loading...
close
Читайте Нас в Соц. Сетях

Самое обсуждаемое

На 103-м году умерла старейшая актриса России в Ростове

На 103-м году умерла старейшая актриса России в Ростове

18:48 27.05.2017
Полиция оцепила супермаркет из-за вооруженного ножом психа в Лондоне

Полиция оцепила супермаркет из-за вооруженного ножом психа в Лондоне

17:40 27.05.2017
Неугомонные страны G7 хотели снять, но решили усилить санкции против России

Неугомонные страны G7 хотели снять, но решили усилить санкции против России

16:38 27.05.2017
Путин выразил соболезнования жителям Шри-Ланки, пострадавшим из-за наводнения

Путин выразил соболезнования жителям Шри-Ланки, пострадавшим из-за наводнения

15:25 27.05.2017
Нажмите "Сохранить", чтобы читать "Народные новости" на главной Яндекса Сохранить
На 103-м году умерла старейшая актриса России в Ростове

На 103-м году умерла старейшая актриса России в Ростове

18:48 27.05.2017
Полиция оцепила супермаркет из-за вооруженного ножом психа в Лондоне

Полиция оцепила супермаркет из-за вооруженного ножом психа в Лондоне

17:40 27.05.2017
Неугомонные страны G7 хотели снять, но решили усилить санкции против России

Неугомонные страны G7 хотели снять, но решили усилить санкции против России

16:38 27.05.2017
Путин выразил соболезнования жителям Шри-Ланки, пострадавшим из-за наводнения

Путин выразил соболезнования жителям Шри-Ланки, пострадавшим из-за наводнения

15:25 27.05.2017

Одесса 2 мая 2014 года: анатомия катастрофы

1:00
02 Мая 2016 1345

Одесса 2 мая 2014 года: анатомия катастрофы

События в Одессе 2 мая 2014 года – одно из переломных событий всего конфликта на Украине. До этого дня противостояние между пророссийски и прозападно настроенными активистами бывало жестоким, иногда приводило к человеческим жертвам, но никогда не вело к массовой гибели людей. 2 мая и последовавшие непосредственно за ним события изменили очень многое. Даже по меркам жестокой войны на Украине эта трагедия выделилась необычным уровнем зверства. Последствия этой трагедии оказались значительными и далеко не до конца осмысленными. Однако можно с уверенностью сказать: бойня в Одессе стала одним из важнейших событий, благодаря которым война так легко прошла точку невозврата.

Никто не хотел убивать

Противостояние в Киеве, начавшееся поздней осенью 2013 года, неизбежно затронуло и Одессу. Палаточный лагерь сторонников «Евромайдана» появился в городе 22 ноября, но вскоре его без особенного шума разогнали милиционеры. Локальные стычки протестующих с силовиками продолжались в течение нескольких недель, а с 22-23 января в город прибыла небольшая группа активистов самообороны майдана. Однако попытка занять местную администрацию закончилась ничем: лидеры местного «Евромайдана» не явились под стены, и собравшаяся было у здания толпа с палками разбрелась.

С конца февраля формируются постоянные дружины «Евро» и «Антимайдана». Боевые группы были созданы почти одновременно: 21 числа началось создание парамилитарного отряда прозападными силами, два дня спустя – антимайдановцами. В обоих случаях речь шла о людях, вооруженных только палками и щитами. Пока что никто не был настроен на активное применение насилия. Стычки носили локальный характер, убитых или серьезно покалеченных в этих драках не было. Более того, в отношениях с городским советом по некоторым вопросам будущие непримиримые враги выступали единым фронтом. В конце февраля и начале марта как проевропейские, так и пророссийские лидеры улицы старались остудить горячие головы. Однако последующие события многое изменили.

По мере того, как в Донецкой и Луганской областях накалялась обстановка, сгущались тучи и в Одессе. Антимайдановцы постепенно переходили к более радикальным лозунгам, чем прежде. Впервые зазвучали требования федерализации Украины и предоставления Одессе автономии. Их собрания проходили на Куликовом поле – площади у Дома Профсоюзов. В сложном положении оказалась местная милиция: с одной стороны областное УВД не хотело отвечать за последствия серьезных происшествий, если такие случатся, но с другой – в Киеве сменилась власть, и из столицы требовали подавить «Антимайдан» силой. Одного из лидеров пророссийской Одессы, Антона Давидченко, задержали силами СБУ, но этим репрессии пока ограничились.

