loading...
close

Джихади, гостем будешь: Станислав Смагин о деле Гюльчехры Бобокуловой

13:36 09.03.2016 Views1358

Джихади, гостем будешь: Станислав Смагин о трагедии в Москве

Безумно тяжело говорить и писать о трагедиях вроде убийства несчастной маленькой Насти Мещеряковой исчадием ада с паспортным наименованием Гюльчехра Бобокулова. Лишь от взгляда на стихийные мемориалы возле дома Насти и рядом с метро «Октябрьское поле», где пустилась в свой ужасающий пляс Джихади Гюльчехра, на глаза наворачиваются слезы, а уж рассуждать, анализировать…

Но рассуждать приходится, хотя бы потому, что подобные случаи становится индикатором и барометром слишком многих явлений и тенденций нации, общества, государства. Одна из самых страшных тенденций – как раз ненулевое количество людей, готовых рассуждать о кровавом дне 29 февраля с необыкновенной легкостью и даже некоторой назидательностью, если вообще не удовлетворением.

Многие из этих людей, то ли по глупости, то ли из соображений утопического гуманизма, доведенного до стадии все той же глупости, то ли преследуя какие-то материальные интересы - готовы представить Гюльчехру такой же, как и Настя, жертвой случившегося, если вообще не большей. Почти физически дурно от ознакомления с подобными пассажами. Лишь одна сторона здесь верна – жертвы случившегося не только Настя, не только ее несчастные семья, но и мы все, жители России и, шире, бывшего СССР. Жертвы второго за век распада великой империи, случившегося в 1991 году.

В национально-государственной политике СССР хватало серьезнейшего негатива и фундаментальных недостатков, таящих в себе мощный потенциал саморазрушения. Эти недостатки смягчались и гасились эффективной работой советской системы, но одновременно они были бомбой замедленного действия под этой системой, в итоге громко взорвавшейся. Но одного великого, только сейчас по-настоящему оцененного прорыва у советской власти не отнять. Для всей пестрой многонациональной страны, иные регионы которой отстояли друг от друга, фигурально выражаясь, на целые века и социально-экономические уклады, была создана единая система образования, культуры и морально-этических координат, базирующаяся на русском языке, русских цивилизационных ценностях и христианской этике, пусть и в подчеркнуто светском виде. Эта система не отменяла национальные культуры и национальный колорит, напротив, развивала их, но в рамках одного пространства.

В общем пространстве СССР каждая республика имела свои высшие учебные заведения, развитое народное хозяйство, достаточное количество рабочих мест. Представители разных народов с радостью ездили друг к другу в гости, но не было причин для массовых миграций, вырывающих людей из родной среды и родного ландшафта. Национально-культурная мозаика складывалась в сложный рисунок, но ее элементы не взбалтывались и не смешивались до стадии малопривлекательного неразличения.

Либерально-капиталистическая глобализация, вот уже четверть века царствующая на всех постсоветских землях, к подобной цветущей сложности глуха и враждебна. Понятие «коренной житель» в мире торжествующего космополитизма приравнивается едва ли не к фашизму, и обитателей «третьего мира» теснят из их скромных лачуг, успокаивая туманной перспективой овладеть когда-нибудь шикарным офисом на Уолл-Стрит или, на худой конец, в Москва-Сити. Рыхлится и обильно удобряется почва для страшных драм, таких, как нынешняя. Оправданием Бобокуловой этот факт ни на миллиграмм не является, как бы ни пытались нас убедить вольные и невольные адвокаты, но о сложной архитектуре произошедшего, выходящей далеко за рамки непосредственно бойни последнего предвесеннего дня, помнить надо.

Многократно прав был Владимир Путин, когда сразу после Беслана связал драму в североосетинском городе с распадом СССР. Применительно к «Октябрьскому полю» это утверждение еще более весомо, в Беслане террористами были жители РФ с небольшим вкраплением арабов и, вполне вероятно, при участии иностранных спецслужб, Бобокулова же прибыла с постсоветской территории, к России уже не относящейся. Здесь и возникает большой вопрос. Будь у нас национальное государство, мы, при всей трагичности развала Советского Союза, губительности глобализации и неотвратимости миграционных потоков, сумели бы существенно снизить издержки, избежав нынешнего, почти бесконтрольного и даже поощряемого властями среднеазиатского людского вала. И вот мы осознаем вторую трагедию: потеряв в 1991 году империю, мы не приобрели национальное государство.

Давайте подумаем - чем вообще является среднеазиатская миграция в Россию в международном плане? Несколько десятилетий назад западные индустриальные державы стали в массовом порядке выносить своё производство в страны третьего мира. Это позволило, сохраняя прежний уровень прибыли, в несколько раз сократить издержки - в первую очередь за счёт дешевой рабочей силы. Так вот, среднеазиатские страны теперь поступают теперь ровным счётом наоборот - выносят свою изначально дешевую рабочую силу на внешний - российский - рынок. Равшаны и Джамшуты зарабатывают в России больше, чем заработали бы в родных кишлаках, а затем эти деньги пересылаются домой, превращаясь в фактор своих национальных экономик. Таким образом, среднеазиатские правительства, избавляясь от наиболее активных и пассионарных граждан, в тоже время сохраняют их в качестве участников экономической жизни, вклад которых в казну более значим, чем если они бы трудились на родине.

Итак, третий мир по причине дешевизны рабочей силы используются Западом в качестве объекта выноса производства, Россия же, в силу исторических, культурных и цивилизационных обстоятельств, а также наличия великодержавных атрибутов (вроде ядерного оружия и места в СБ ООН) по инерции относящая себя скорее к первому миру, сама стала объектом выноса дешевой рабочей силы из третьего мира.

Симптом отсутствия национального государства – низкий уровень ответственности власти перед нацией. Во время скандальных разоблачений Навального касательно бизнеса детей генпрокурора, весьма небесспорный, но все же имеющий рациональное зерно тезис «отец за сына не отвечает» пресс-секретарь Кремля Дмитрий Песков облек в предельно провокационную форму: «Кремль это расследование не интересует». Почему не интересует – сказано было тоже, но потом и где-то в прицепном вагоне, а в данном случае больше всего запоминается не последнее, а самое громкое слово. Теперь же, комментируя грозное молчание центральных телеканалов на тему убийства Насти, Дмитрий Сергеевич сообщил, что незачем показывать по телевидению сумасшедших.

Так же, как и записать Бобокулову в жертвы, кощунственно говорить, что смерть Насти может оказаться ненапрасной. Скажу другое. Единственным нашим извинением перед Настей за то, что мы ее не уберегли, может и должно стать полное и безоговорочное переформатирование политики, приведшей к ее гибели. Только так мы спасем миллионы детей и взрослых, над которыми сейчас занесен невидимый кровавый топор.

Автор: Станислав Смагин
Оставить Комментарии

Загрузка...
Загрузка...

Новости партнеров

Закрыть