loading...
close

Крым – наш, а рок?

9:55 22.03.2016 Views1475 Комментарии 1

Крым – наш, а рок?

В декабре 2013 года друзья подарили мне на день рождения новый телефон. Основной мелодией звонка там было установлено «Зеленоглазое такси», но не в аутентичном исполнении Боярского (моя любимая песня), а в версии «Ляписа Трубецкого». Пребывание белорусского коллектива в ранге звукового лица моего «мобильника» длилось недолго – вскоре грянула активная фаза киевского Майдана, которую «ляписы» активно поддержали, записав даже пафосный гимн протестов под названием «Воины Света». Сергея Михалка и Ко на телефоне сменила «Варвара» Би-2. Она задержалась почти на два года, пока я не наткнулся на интервью Чичериной, рассказавшей, помимо прочего, о крайне отрицательном, пусть и высказанном приватно, отношении Левы Би-2 к ее активной продонбасской позиции. Тяжко вздохнув, я заменил «Варвару» на «Не дано» Hi-Fi – состав поп-группы, исполнявший мою вторую любимую песню, давно распался, да и был предельно аполитичным.

Эта история, которая кому-то даже может показаться забавной, в миниатюре иллюстрирует и отражает весь тот клубок противоречий, скандалов, разрывов и громких заявлений, которые наводнили рок-сегмент отечественной эстрады в связи с ситуацией вокруг Крыма, Донбасса и Украины. Александр Ф.Скляр, Вадим Степанцов и Чичерина однозначно встали на донбасско-антимайданную сторону, Макаревич столь же открыто солидаризировался с «революцией гидности» и «АТО». Гарик Сукачев осудил Макаревича. Диана Арбенина на концерте в Киеве призналась в любви к Украине и почему-то извинилась перед ней от лица всего нашего рок-сообщества, хотя сообщество Арбениной права на подобные жесты явно не делегировало, во всяком случае, квалифицированным большинством. (Впрочем, аналогичные извинения вообще стали визитной карточкой «крымненашистов», а «простите нас, украинцы» в исполнении Лии Ахеджаковой давно служат шаблоном для сатирических демотиваторов).

Земфира скакала по сцене с украинским флагом. Юрий Юлианович Шевчук долго высказывался по злободневной теме туманно и в духе абстрактного гуманизма, при этом даже отправил в донбасские республики гуманитарный груз, но в итоге записал песню «Русская весна», в которой предельно четко выразил свое негативное отношение к этой весне. Борис Борисович Гребенщиков тоже долго туманничал в присущем ему буддистском стиле, что, впрочем, не помешало БГ съездить в Одессу и пообниматься там с Саакашвили. Константин Кинчев, известный патриотическими и православно-консервативными взглядами, заявил, что душой с Донбассом, но концертов там до прояснения государственно-политического статуса ДНР и ЛНР давать не планирует. Все сложно, неоднозначно, позиция былых кумиров нередко приносит душевную боль, причем как 86, так и 14 процентам…Анализировать и выносить суждения не хочется – но надо.

Крымненашистские рок-исполнители вместе со своими сторонниками критикуют крымнашистских за отход от извечного принципа рока, заключающемся в социальном протесте и нонконформизме. «Не стоит прогибаться под изменчивый мир», – как пел все тот же Андрей Вадимович Макаревич, что не помешало, однако, ему в марте 2008 года быть одним из хедлайнеров концерта, посвященного избранию Дмитрия Медведева президентом России. Но социальный нонконформизм не равен национальному нигилизму! Придется изрядно напрячь воображение, а то и злоупотребить расширяющими сознание веществами, дабы представить, скажем, звезд советской эстрады, во время Великой Отечественной дающих концерт перед солдатами вермахта, подобно тому, как перед украинскими солдатами в Славянске выступил «Макар».

Пристрастный критик может возразить мне, что донбасская война, роль и степень участия России в которой весьма противоречивы, никак не Отечественная, а более похожа на необъявленные войны, которые страны Запада, в первую очередь США, вели на пространствах «третьего мира» в 60-х-80-х. Против тех войн западные рок-звезды часто и активно протестовали, следовательно, не грех это делать и Макаревичу с Шевчуком.

Подобное возражение хромает на обе ноги хотя бы уже потому, что Леннона и других протестующих рокеров не связывали с нигерийцами и вьетнамцами, что прозападными, что антизападными, кровно-этнические узы; впрочем, и многие нынешние нонконформисты от русского народа в этом плане довольно далеки. Ладно, не суть, сей тезис можно с огромной натяжкой принять, чтобы тут же опровергнуть. Дело вот в чем. Я очень сдержанно отношусь к восхвалению разного рода западных пацифистов, борцов за мир и критиков империалистических поползновений своих правительств, именно потому, что ситуация легко «зеркалится». Тем не менее, действия американских и европейских деятелей культуры, критиковавших агрессивную западную политику в Африке, Индокитае, Латинской Америке, выглядели абсолютно искренне.