В марте и апреле обстановка становилась все более нервозной, при том, что одесские отряды по обе стороны баррикад сохраняли высокую дисциплину и не допускали массовых драк с человеческими жертвами. В апреле, после того как Киев объявил о начале силовой операции, сторонники «Евромайдана» принялись выставлять блокпосты на въездах в Одессу, официально – для предупреждения вторжения со стороны Приднестровья, фактически – для противодействия организованному въезду в Одессу антимайдановцев.

Одесса 2 мая 2014 года: анатомия катастрофы

Сами антимайдановцы в это время находились в подвешенном положении. Развив поначалу бурную деятельность, пророссийские организации везде кроме Луганской и Донецкой областей начали быстро сбавлять обороты. На Куликовом поле еще оставалось достаточно много людей, но перспективы лагеря выглядели довольно туманными. Тем не менее, противная сторона нагнетала обстановку, призывая ликвидировать лагерь. Ни шатко ни валко шли переговоры о мирном сворачивании лагеря, которые вел замначальника УВД Дмитрий Фучеджи.

Параллельно, однако, готовился силовой разгон лагеря. Чиновники (в качестве непосредственного разработчика плана назывался как раз Фучеджи) решили использовать для этого назначенный на 2 мая футбольный матч между одесским «Черноморцем» и харьковским «Металлистом». Фанатские объединения этих клубов с одной стороны, тепло относятся друг к другу, с другой – занимают четко националистические позиции. В качестве ломовой силы фанаты отлично подходили. Одновременно велись переговоры с лидерами «Антимайдана»: тем предлагали оказать сопротивление для сохранения лица и уйти, а лучше просто перенести лагерь. Активист одесского антимайдана позже замечал:

«О том, что второго мая будет драка, мы знали за неделю. Нам сказали, что приезжают харьковские, которые должны устроить провокацию и снести Куликово Поле».

Переговоры дали некий эффект: 30 апреля часть антимайдановцев перенесла свои палатки на окраину, к мемориалу 411-й береговой батареи. Однако кое-что пошло не так. Часть антимайдановцев отказалась уходить, и более того, зная, что 2 числа начнется погром, наиболее упорные лидеры антимайдановцев решили выступить навстречу противнику сами, несмотря на то, что значительная часть людей с Куликова поля просто ушла. Такова предыстория событий 2 мая. Принципиально важный момент состоит в том, что и промайдановские, и пророссийские активисты знали, что на 2 число намечена атака на лагерь с целью его силового уничтожения, и этим обстоятельством диктовались действия дружинников одесского антимайдана 2 мая. Более того, лидер наиболее воинственной части антимайдановцев Сергей Долженков в ночь на 2 мая связался с депутатом одесского горсовета и предлагал хотя бы запретить марш фанатов: Главное решение суда сделать. Не будет марша — не будет крови.

Настроя на настоящую войну еще не было. Даже 1 мая антимайдановские активисты спокойно общались с идеологическими противниками. Никто не мог и представить, что случится на следующий день.

Преддверие гражданской войны

Утро 2 мая. В Одессу прибывает поезд с харьковскими болельщиками. В город стягиваются активисты «Евромайдана» из ряда других городов, от Ровно до Херсона и представители киевской самообороны майдана. На 15:00 назначен «Марш единства Украины», в котором должны принять участие ультрас и все сочувствующие им. Однако на антимайдановской стороне уже решили попытаться упредить погромщиков и встретить их прежде, чем лагерь на Куликовом поле разнесут соединенными силами.

Нужно отметить вот что. Из всех сил милиции, которые в этот момент оказались на улицах Одессы, примерно три четверти несли охрану стадиона. На Куликовом поле осталось только шестьдесят стражей порядка, колонну «куликовцев» сопровождало еще восемьдесят, евромайдановцев охраняло буквально несколько сотрудников милиции. При этом к борьбе с массовыми беспорядками милиция не готова психологически и не располагает необходимым снаряжением (щиты, каски). Собравшиеся на Александровском проспекте сторонники Куликова поля – это уже около двухсот человек, а силы евромайдановцев превосходили их по крайней мере впятеро. При этом, и у майдановцев, и у куликовцев имеется огнестрельное оружие.

14:40. Впервые в этот день применяется насилие. Некий молодой человек начинает стрелять по активистам Куликова поля из небоевого (вероятно, пневматического) пистолета. У него отобрали оружие, самого хулигана сдали на руки милиционерам. Антимайдановцы заверяют милиционеров, что собираются идти параллельно колонне ультрас и вмешаться только в случае, если те изменят маршрут шествия и пойдут сносить лагерь на Куликовом поле.

