loading...
close

Главный стандарт ОБСЕ – политическая целесообразность

5:00 15.03.2016 Views757 Версия для печативерсия для печати

Главный стандарт ОБСЕ – политическая целесообразность

«Выборы будут проведены с соблюдением соответствующих стандартов ОБСЕ при мониторинге со стороны БДИПЧ ОБСЕ», – так говорится в Комплексе мер по выполнению Минских соглашений.

О том, что местные выборы в Донбассе должны проходить именно по таким стандартам постоянно заявляют европейские политики, особенно после встреч в Нормандском формате. Но что такое стандарты ОБСЕ?

Разумеется, отвечая на этот вопрос можно сказать о Документе Копенгагенского совещания по человеческому измерению СБСЕ (так тогда называлось ОБСЕ) от  29 июня 1990, а именно его статьях 7 и 8, где написано о принципах демократических выборов.

Можно говорить и о том, как развиваются и толкуются эти принципы на 100 страницах книги «Существующие обязательства по проведению демократических выборов в государствах-участниках ОБСЕ», которую издали в 2003 году в Варшаве, городе, где находится штаб-квартира Бюро по демократическим институтам и правам человека (БДИПЧ) ОБСЕ.

Но хотя такой разговор будет небезынтересным, главное все же – не документы и книги, а практика, которая показывает, какие именно выборы признает ОБСЕ соответствующими своим стандартам. 

Так, 27 января 1997 года в Чечне избирали президента и парламент республики. Выборы проходили в то время, когда Россия не контролировала чеченскую территорию, ибо после Хасавюртовского соглашения осенью 1996 ее покинула федеральная армия. Проведение выборов не было оговорено этим соглашением, их правовая база с Москвой не согласовывалась, и весь избирательный процесс происходил на основе конституции «Республики Ичкерия» 1992 года, где Чечня объявлялась независимым государством. За кампанией и выборами следили наблюдатели из разных стран и организаций, в том числе из ОБСЕ, которую в день голосования представляли 72 человека.

В выборах не участвовали не только кандидаты от общероссийских партий, но и кандидаты, призывавшие к пребыванию Чечни в составе России. Самым серьезным из них был бывший глава российского Верховного Совета Руслан Хасбулатов, которого никак нельзя было назвать прокремлевским политиком, хотя бы учитывая его конфликт с президентом РФ Борисом Ельциным, кульминацией которого стали кровавые события октября 1993 года. Созданная Хасбулатовым в июле 1995 года партия «Союз народа за возрождение Республики» пыталась играть роль третьей силы, не примыкая ни к силам, поддерживающим официальное (до августа 1996) руководство Чечни, ни к приверженцам Дудаева. Но будущее республики она видела в составе России, Кремль же ее деятельности не препятствовал.

Однако сменилась власть в Грозном, и Хасбулатов смог побыть в статусе кандидата в президенты Чечни (а его сторонники – кандидатами в депутаты) лишь несколько недель. В декабре 1996 он снял свою кандидатуру под давлением полевых командиров. В отличие от таких кандидатов, как Масхадов, Басаев и Яндарбиев, за ним не было вооруженных отрядов. Само собой, во время избирательной кампании не проводилось никакого разоружения боевиков, ни даже мер по ограничению присутствия людей с автоматами и пулеметами на улицах и дорогах, и ОБСЕ на это не обращала внимания.

К сожалению, на сайте ОБСЕ не удается найти их отчет об этих выборах, но их тогдашние выводы хорошо известны по СМИ. Так «Москоу таймс» писала 31 января 1997 года:

«Организация по безопасности и сотрудничеству в Европе выдала сертификат качества состоявшимся в четверг чеченским выборам, которые привели к президентству сепаратистского лидера Аслана Масхадова.

«Это были демократические и свободные выборы,  – сказал журналистам в Москве Тим Гульдиманн глава миссии ОБСЕ в Грозном. – Таково мнение ОБСЕ и других наблюдателей».

Наблюдатели сообщали о незначительных проблемах электоральной процедуры, но согласно заявлению ОБСЕ, «не было серьезных нарушений, повлиявших на итоговый результат».

Гульдиманн подчеркнул, что выборы не отражаются на вопросе статуса Чечни в составе РФ. Он добавил, что тот факт, что Москва позволила решить внутренний вопрос по международным стандартам с помощью международных организаций, стал «важным элементом демократического процесса в России».

А как приводит слова Гульдиманна CNN, наблюдатели зафиксировали лишь незначительные процедурные проблемы, но «не было серьезных нарушений, которые могли бы повлиять на общий результат». То есть невозможность баллотирования людей с пророссийскими взглядами была, в худшем случае мелкой процедурной проблемой и никак не повлияла на позитивную оценку ОБСЕ. Ведь было в бюллетене 13 кандидатов в президенты, а значит, плюрализм и демократия торжествовали.

В Белоруссии же в выборах регулярно участвовали противники президента Лукашенко, но белорусские выборы регулярно признавались несвободными и нечестными, хотя реально они только в лучшую сторону отличались и от тех выборов в Чечне, и выборов в Косово. Скажем только, что неучастие в последних беженцев из числа сербов и других меньшинств, покинувших край (а численность неалбанского населения там вскоре после 1999 уменьшилась наполовину), никогда не становилось поводом для их признания недемократичными и даже для каких-то серьезных оговорок.

Само собой признавались демократичными и последние украинские парламентские выборы, в том числе и на подконтрольной Киеву территории Донбасса. Хотя даже при беглом взгляде на опубликованные Центризбиркомом участковые протоколы выглядят очевидными фальсификации в ряде округов Донецкой области (аномальная явка на отдельных участках, где провластные кандидаты-мажоритарники и Блок Порошенко получали порядка 90% голосов).  

То есть главный стандарт ОБСЕ – это политическая целесообразность. Если главным игрокам организации, США и ЕС, необходимо признать выборы  демократичными, значит, они такими будут признаны несмотря ни на какие отступления от копенгагенских и прочих правил.

Если бы Киев точно знал, что Западу выгодно все равно не признать выборы на территории ДНР и ЛНР и возложить вину за это на республики и Россию, Украина бы пошла на уступки в вопросе их организации. Но дело-то в том, что Запад таит от Киева свою выгоду в этом деле или сам еще не знает что ему выгодней больше.

Правда, никто там не говорит, что проведение в Донбассе выборов без украинских партий, стало бы «важным элементом демократического процесса», хотя аналогии с событиями почти 20-летней давности напрашиваются и заметны многим.

Так, в феврале и украинский политолог Михаил Погребинский в ток-шоу «Право знать» на ТВЦ сказал: «Это должны быть выборы по правилам ОБСЕ, Бюро по правам человека. Но я просто напоминаю историю 97-го года, когда в Чечне прошли выборы. Там не было никаких промосковских кандидатов, никаких промосковских партий, и Москва ничего против этого не имела и, более того, даже признала эти выборы вместе с ОБСЕ. Никто не говорил, что это нечестные выборы. Почему нельзя на Донбассе провести аналогичные выборы?».

 

 

Автор: Алексей Попов
Оставить Комментарии

Новости партнеров


Загрузка...
Закрыть