loading...
close

День Победы: взятие Рейхстага

12:33 09.05.2016 Views1241

День Победы: взятие Рейхстага

Взятие Рейхстага стало кульминацией Второй мировой войны. Цитадель зла, попадающая в руки победителей, диктатор, пускающий пулю в себя – трудно придумать более эффектный финальный аккорд крупнейшего вооруженного конфликта в человеческой истории. Между тем, эпопея штурма Берлина содержит довольно много любопытных и нетривиальных нюансов.

Крепость с треснувшими стенами

Берлин достаточно долго готовили к упорной обороне, и в конце апреля у его защитников было, чем отражать удары, хотя силы гарнизона все равно не отвечали своим задачам. Еще задолго до начала финального наступления русских Берлин жестоко бомбили союзники, поэтому в столице Рейха были заблаговременно устроены разнообразные убежища и укрепления. Правда, защищали они главным образом от воздушных налетов. Система укреплений, защищающих от наземного наступления, строилась абы как, рвы, укрытия и траншеи возводились без единого плана, а склады по нелепой ошибке расположили на окраинах – в сражении их быстро получили русские.

Специфическим шедевром фортификации стали башни ПВО – огромные бетонные сооружения, в которых монтировались зенитные орудия и убежища для тысяч людей. Несмотря на экзотический вид и конструкцию, эти сооружения оказались довольно крепкими орехами: ни одна из них так и не была уничтожена ни с воздуха, ни с земли. Именно в одной из таких башен во время штурма сидел комендант Берлина Гельмут Вейдлинг.

Помимо башен, в Берлине располагались сотни обычных позиций ПВО с зенитной артиллерией всех калибров. Эти зенитки стали едва ли не самой серьезной помехой для наступающих. Однако на инженерных сооружениях и мощной системе ПВО список достоинств Берлина как крепости исчерпывался. В городе аврально создавались батальоны из престарелых фольксштурмистов, многие из которых не были юношами уже в предыдущую мировую войну, пожарных, полицейских, гитлерюгендовцев и т.д. и т.п. В Берлине собрались десятки тысяч вооруженных людей, но собственно солдатами можно было считать лишь меньшую их часть. Некую организованность этой орде придали отступившие в Берлин с востока остатки 56 танкового корпуса. Насчитывая всего 13-15 тысяч солдат и офицеров, остатки разбитых на одерском рубеже дивизий становились ядром, вокруг которого собирались иррегулярные части. Всего в Берлине по разным оценкам находилось от 60 до 140 тысяч защитников, что для такого города, конечно, недостаточно.

С советской стороны на улицы ворвались более 400 тысяч солдат и офицеров. Нужно отметить, что такое благоприятное соотношение сил русские создали целенаправленно: мощная, состоящая из регулярных частей 9 армия вермахта была отсечена от Берлина в лесах южнее города, охвачена со всех сторон и разгромлена в крупном «котле». Фюрер возлагал огромные надежды на ее дивизии, но в момент, когда в Берлин с разных стороны входили советские танки, 9 армия бесславно погибала в окружении.

Вошедшие на улицы Берлина советские армии стремились к Рейхстагу. В качестве политического центра это здание, построенное для немецкого парламента, уже давно не имело никакого значения. Сам Гитлер находился в Рейхсканцелярии. Однако как массивное здание в центре города, Рейхстаг упорно удерживали отряды берлинского гарнизона, именно он был ориентиром для наступающих и символом обороны Берлина.

Необходимость быстрого штурма Берлина во многом диктовалась личностью нацистского вождя. Воля Гитлера спаивала воедино сохранившиеся силы вермахта, гарнизон Берлина же был слишком слаб, чтобы представлять серьезную угрозу наступающим. Основная опасность исходила не от сжимающих фаустпатроны юнцов на берлинских чердаках, а от крупных регулярных сил немецкой армии за пределами Берлина, способных к самостоятельным операциям, так что быстрое уничтожение «мозгового центра» Третьего Рейха было обоснованным решением. Тем более, к наступлению тщательно готовились. Берлин тщательно отсняла авиаразведка, планами города снабжали даже взводных.

Борьба на улицах

День Победы: взятие Рейхстага

Рейхстаг не имел изначально назначенных на эту роль покорителей. По ряду причин, в итоге к нему пробились войска 3-й ударной армии, наступавшие на город с севера. Между тем, 23 апреля, когда войска вступали в Берлин, командующий этой армией генерал Кузнецов был недоволен низкими темпами наступления. В этот день он устроил настоящий разнос командирам собственных корпусов за плохую организацию боя и потерю управления наступающими частями.