Около трех часов. На Соборной площади уже собралась толпа болельщиков и активистов «Евромайдана». Туда же стягиваются сторонники майдана с блокпостов вокруг города. Вся эта публика вооружена щитами и палками, как и антимайдановцы.

Куда именно планировала выйти колонна «Антимайдана», так точно и не установлено. Факт тот, что их маршрут пересекался с дорогой колонны «Самообороны». Милиционеры попытались развести две враждебные колонны. Однако около половины четвертого пополудни возле торгового центра «Афина» враждующие стороны увидели друг друга. Тут же начались первые столкновения после прорыва жидкой линии оцепления. В ход идет разнообразное импровизированное оружие рукопашного боя, камни, «коктейли Молотова», пиротехника… и огнестрельное оружие.

Важный момент. Впоследствии сторона «Евромайдана» очень много значения придавала тому, что первый погибший оказался членом «Евромайдана». Однако видеозапись, на которой впервые видна стрельба из огнестрельного оружия, фиксирует выстрелы из пистолета в 15-31 – со стороны сторонников «Евромайдана». На замедленной съемке видно, как вылетает гильза, таким образом, это точно не пневматический пистолет.

Поле боя быстро оказалось сильно задымлено. Пока ни одна из сторон не имела явного преимущества. В ходе столкновений евромайдановцы захватили пожарную машину и в дальнейшем использовали ее как таран.

Милиция постоянно пыталась вклиниться между дерущимися, сами дерущиеся перемещались по улицам. Основное столкновение шло на Греческой площади. Однако группа евромайдановцев попыталась обойти «куликовцев» и выйти им в спину. В ходе этих маневров один из активистов Антимайдана, по прозвищу Боцман, открывает огонь из-за спин милиционеров из боевого автомата или гражданского карабина на его основе. Возможно, именно этими выстрелами был смертельно ранен радикал «Правого сектора» Игорь Иванов. Впоследствии так и не удалось проследить судьбу оружия. При этом с балкона здания поблизости евромайдановец Сергей Ходияк вел огонь по антимайдановцам из ружья, убив и ранив несколько человек. В общей сложности в этих столкновениях из огнестрельного оружия было убито четверо антимайдановцев и двое евромайдановцев. Пострадало не менее 18 милиционеров, получивших ранения от охотничьего, пневматического и травматического оружия. В это время на Дерибасовской группа людей промайданной стороны, в основном девушек, готовила коктейли Молотова. Горючую смесь разливали в пивные бутылки.

Вскоре после шести вечера «куликовцы», которых было в несколько раз меньше, оказываются разбиты. Часть прорывается через кордоны, часть отступает в ТЦ «Афина». Там они через некоторое время сдались милиции.

К этому моменту уже погибли люди, сотни участников драмы пострадали. Однако подлинный кошмар еще даже не начался.

Обреченные на заклание

К 18-30 бой на Греческой закончился. Антимайдановцы частью блокированы в «Афине», частью убегают. В этот момент звучит призыв идти на Куликово поле. Деятели, призвавшие громить лагерь, известны по именам. Это Марк Гордиенко, один из руководителей местного «Евромайдана» и Андрей Юсов, глава одесского отделения партии «УДАР» Виталия Кличко. В это время толпа усиливается теми болельщиками, которые не явились на бой на Греческой. Теперь матч закончился, и они присоединяются к погромщикам.

На Куликовом в это время царила атмосфера растерянности. Узнав о беспорядках на Греческой, к лагерю подтянулось несколько сот человек, но теперь они топтались, не понимая, что делать и что теперь будет. В этой толпе было много женщин, стариков и вообще люди в лагере могли составить митинг, но уж никак не были войском для уличной драки. Интересно, что именно женщины настаивали на том, чтобы остаться. Женщин было решено спрятать в Доме Профсоюзов, где выломали двери и построили небольшую баррикаду у крыльца. Там же, в Доме Профсоюзов устроили госпиталь, притащив туда перевязочный материал, медикаменты и матрасы. В конце концов, сам Дом Профсоюзов решили сделать оплотом обороны, и туда собралось до четырехсот человек с «коктейлями Молотова» и камнями. Камни принесли в мешках и разместили около «огневых» точек у окон. 

