loading...
close
close
Читайте нас в соцсетях

Самое обсуждаемое

Вертолет с журналистами на борту разбился в Кении

Вертолет с журналистами на борту разбился в Кении

12:56 21.10.2017
Экстренное заседание правительства по ситуации в Каталонии началось в Испании

Экстренное заседание правительства по ситуации в Каталонии началось в Испании

12:30 21.10.2017
"Что дальше? Автомобиль или грузовик?": немцы обсуждают инцидент в Мюнхене, где мужчина ранил ножом прохожих и сбежал

"Что дальше? Автомобиль или грузовик?": немцы обсуждают инцидент в Мюнхене, где мужчина ранил ножом прохожих и сбежал

11:52 21.10.2017
Мужчина с ножом набросился на прохожих в центре Мюнхена, есть раненые

Мужчина с ножом набросился на прохожих в центре Мюнхена, есть раненые

11:27 21.10.2017
Нажмите "Сохранить", чтобы читать "Народные новости" на главной Яндекса Сохранить
Вертолет с журналистами на борту разбился в Кении

Вертолет с журналистами на борту разбился в Кении

12:56 21.10.2017
Экстренное заседание правительства по ситуации в Каталонии началось в Испании

Экстренное заседание правительства по ситуации в Каталонии началось в Испании

12:30 21.10.2017
"Что дальше? Автомобиль или грузовик?": немцы обсуждают инцидент в Мюнхене, где мужчина ранил ножом прохожих и сбежал

"Что дальше? Автомобиль или грузовик?": немцы обсуждают инцидент в Мюнхене, где мужчина ранил ножом прохожих и сбежал

11:52 21.10.2017
Мужчина с ножом набросился на прохожих в центре Мюнхена, есть раненые

Мужчина с ножом набросился на прохожих в центре Мюнхена, есть раненые

11:27 21.10.2017

Чеченская республика на фоне хлопковых штатов

10:28
05 Апреля 2016 680
Чеченская республика на фоне хлопковых штатов
Предвыборный плакат в США, конец 19 века


«В России нет демократии», - таков излюбленный тезис и российской непримиримой оппозиции, и Запада. Для его иллюстрации часто используют ситуацию в Чеченской республике и неординарную личность ее лидера Рамзана Кадырова. Думается, в ближайшие месяцы к такой иллюстрации будут прибегать еще чаще, ведь приближается единый день голосования, и исход выборов в Чечне выглядит абсолютно предсказуемым. Это касается и выборов в Госдуму и тем более выборов главы республики.

Единственная интрига, наверное, в том будут ли итоги голосования ближе к результатам федеральных выборов 2011-2012 годов или же ближе к результатам выборов в парламент Чечни в 2013. Напомним, что в первом случае и за список «Единой России» в Госдуму и за Владимира Путина как кандидата в президенты голосовали более 99% избирателей. Тогда как на выборах в чеченский парламент около 86% поддержали единороссов, а свыше 7 % «Справедливую Россию». Пятипроцентный барьер утешительного мандата преодолели и «Патриоты России», получив 1 мандат из 41 (тогда как у «ЕР» - 37).

Впрочем, если даже сейчас Кадыров и «Единая Россия» наберут в республике не 99%, а 85%, то все равно результат создаст повод для разговоров о том, что, дескать, этот процент является запредельным, немыслимым для настоящей демократии.

Наверняка все, кто противопоставляет Чеченскую республику странам «настоящей  демократии» не сомневаются  в том, что Соединенные Штаты были такой демократией на протяжении всей своей истории. Однако посмотрим, каковы были результаты выборов в одном из штатов-основателей США, Южной Каролине, в относительно недавнем прошлом.

Так, в период с 1878 по 1900 губернаторские выборы проходили в штате 12 раз. Семь из них были вообще безальтернативными, на всех прочих только раз победитель получил чуть менее 70%. При этом всегда побеждали демократы, а подобие политической борьбы возникало лишь, когда главным конкурентом фаворита оказывался не республиканец, а представитель партии гринбекеров или независимый кандидат. В минувшем веке эта тенденция углублялась. С 1902 по 1966 из 23 выборов губернатора Южной Каролины лишь 4 были альтернативными, и только в одном случае результат победителя опустился ниже 99%.

Аналогичным образом завершались и выборы федеральных сенаторов и конгрессменов. Что же касается выборов местной легислатуры, то, например, в 1878-1902 республиканцы имели не более 9 мандатов в палате представителей штата, где заседают 124 законодателя, а с 1903 по 1961 палата состояла исключительно из демократов. В сенате штата (там в тот же период заседало от 35 до 46 депутатов) демократы не имели ни одного оппонента с 1896 по 1966 годы.