Между тем, у армии действительно имелись объективные причины вести наступление сравнительно небыстро: она действовала в зоне плотной застройки против упорно обороняющихся частей. Отдельной проблемой стали многочисленные речки и каналы, которые приходилось преодолевать с боем. Канал сам по себе куда менее удобен для форсирования, чем река: отвесные стены набережных создавали проблемы саперам. Тем не менее, 3-я ударная располагала хорошо подготовленной к штурмовым действиям пехотой, сильными саперными частями и страшным артиллерийским кулаком, поэтому продвижение было неуклонным, хотя и неспешным.

Вскоре на другом берегу канала Берлин-Шпандауэр был захвачен плацдарм. 150-я стрелковая дивизия, чье знамя вскоре окажется над Рейхстагом, форсировала канал отдельно, обойдя узел сопротивления немцев. Однако лежавшая далее на пути армии Шпрее вновь замедлила продвижение. Вновь артиллерийский налет, обходы, работа саперов по наведению переправ – и беспрерывные зачистки кварталов от отчаянно обороняющегося неприятеля. В качестве своего рода тренировки перед финальным штурмом, части двух дивизий 3-й ударной освободили тюрьму Моабит, предназначавшуюся в Рейхе для политзаключенных.

Наступление велось аккуратно и методично. Главным действующим лицом в уличных боях стал штурмовой отряд. Единого штата такого подразделения не существовало, отряды сколачивались на лету под конкретные задачи, но типичный штурмовой отряд включал стрелковую роту или батальон, взвод или роту саперов, отдельный взвод автоматчиков, крупнокалиберные пулеметы, огнеметчиков, несколько самоходок или танков, минометы и полевые орудия, которые катили на руках. По необходимости добавлялась тяжелая артиллерия. Такой отряд делился на несколько штурмгрупп, которые, собственно, и решали тактические задачи: захватить дом, мост, канализационный коллектор, строение, подавить огневую точку.

Смысл такого деления состоял в том, чтобы создать небольшие, но до зубов вооруженные подразделения, которые могли не тратить время на запросы поддержки, а сразу имели бы собственные средства борьбы против любого противника. Штурмовая группа имела свои средства, чтобы подбить танк, поджечь то, что горит, подорвать то, что не горит, сманеврировать под прикрытием дымовой завесы. Как правило, такая группа перед основной атакой «размягчала» противника ударами орудий или танков по амбразурам и окнам. Минометы подавляли противника на открытых местах и отсекали от чьих бы то ни было попыток прийти на помощь. Проходы для пехотинцев проделывались саперами, подрывавшими в нужных местах преграды и стены, затем пехота проникала на объект, который должна была захватить. Крупнокалиберные пулеметы ставились на верхние этажи уже пройденных зданий и били через голову своих стрелков, не давая поднять головы. Штурмующие сразу стремились захватить верхние этажи зданий, чтобы огнем сверху отсечь пытающихся контратаковать немцев или наоборот, воспретить попытки гарнизона убежать.

Как видим, комплекс приемов сложный, требующий четкого взаимодействия. Но советские солдаты 1945 года очень сильно отличались от себя самих четырьмя годами ранее, и действительно могли показать высокий класс штурмовой операции.

Сердце тьмы

День Победы: взятие Рейхстага

К вечеру 28 апреля до Рейхстага оставались какие-то сотни метров. 3-я ударная вышла на берег Шпрее с севера, и готовилась ее форсировать. Ночью 171-я дивизия полковника Негоды переправилась через реку и захватила плацдарм. Под прикрытием артиллерии Негода добился главного успеха этой ночи – захвата моста через Шпрее. Неповрежденная переправа стала ценным приобретением, по ней к Рейхстагу переправились основные силы 171-й и 150-й дивизий. Однако первая попытка сходу взять Рейхстаг потерпела неудачу: на подходах защищалось несколько тысяч немецких солдат с бронетехникой, включая пару «Тигров», один из которых подбили прямо посреди площади.

Штурмовать Рейхстаг любой ценой никто не собирался, и пока наступающие ограничились прилегающим зданием гестапо. От Рейхстага наступающих отделала только площадь Кенигс-Плац. Решающий штурм планировался на 30 апреля, а пока русские вели разведку и подтягивали тылы с артиллерией. Кроме самого Рейхстага целью была Кроль-опера, остававшаяся справа: оттуда немцы могли угрожать флангу и тылу наступающих на сам Рейхстаг. Рейхстаг уже становился островком в бурном море наступающих советских войск: с юга навстречу 3-й ударной двигались части 8-й гвардейской армии.