Крайне важный момент: очень мало кто из тех, кто со стороны «Антимайдана» дрался на Греческой, дошел до Куликова поля и, с другой стороны, значительная часть погромщиков-евромайдановцев также не участвовала в драке на Греческой. В изложении украинской стороны схватка на Греческой и события на Куликовом поле выглядят частью единой последовательности событий, но это не вполне верный взгляд: два побоища серьезно различались не только по времени, но и по составу участников, причем с обеих сторон. С одной стороны, многие боевики, разбившие антимайдановцев у «Афины», там и оставались, по крайней мере, до 19-30, наблюдая за сдачей остатков пророссийских активистов в торговом центре, с другой – толпа, идущая к Куликовке, дополнилась сотнями новых людей. Со стороны «Антимайдана», в свою очередь, в Доме Профсоюзов оказались либо те, кто изначально никуда не ходил, либо люди, пришедшие на Куликовку после того, как их начали обзванивать, говоря, что лагерь будут громить.

Наконец, важный для развития событий момент. Милиция и МЧС самоустранились и долгое время никак не пытались предотвратить развивающуюся катастрофу.

К половине восьмого на Куликово поле вошли крупные группы майдановцев. Они начинают крушить лагерь. С крыши Дома Профсоюзов принимаются бросать камни, КМ и взрывпакеты, с площади – мечут бутылки в центральный вход. Те, кто был на баррикаде, отступают в фойе, при этом попытки майдановцев вломиться в здание не удаются, однако здание активно закидывают бутылками с горючей смесью.

Оттеснив от крыльца антимайдановцев, победители забрасывают внутрь бутылки с КМ и горящие покрышки. Главный вход полыхает. Загорается баррикада на первом этаже, и огонь быстро распространяется, охватывая сначала вестибюль, а затем – лестницы.

Это ключевой момент пожара: огонь распространился стремительно, причем охватил в первую очередь именно лестничные марши. Впоследствии было установлено, что основной очаг возгорания – это именно вестибюль, отдельные очаги внутри здания оказались сугубо локальными, и оттуда огонь никуда не распространился. Пожар, погубивший людей, начался именно в вестибюле.

Пожар стремительно распространился вверх, а коридоры оказались сильно задымлены. Чтобы выбраться на крышу, нужно было пройти через коридоры к лестницам – но именно оттуда шел плотный поток дыма, причем по дороге нужно было взломать запертые двери, что для теряющих сознание в дыму было, конечно, непосильной задачей. К тому же, многие куликовцы стояли у окон, перекидываясь камнями с майдановцами внизу, и в азарте боя слишком поздно заметили, что сзади надвигается смертельная угроза. Внизу бесновалась толпа, и куликовцы были уверены, что при попытке спастись их просто убьют – и как минимум в одном случае это оказалось правдой. Наконец, из-за перепадов тяги потоки дыма периодически уводило в ту или иную сторону, и за несколько минут, а то и секунд кто-то успевал получить смертельное отравление продуктами горения. Надо отметить, что загорелась в том числе пластиковая обшивка, горела офисная мебель, то есть, дым был еще и очень токсичным.

Одесса 2 мая 2014 года: анатомия катастрофы

 

Буквально в течение минуты из окон с большой высоты начинают прыгать люди. Как раз в этот момент кто-то из погромщиков подбегает к выпрыгнувшему и начинает бить еще живого человека палкой. По словам присутствовавших при этом журналистов, дополнительно избили еще нескольких человек, переломанных после прыжка из окон верхних этажей.

С начала пожара прошло менее 15 минут.

В этот момент в некоторых майдановцев возобладали человеческие чувства, и они начинают пытаться эвакуировать спасающихся из огня людей. Только к этому моменту милиция, наконец, просыпается и начинает упорядочивать происходящее. К зданию подтянули металлические конструкции сцены Куликовки и начали, используя их как лестницы, вытаскивать людей из окон и с парапетов. Около 20:20 прибывает пожарная машина, и эвакуация начинается уже организованно, под прикрытием милиции. Прикрытие вовсе не зряшная мера: спасшихся опять принимается избивать толпа с дубьем в балаклавах.

В 22:03 пожарные ликвидировали последние очаги возгорания в здании. Последних антимайдановцев эвакуировали уже наутро, из частей здания, не загоревшихся в ходе пожара.

Одесса оказалась перед лицом своей самой кошмарной трагедии в новейшей истории города. За день погибло 48 человек, из них 42 – убитые и получившие смертельные ранения у Дома Профсоюзов.   

Одесса 2 мая 2014 года: анатомия катастрофы 

…День спустя счастливые победители ходили по сожженному зданию, подсчитывая трупы и снимая процесс на видео. Остановившись над телами юноши и девушки, лежащими рядом, комментатор хмыкнул: «Ну, это вообще Ромео и Джульетта». Революция достоинства продолжалась.

Буги-вуги на костях

Если массовое убийство стало трагедией, то реакция украинского общества и государства на происшедшее стали для Украины настоящей катастрофой, тем более ужасной по своим последствиям, что упоенно-самоубийственные шаги делались самими же украинскими патриотами и чиновниками.

