, в Латакии, в Дамаске! Но по-прежнему, несмотря на удары, САА наступают медленно. Даже несмотря на использование стратегической авиации, хотя стратегическая авиация, наверное, больше демонстрация мощи, потому что блиндаж террористов и «Белый лебедь» Ту-160 — немного разные плоскости. Самый крупный и самый большой медиа-успех — это, наверное, взятие авиабазы Квейрис, где шесть сотен курсантов лётной школы, обслуга и техперсонал несколько лет оборонялись против превосходящих сил террористов. Других крупных побед, кроме, может быть, освобождения Аль-Хадера, прорыва в Латакии и Алеппо, кроме успешной обороны Дейр-эз-Зора, полностью окружённого; других крупных побед, других крупных откусываний кусков земли у террористов, их пока нет. Почему?

— Ну, боюсь, слово «пока» здесь лишнее, их действительно нет, и непонятно, будут ли вообще. Первое: сегодня, даже несмотря на все рекламируемые успехи, продвижение сирийских войск, если сравнить с ситуацией лета прошлого года, когда боевики захватили провинцию Идлиб окончательно... САА пока не вышла даже на те рубежи, которые были захвачены боевиками летом 2015-го. Тогда они захватили столицу провинции. Говорить о каком-то успехе можно только если диспозиция будет хотя бы прошлогодняя. Пока же все успехи носят строго локальный характер, и говорить о каких-то стратегических победах не приходится. Второе: за четыре года войны число её участников в Сирии и Ираке превосходит миллион человек. Сирийцы, курды, ИГ, иракская армия, парамилитарные формирования иранцев, афганцев...

— «Хезболла»...

— В Ираке и Сирии. Суммарно на театре военных действий у нас уже больше миллиона комбатантов. Есть такая градация вооружённых конфликтов: конфликт низкой интенсивности — участников не более 500 тысяч человек; конфликт средней интенсивности — от 500 тысяч до миллиона; конфликт высокой интенсивности, когда число участников превышает миллион человек.

Окончание следует.


*Блогер el-murid, el-murid.livejournal.com


** Группировка «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ) решением Верховного суда РФ от 29 декабря 2014 года была признана террористической организацией, её деятельность на территории России запрещена.

Автор: Дмитрий Жаворонков
Оставить Комментарии

Новости партнеров


Загрузка...
Закрыть