Схожая картина была и на всем «глубоком Юге» то есть в так называемых хлопковых штатах США. К ним также относятся Алабама, Миссисипи, Джорджия, Флорида, Луизиана. Это регионы, которые составляли опору Конфедерации в гражданской войне 1861-65 гг. Да и в других бывших конфедеративных штатах сохранялось явное, хотя и не столь монопольное, преимущество демократов.

Почему же сложилась такая ситуация? Республиканцы, которые управляли США (точнее, оставшимися в их составе штатами) во время той войны, могли после победы опереться на Юге лишь на чернокожих (то есть бывших рабов), на приезжих северян, а  также на штыки размещенных там федеральных войск. В результате в течение десяти с лишним послевоенных лет политическая борьба в этих штатах превращалась в малую гражданскую войну и сотни жертв во время избирательных кампаний были обычным явлением. Прекратилась эта практика лишь с 1877 года, когда президент Рутерфорд Хейс вывел федеральные войска с Юга. Суть компромисса заключалась в том, что южанам разрешалось жить как они хотят, лишь бы не пытались отделяться и формально признавали Конституцию. В результате никакого политического сепаратизма на Юге не наблюдалось, а США вступили в самый бурный период своего развития. Именно в последние десятилетия перед первой мировой войной они и превратились в мировую державу.

Безусловно, и  то положение, которое получили в Чечне сначала Ахмад Кадыров, а после его гибели – Рамзан Кадыров, и монополия демократов на власть в Южных штатах, и особость Чеченской республики в составе России, и особость Юга в составе США  –  это ключевые моменты урегулирования кровопролитных конфликтов в обеих странах. Но бросается в глаза не только сходство, но и различия.

В Чечне власть принадлежит представителям той же политической силы, которая восстановила федеральный контроль над Грозным в 2000 году. На американском Юге, напротив, политическая сила, восстановившая федеральный контроль, отказалась от претензий на власть на региональном уровне. Кроме того, американцам потребовалось одиннадцать с половиной лет, чтобы найти оправдавшую себя модель урегулирования. В России к этой модели прибегли с первых месяцев федерального контроля.

Думаю, в обоих случаях сравнение в пользу Российской Федерации. Да, ни одно, ни другое обстоятельство как будто не имеет отношения к демократии. Зато в случае с южными штатами можно пытаться утверждать, что реальная политическая конкуренция там была все равно большей, чем в Чеченской республике. Ведь хотя конкуренции по сути не было на межпартийном  уровне, она существовала на уровне демократической партии. Так, кандидаты на основные должности выдвигались в ходе праймериз, где шла нешуточная борьба, а губернаторы штатов, как правило, не слишком долго засиживались в этих креслах.

Да, это аргументы в пользу американской практики. Однако думаю, во-первых, не слишком корректно сравнивать опыт, который измеряется почти девятью десятилетиями с опытом, которому нет и полутора десятков лет. А семейственность в политике свойственна не только Чечне. И те же США к ней как раз движутся, ибо многолетняя борьба за президентство между кланами Бушей и Клинтонов – это явление новейшего времени. Ведь за период с 1829 по 2000 в США не было президента, который бы являлся сыном, супругом или братом предыдущего главы государства.

Самое главное — это методы, благодаря которым была установлена многолетняя монополия демократов на власть в южных штатах, ведь для нее потребовалось изменить состав электората. С конца 1870-х чернокожих избирателей просто запугивали и не давали проголосовать, а с начала 1890-х в этих штатах принимались новые конституции, которые фактически лишили их избирательных прав. Да, федеральная конституция запрещает лишать этих прав на основании цвета кожи или пребывания предков в статусе рабов, но вводились имущественный и образовательный цензы и другие условия приобретения статуса избирателя. Формально эти условия касались всех, но реально в отношении белых существовали иные стандарты. И, разумеется, дискриминация афроамериканцев распространилась тогда не только на избирательное право, но и на многие другие сферы.

В результате число участников выборов, несмотря на рост населения, сократилось в хлопковых штатах к началу ХХ века в несколько раз по сравнению с 1870-ми. Причина здесь не столько в расовой дискриминации, но и в том, что большинство избирателей игнорировали выборы, чей итог был предопределен. Такая ситуация сохранялась до середины 1960-х, когда под давлением снизу федеральное правительство демократа Джонсона, запустило процесс установление расового равноправия.

А потребовалось ли что-то мало-мальски аналогичное для предсказуемости выборов в Чечне? Вопрос риторический. Ведь состав электората в республике не менялся. Поэтому, думаю, что и политический стиль Рамзана Кадырова, и  мусульманский дресс-код в республике — это в сущности невинные и демократичные вещи. Во всяком случае, если сравнивать их с многолетним лишением миллионов граждан избирательных прав, к которому прибегали в эталонной демократии ради политической стабильности.

Автор: Эксперт Киевского центра политических исследований и конфликтологии (КЦПИК) Алексей Попов

Читайте нас в Telegram
Читать
Оставить Комментарии

Новости партнеров

Загрузка...
Загрузка...

Эксклюзив