Вьетконговцы и другие национально-освободительные движения, которым они симпатизировали, часто и во многом были весьма далеки от морально-этического идеала. Извините, но «Айдар», «Азов» и прочие подразделения, поголовно составленные из военных преступников, от этого идеала намного дальше, как и геноцидная машина «АТО» в целом. И кровавая их пирушка проходит не за тридевять земель, а тут, под боком, всем все видно. При подобном раскладе нарочитый нонконформизм выглядит и является никакой не горделивой дерзостью и вызовом, а глупостью или подлостью. Когда Диана Арбенина все-таки решила выступить в Крыму, журналист Айдер Муждабаев, раньше пытавшийся маскироваться под либерал-гуманиста, а после переезда в Киев ставший открытым крымскотатарским национал-шовинистом, написал в Фейсбуке: «Ах ты с##ненький, трёхкопеечный "русский рок"». Видимо, правильное поведение настоящего true-рокера, по мнению Айдера Иззетовича, это: «Я против русского Крыма, я за "поезда дружбы" от Правого сектора и террористические батальоны Меджлиса, льющие реки русской крови, жаль, что такой благодати не случилось».

Арбенина, отказывающаяся от концертов в Крыму, – это, по мнению крымненашистов, хорошо, правильно и по-рокерски. Зато когда у Дианы Сергеевны, как и у Андрея Вадимовича, два года назад наметились проблемы с организацией концертов в других регионах России, и были данные проблемы связаны с проукраинской позицией исполнительницы, – по мнению все тех же крымненашистов, сие свидетельствовало о возмутительном давлении Мордора на свободолюбивую личность. Несколько непоследовательно, не правда ли? Напоминает известный анекдот, по странному стечению обстоятельств, с украинцами в главной роли: «А нас-то за що?».

Речь, впрочем, даже не об этом. Источником арбенинских проблем двухлетней давности ведь было не государство, вообще удивительно травоядное по отношению к своим противникам. Рождающееся в муках русское гражданское общество изъявило нежелание поощрять рублем русофобию и национальное предательство.

Гражданское общество у нас долгое время было принято понимать как некую сугубо либерально-оппозиционную субстанцию. Вот и Андрей Колесников, один из наиболее откровенных колумнистов Газеты.ру, недавно фактически сделал его синонимом тех, кто против возвращения Крыма: «Масштаб консолидации посткрымского большинства и отторжение им меньшинства (гражданского общества), которому фактически отказано в равных правах с «консолидированными» товарищами (отсутствие представительства во власти и «покрывающих» страну медиа), значительны». А раньше, до Майдана, Крыма и Донбасса, либералы вечно жаловались, что гражданское общество у нас слабое и недостаточно развитое. Они почему-то считали, что гражданское общество – это защита прав секс-меньшинств и трудолюбивых гастарбайтеров, протесты против клерикализации образования и борьба за право креативного игрока в покер, не окончившего даже школу, стать муниципальным депутатом вместо скучного жуликоватого чинуши.

В каких-то странах и в какой-то степени – возможно, но магистральная суть феномена в другом. В частности, в безусловном и действенном осуждении врагов нации. Деятель культуры, в полувоенно-околовоенное время решивший агитировать в пользу противника, внезапно обнаруживает, что государство его не третирует, но все равно – концерты срываются/книги не печатаются, СМИ тотально игнорируют или, наоборот, жестко ругают, и даже в магазине кассирша, ссылаясь на внезапные проблемы со слухом, отказывается пробить кусок чеддера. И попробуй только вспылить в ее адрес – заплюют и заулюлюкают еще сильнее, ведь права слабослышащих и вообще инвалидов – это тоже забота гражданского общества. Гражданское общество нормальной, здоровой, не запутавшейся в ценностных ориентирах страны жестче и требовательнее властных структур столь нелюбимого либералами СССР. Внутри него могут идти споры сколь угодно высокого накала, вплоть до драк и судебных разбирательств, но есть несколько принципов, относительно которых оно едино как монолит. И один из них – не надо портить воздух там, где живешь. А рассевшись под кустиком для удовлетворения физиологических потребностей, не надо удивляться, что на вас показывают пальцем, а не спешат принести лопушок помягче.

Боюсь, рок-звезды, и в солидном возрасте не сумевшие дойти до понимания озвученных нехитрых истин, уже никогда ничего не поймут. Регулярно призывая не смешивать Отечество и «ваше превосходительство», они в итоге сами смешали их и выбросили на мусорную свалку своих ценностей, а теперь еще и постоянно просят у «превосходительств» защиты от сурового Отечества. По-человечески этих людей немного жалко, хотя не так, как их многочисленных поклонников, пребывающих в тягостных раздумьях, но не готовых, следуя моему примеру, удалить записи кумиров с телефонов, компьютеров и, главное, мозговой подкорки. Сложно здесь что-то советовать. Нет особого криминала в попытке убедить себя: музыка и общественно-политическая позиция – разные вещи, которые надо отделять друг от друга. Но правильнее все же осознавать наличие вещей, намного более важных, чем ублажающий слух набор звуков и берущее за душу рифмованное сочетание слов.

 

 

Автор: Станислав Смагин
Оставить Комментарии

Загрузка...
Загрузка...

Новости партнеров

Закрыть