loading...
close

День Победы: Морская пехота в скалах Лиинахамари

23:11 07.05.2016 Views1907

День Победы: Морская пехота в скалах Лиинахамари

Пейзажи Заполярья полны величия и мрачноватой красоты. Нагромождения скал, вечные холодные ветры, свинцовые волны Ледовитого океана, разбивающиеся о дикие каменистые берега – все это навевает мысли о тщете сущего, сказаниях древних скандинавов и тому подобных материях.
Однако в 1941-1944 годах людей здесь интересовали куда более приземленные вопросы, а локальная гибель мира происходила каждый день. Мурманск являлся одним из важнейших портов СССР, он связывал страну с внешним миром, и через Ледовитый океан шли не драккары викингов, а полярные конвои с военными материалами для Советского Союза. Здесь шла своя отдельная война, где врагом был не только противник на поле боя, но и сам по себе дикий край. Уже 22 июня войска вермахта начали развертывание на финской территории, и 29 числа совместно с финнами они перешли в наступление. Нацисты были уверены в успехе. Должность коменданта Мурманска создали уже в июне 1941.
Как выяснилось, должность учреждали рано. Прорыв к Мурманску не удался, и линия фронта застыла в 60 км западнее города. На одном из участков границы за Полярным кругом нацистам – уникальный случай – не удалось нарушить границу СССР. В жесточайших боях противник был остановлен, и до 1944 года линия фронта стояла на месте.
В своем роде история этой операции знакома каждому российскому школьнику. Поэма Константина Симонова «Сын артиллериста», отрывки из которой, запинаясь, читают наизусть каждое 9 мая все новые и новые поколения школяров, рассказывает именно об эпизоде битвы в Заполярье – реальном эпизоде. Настоящий «Ленька» - это командир взвода топографической разведки 104 артиллерийского полка Иван Лоскутов, действительно ходивший на скалы хребта Муста-Тунтури и вызывавший огонь батарей с полуостровов Средний и Рыбачий на себя. До сих пор на приполярном хребте можно видеть куски скал, отколотые там и тогда снарядами тяжелых орудий 104-го полка. Полуострова тогда неофициально назвали «непотопляемый линкор» за постоянные артиллерийские удары со стороны океана. До сих пор в скалах изредка находят скелеты в полуистлевших остатках обмундирования… Блицкриг в Арктике не получился, а стороны перешли к войне диверсионных групп, авиации и флота.
В 1944 году военное счастье повернулось к Третьему Рейху спиной. Финляндия вышла из войны в сентябре 1944 года. Однако оставалась точка соприкосновения советских войск и вермахта – район границы с Норвегией. Против немецких войск, зажатых между теперь уже недружественной Финляндией и Ледовитым океаном и было направлено большое наступление этой осени – Петсамо-Киркенесская операция. Задача стояла сложнейшая: проломить немецкие редуты, строившиеся с 1941 года, и завладеть городом Петсамо. Сам Петсамо имел значение и как порт, через который снабжались немецкие войска в этом районе, и как гавань, через которую везли никель местных месторождений в Германию. Возникла естественная идея – пробиться в Петсамо не только с суши, но и обложить его с моря. Однако эта мысль была очевидна не только советскому командованию, но и немцам. На входе во фьорд, в конце которого раскинулся главный приз, находилась сильно укрепленная гавань Лиинахамари. Для того, чтобы войти во фьорд, требовалось заткнуть береговые батареи на скалах. Небольшая крепость включала внушительный арсенал, от многочисленных тяжелых зениток, способных расстреливать не только воздушные, но и наземные и водные цели, до 210-мм монстров, представлявших угрозу даже для крейсера, покажись он в этих водах. Все это великолепие дополнялось бетонными и каменными укреплениями с автоматическими мелкокалиберными пушками и пулеметами. Наибольшую опасность представляли пушки мыса Крестовый: оттуда прекрасно просматривались и гавань, и подходы к ней. Лиинахамари отлично запирала гавань.

День Победы: Морская пехота в скалах Лиинахамари
Мыс Крестовый
Отмычку к этому запору, однако, нашли. К захвату батарей готовились разведотряд Северного оборонительного района и 181 отряд осназ Северного флота. Руководили операцией майор Иван Барченко-Емельянов и лейтенант Виктор Леонов.

День Победы: Морская пехота в скалах Лиинахамари
Иван Барченко-Емельянов

День Победы: Морская пехота в скалах Лиинахамари
Виктор Леонов
Двадцативосьмилетний лейтенант из Зарайска до начала войны служил на подводной лодке, а в 1941 году перевелся с субмарин в отряд осназ. Пока стороны разглядывали друг друга в бинокли и прицелы, Леонов со своими людьми постоянно ходил за линию фронта. Пятьдесят рейдов, быстрый рост от рядового бойца до командира отряда. Захваченные опорные пункты, «языки», разведка. Три ранения. Документы читаются как анонс боевика: «Разгромил автобазу…разгромил опорный пункт…разгромил автоколонну, захватив в плен троих офицеров штаба полка…эвакуировал раненых…обеспечивал высадку на территории противника…» Примерно так же устрашающе выглядел послужной список Барченко-Емельянова. Так что на штурм скальной крепости собирались отправить истинных специалистов по выполнению невыполнимых задач.