Наиболее явной реакцией украинского общества на побоище стал… восторг. Обычные обыватели остроумно шутили по поводу майских шашлыков, радовались, что колорадские жуки не умеют летать и засеивали интернет фотографиями обожженных, изуродованных людей с комментариями разной степени глумливости. Чувства людей, для которых люди, погибшие в Доме Профсоюзов, были в той или иной степени своими, просто объявлялись несуществующими и, по крайней мере, неважными.

Действия государства напоминают скорее попытку спрятать голову в песок перед лицом серьезного вызова. Значительная часть непосредственных убийц и лиц, способствовавших убийству, была заснята на видео, многие - с открытыми лицами. Тем не менее, за прошедшие два года к уголовной ответственности не был привлечен ни один из убийц. Также не был привлечен к ответственности за бездействие ни один милиционер. Дмитрий Фучеджи, заместитель начальника местного УВД, бежал за границу (как утверждается, в Приднестровье).

В результате побоища пророссийское движение непосредственно в Одессе было деморализовано и ушло в подполье. Однако сотни людей из самой Одессы, остальной Украины и из России не просто не перепугались от такой судьбы единомышленников, но вместо этого отправились в Донбасс и вскоре встретились со своими противниками по Греческой и Куликовке с оружием в руках. Удивительно, но украинское общество никак не отрефлексировало случившееся, и до сих пор блестяще игнорирует связь между горящими людьми в Одессе и ожесточенным сопротивлением на востоке. Очень многие ополченцы на вопрос «Почему вы отправились туда?» впоследствии уверенно отвечали: «События 2 мая в Одессе». Вспоминая май 2014, один из бойцов писал:  

У нас было много одесситов, которые после трагедии приехали в ополчение не для того, чтобы там Новороссию строить и т.п., а чтобы мстить. Они, кстати, были одни из самых жестоких и непримиримых. Многие добровольцы из России поехали в ополчение как раз после Одессы. Трагедия для многих стала последней каплей, после которой укроп начали кошмарить по-серьёзному, без сантиментов, т.е. для русских в РФ и на Украине Одесса стала отправной точкой, после чего они собрались и приехали. А для местных с Донбасса трагедия стала чем-то вроде точки невозврата, когда они уже не сомневались, что делать с украинскими бандитами. Колеблющихся трагедия окончательно качнула в нашу сторону, а тех, кто уже выбрал за кого воевать - закалила и укрепила в их убеждениях.

Даже с точки зрения интересов постмайданной власти и сочувствующих ей, кровопускание в Одессе не требовалось для достижения результата. По итогам бойни у активистов Куликова поля так и не обнаружилось ни одной единицы огнестрельного оружия. Еще одно охотничье ружье отобрали у казака на подходах к Греческой. Уже этот факт показывает действительные возможности по эскалации насилия лагеря на Куликовом поле. К тому же, из известных сведений четко следует: никто и не собирался захватывать власть, все шаги местного антимайдана диктовались желанием защитить собственный лагерь от разгрома. Кроме того, Одесса находится слишком далеко от России для любой помощи оттуда. Донецкая и Луганская республики смогли выжить благодаря связи с «большой землей», но для сравнения в Николаеве, Днепропетровске, Херсоне, Харькове пар в итоге ушел в свисток, и проукраинские силы одолели протестующих без всякого массового душегубства. 

Одесса не была единственным фактором, из-за которого война быстро пролетела точку невозврата. Однако именно Одесса стала одним из переломных событий, сработавших на это, а главное, она была совершенно необязательна ни для кого. Трагедии можно было избежать. Ее последствия можно было смягчить. Однако вместо попытки хотя бы разобраться в уже случившейся трагедии и принять хоть какие-то меры к купированию ее последствий Украиной была выбрана упоенно-самоубийственная стратегия на всех этапах и на всех уровнях, стратегия предельного обострения конфликта.

Одесские события – трагедия, требующая не только скорби и памяти, но и осмысления. Бессмысленно объяснять, что Одесса – это триумф жестокости. Однако Одесса показала также, что жестокость может не оправдаться и ударить другим концом по самим зверствующим. Правда, этот урок не был усвоен, и для того, чтобы отмахнуться от реальности, украинским обществом были приложены огромные усилия. Однако проигнорированная реальность рикошетом вернулась Украине уже считанные недели спустя, стреляя из всех стволов.

Автор: Евгений Норин

Оставить Комментарии

Новости партнеров

Загрузка...

Эксклюзив