loading...
close

Онищенко о Чернобыле: самые страшные потери – жизни людей

17:20 26.04.2016 Views554 Версия для печативерсия для печати

Онищенко о Чернобыле: самые страшные потери – жизни людей

В день 30-летия Чернобыльской катастрофы события крупнейшей трагедии ХХ века вспоминает участник ликвидации последствий аварии на ЧАЭС, академик РАН, заслуженный врач России, бывший главный санитарный врач России Геннадий Онищенко. 

– Геннадий Григорьевич, для вас слово «Чернобыль» – не пустой звук. Вы – один из участников ликвидации той аварии. Но вы еще и врач, который потом много лет отвечал за санитарную ситуацию в России.
– Авария на Чернобыльской АЭС имеет не только медицинские последствия. Это одна из величайших техногенных трагедий XX века. По масштабам с ней может сравниться только авария на Фукусиме, которая произошла почти ровно через 25 лет. Чтобы был понятен масштаб: Чернобыль – это 14х1018 выброшенных в воздушную среду радионуклидов. Главным образом речь идет о долгоживущих радионуклидах. В частности, цезии-137, период полураспада которого составляет 30 лет. То есть к сегодняшнему дню, как минимум, половина того цезия продолжает излучать. Это 200 тысяч квадратных километров зараженных территорий Белоруссии, России и Украины. Чернобыль – это более 600 тысяч человек, участвовавших в ликвидации последствий аварии. Безусловно, это и серьезные экономические потери. Но самые главные и страшные – потери человеческих жизней.

– Бытует мнение, что из-за режима секретности и желания умолчать об аварии в первые дни было заражено очень много людей.
– Просто никто не был готов к такому. Страна имела четкие планы на случай начал ядерной войны. Но не взрыва реактора электростанции. Тем не менее, меры, которые были приняты в первые дни, помогли серьезно минимизировать последствия. Прежде всего, хотелось бы отдать дань тем молодым ребятам-пожарным, которые первыми бросились тушить пламя и не позволили ему распространиться на другие энергоблоки. Разрушился только четвертый. Это во многом уменьшило объем возможных последствий. 26 человек из них умерли в течение ближайших трех месяцев после катастрофы. Всего за полгода скончался 41 человек. Все они уже в первые часы получили смертельные дозы облучения. Лучевая болезнь была зарегистрирована у 134 участников. В основном у тех, кто работал первые сутки. Во многом спасти людей помогло решение о выселении жителей как из самой Припяти, так и из 30-километровой зоны вокруг станции. Всего тогда отселили порядка 110 тысяч человек. Очень хороший эффект дало то, что в первые дни была проведена йод-профилактика 50 тысяч жителей Припяти. Им был выдан йод, что позволило защитить щитовидную железу. Это в 2 – 2,5 раза уменьшило коллективную дозу, которую они могли получить, и сберегло от лучевой болезни. Но в 30-километровой зоне этого сделано не было, просто не было нужного количества препаратов. Весь этот опыт потом через четверть века японцы использовали при аварии на Фукусиме. Реальная доза была промерена у 116 тысяч человек, из них только 500 получили дозу, которая приближалась к опасной черте. Все остальное население удалось сберечь.

– Через пять лет после катастрофы операция выселения коснулась жителей Брянской области. Зачем это было сделано? На что могло повлиять?
– Это отселение оказалось бесполезным. В это время уже люди, жившее на загрязненных территориях, получили 70% ожидаемой дозы. В результате отселение сыграло негативную роль. Люди теряли привычную среду обитания, несли материальные потери, рвались их социальные связи. В результате заболеваемость выросла, но связана она была с невралгией. В них не было радиационной природы.

– Как решался продовольственный вопрос в первые дни после аварии?
– Практически сразу был введен контроль продуктов питания. В частности, особое внимание удаляли молоку и свежим овощам, установили гигиеническое нормирование продуктов по радиационным показателям. Допустимые уровни содержания йода были приняты уже 6 мая 1986 года. По тем временам – очень быстро. Это позволило снизить дозу внутреннего облучения. Продукты на загрязненные территории просто завозили. Особенно молоко и молочные продукты. К сожалению, наибольшую дозу радиации щитовидной железы в первые дни получили дети младшего возраста, поскольку у них молоко преобладает в питании.

– Радиоактивные облака оставили свой след во многих районах СССР и не только. Говорили, что продукты, выращенные там, опасны для здоровья.
– Пятна радиационного заражения были выявлены в 14 субъектах России. Самые серьезные – на территории Брянской области и частично Калужской. Чуть лучше положение в Орловской и Тульской областях. Там по сей день ведется постоянный мониторинг ситуации. Контролируется и уровень индивидуальной средней накопленной дозы. За прошедшие 30 лет нормы только ужесточались. По некоторым показателям в 5 раз. Первое время на зараженных территориях запрещалось возделывать почву и выращивать любую продукцию. Потом в Сельхозакадемии были выработаны технологии, которые позволили уменьшить дозу в почве до допустимого уровня. В настоящее время на этих землях разрешается использование почвы для выращивания клубневых культур, они неопасны.

– В народе из уст в уста передавались легенды про радиоактивные грибы, которые чуть ли не светились в темноте…
– Дикорастущие продукты, в частности, ягоды и грибы, вызвали у нас большую тревогу. Опасность представляет и дичь, на которую традиционно охотились в этих местах. С населением ведется работа, чтобы исключить дикорастущие продукты из рациона.

– Насколько активно ведется сегодня работа с теми, кто пострадал от Чернобыльской катастрофы?
– Ведется реестр ликвидаторов, в который входит 600 тысяч человек. В него включены те, кто непосредственно участвовал в ликвидации. Люди, к ним приравненные – эвакуированные из зон заражения, те, кто проживает сегодня на зараженных территориях с уровнем радиации выше 5 кюри на квадратный километр. За ними ведется специальное наблюдение.


 

 

Автор: Игорь Осочников
Оставить Комментарии

Новости партнеров


Загрузка...
Закрыть