Вперед и вверх

День Победы: Морская пехота в скалах Лиинахамари
В ночь на 9 октября 1944 года отряд Леонова примерно в 200 человек, нагруженный оружием, взрывчаткой и боекомплектом, в полярной ночи высадился на побережье к западу от хребта Муста-Тунтури. Их целью был мыс Крестовый и его пушки. Заходить на артиллерийские позиции собирались с тыла. Катера скользили по поверхности воды незаметно: радиомолчание, погашенные огни, моторы переведены на подводный выхлоп. Погода только благоприятствовала: началась метель. Катера подходили к берегу в кромешной тьме. Тыкаться носом в берег не рисковали, поэтому сходни не доставали до самого берега, и десантники преодолевали последние метры ногами в октябрьской воде. 
Для начала на берегу отряду пришлось влезть на гранитную сопку. Ступени вырубали себе самостоятельно. Короткий отдых в снегу, подъем. На другой стороне кряжа – спуск, и снова подъем на веревках. Отряд прошел 30 километров за двое суток. 
К батареям Крестового группа подошла практически вплотную. Однако на противоположной стороне фронта сидели далеко не дети. Часовой обнаружил подползающих разведчиков, пустил осветительную ракету и поднял тревогу. С этого момента началась невероятная импровизация осназовцев. 
На колючую проволоку набросили бушлаты и мгновенно преодолели заграждение. Перескочивший на ту сторону разведчик тут же принялся поливать автоматным огнем двери казармы, не давая никому выскочить оттуда. В это время его товарищи перебирались на немецкую сторону колючей проволоки. Ожившую пулеметную точку забросали гранатами. Часть орудий батареи успела развернуться и открыть огонь, но русские находились уже слишком близко: диверсанты ворвались прямо в орудийные дворики и перебили расчеты автоматным огнем в упор. Биться в ближнем бою с диверсантами, для которых схватки накоротке родная стихия, нашлось мало желающих, и все они были убиты. 
Артиллеристы или полегли на своих орудиях, или отступили под прикрытие камней. А в руках у диверсантов теперь находился царский подарок – исправные орудия, из которых можно было вести огонь по скалам вокруг. Бойцы, умеющие обращаться с трофейными пушками, в отряде имелись. Поэтому с мыса Крестовый тут же начался обстрел немецких же позиций. Те сдаваться не собирались, и через залив вышли катера и шлюпки с пехотой. Разведчики не дали себя разбить, но теперь по их позиции на высоте бьют немецкие батареи, и Барченко-Емельянов уходит за скалистый гребень, сняв замки с пушек, а сам вызывает на головы противника авиацию.
Немцы оказались в исключительно неприятном положении. Пытаясь отбить собственную бывшую позицию, они карабкались теперь по каменистым склонам, сверху их обстреливали разведчики, а после запроса Барченко атакующих снизу вверх еще и обстреляли «Илы». Кроме штурмовиков к «коммандос» пришли транспортники, сбросившие боеприпасы. Это стало переломным моментом в схватке за Крестовый: следующим шагом разведчиков стал захват дальнобойной батареи на том же мысу, но теперь сопротивление противника было гораздо слабее. Чтобы завладеть ею, разделившиеся отряды спустились со скалы, и взяли противника в клещи. На сей раз такого упорства деморализованные немцы не проявили. Добычей победителей стали 60 пленных во главе с обер-лейтенантом – и сама батарея.
Рывок на Крестовый оказался первым шагом к обрушению всей системы обороны немцев. Теперь к Лиинахамари на полном ходу шли катера с основными силами десанта. Их обнаружили за 30 кабельтовых (более 5 км) от берега и открыли огонь. С Крестового, однако, никто не стрелял, а от «непотопляемого линкора», полуострова Средний, начала бить дальнобойная артиллерия. Прикрывшись дымовой завесой, катера ворвались во фьорд и в темноте высадили первую волну десанта. Все четко понимали свои задачи, и действовали предельно быстро: ночь была главной союзницей диверсанта. Наутро штурм поддержала авиация. Поскольку батареи оказались или захвачены, или подавлены, уже никто не мешал работе флота. Зачистка увенчалась массовой сдачей в плен остатков гарнизона крепости. Исход дела решили прорыв десантников на Крестовый и быстрые слаженные действия в самом городке и на батареях вокруг. 
Петсамо вскоре пал, а советский Карельский фронт начал развивать наступление дальше, на Киркенес, в северную Норвегию. 

День Победы: Морская пехота в скалах Лиинахамари
Немецкие войска в Пестамо
Десант на Лиинахамари стал одной из самых замечательных десантных операций Великой Отечественной. При крайне сложных стартовых условиях десантники заняли горловину фьорда, воспретив эвакуацию из Петсамо морем, и ликвидировав укрепрайон, который мог бы держаться еще долго. Секрет успеха, как ни странно, формально не содержал ничего феноменального. Командиры десантников знали своих людей, тщательно подошли к вопросу маскировки всего предприятия и наладили эффективное взаимодействие с артиллеристами, флотом и авиацией. В результате первые же шаги десантников поставили гарнизон в тяжелое и невыгодное положение, а затем моряки, летчики и десантники четко работали, прикрывая друг друга и каждый раз обращаясь к противнику сильной стороной. Звучит просто, но в действительности четко и последовательно реализовать сложный план атаки было вовсе не тривиальной задачей. Десант октября 1944 года стал триумфом опыта и профессионализма, умноженного на дерзость и способность командиров десанта к импровизации. 

День Победы: Морская пехота в скалах Лиинахамари
Памятник десанту

 

Автор: Евгений Норин
Оставить Комментарии

Загрузка...

Новости партнеров

Закрыть