Финальный штурм начался в 11-30. Во втором часу пополудни русские принялись обстреливать сам Рейхстаг из орудий всех калибров, включая 203-мм осадные гаубицы. Здание штурмовали части сразу двух дивизий. Отметим, что стрелковые дивизии к концу войны были крайне малочисленными, и скорее напоминали полки, то есть, речь не идет об участии в штурме одного здания десятков тысяч людей. Первыми в Рейхстаг ворвались солдаты 171-й стрелковой. Именно они первыми вывесили красное знамя в окне Рейхстага. Однако внутри штурмующим пришлось пробираться через отчаянно обороняемые развалины. Здесь артиллерия уже не могла помочь, в здании шел ближний бой. Между тем, пока в сумраке Рейхстага штурмовые группы гранатами и ручным оружием прокладывали себе путь, произошли важные события неподалеку, в Рейхсканцелярии.

29 апреля Гитлер отправил запросы о том, где находятся и что делают немецкие войска за пределами Берлина. Он рассчитывал на спасение со стороны 9 и 12 полевых армий. Ответы оказались неутешительными для диктатора. Остатки 9 армии с трудом пробивались из окружения на запад и не собирались выручать фюрера, 12 армия увязла в боях с заслонами советских войск к западу от города, и тоже не имела возможности пробиться в Берлин. Советские войска в этот момент находились менее чем в полукилометре от Рейхсканцелярии. Эти вести предопределили дальнейшие события: незадачливый покоритель мира покончил с собой.

Последний начальник Генштаба Рейха Ганс Кребс отправился в 8-ю гвардейскую армию к генералу Василию Чуйкову и начал переговоры о капитуляции. Всего этого в Рейхстаге еще не знали. Внутри шел бой. По крайней мере, полторы тысячи солдат гарнизона русские загнали в подвал и теперь выбивали оттуда взрывчаткой и гранатами. 1 мая те попытались прорваться в вестибюль, но их встретили и отбросили назад.

Интересно, что этот бой шел, когда над Рейхстагом уже развевалось красное знамя. Более того, знамена водружались на крышу здания несколько раз. Вообще, символически закрепить свое первенство старались многие, поэтому на Рейхстаге оказалось около сорока разных флагов и знамен. «Классическое» знамя, водруженное на куполе, изначально было водружено Егоровым и Кантария с восточной стороны здания. А вот на купол его перенесли несколько позднее, 2 числа.

2 мая командующий берлинским гарнизоном генерал Гельмут Вейдлинг издал последний приказ:

«30.4.45 фюрер покончил с собой, предоставив нас, давших ему присягу, самим себе.

Вы думаете, что согласно приказу фюрера все еще должны сражаться за Берлин, несмотря на то, что недостаток тяжелого оружия, боеприпасов и общее положение делают дальнейшую борьбу бессмысленной.

Каждый час вашей борьбы увеличивает ужасные страдания гражданского населения Берлина и наших раненых. Каждый, кто гибнет сейчас за Берлин, приносит напрасную жертву.

Поэтому, в согласии с Верховным командованием советских войск, я призываю вас немедленно прекратить сопротивление.

Вейдлинг, генерал артиллерии и командующий обороной Берлина».

В это время в Рейхстаге положение осажденных стало вовсе безнадежным. Здание горело. Утром 2 мая остатки гарнизона капитулировали. Всего в Рейхстаге погибли 2500 немецких солдат, попали в плен еще 1650. Днем раньше пало здание Кроль-Оперы, где сдались около 850 немецких солдат и офицеров. В свою очередь, за все время Берлинской операции, то есть, не только в самом городе, но и в ходе прорыва к нему, 3-я ударная армия потеряла 4244 человек погибшими и пропавшими без вести.

Рейхстаг стал символом не просто военного триумфа, но окончанием очень долгого пути для штурмовавших его солдат и офицеров. Лейтенант Берест, чьи солдаты водрузили Знамя Победы над куполом, участвовал еще в Финской войне. Сержант Михаил Егоров попал в действующую армию в декабре 1944 года после того, как отвоевал несколько лет в партизанах на Смоленщине. Такой же долгой и бурной была биография Мелитона Кантария – он служил разведчиком 150-й дивизии с декабря 1941 года. На купол Рейхстага вошли далеко не случайные люди: они действительно были достойны славы покорителей Берлина. Наконец, генерал Василий Кузнецов не просто воевал с самого начала: в июне 1941 года он пробивался с остатками своей армии из первого окружения войны в Белоруссии. По некой насмешке судьбы, та армия, погибшая в лесах, тоже имела номер 3.

Можно говорить, что Рейхстаг в 1945 году уже не был центром политической власти в Рейхе, и это правда. Однако именно его взятие стало символом окончания четырех лет страданий, и окончательного торжества победителей. Как ни крути, район Рейхстага был одним из важнейших узлов обороны Берлина, и даже в чисто военном аспекте его штурм был важен. Теперь же, в современной не-нацистской Германии, Рейхстаг вернул себе старое значение – центр немецкой политики. Знамя над куполом стало не только символом конца Третьего Рейха, но и обозначило начало новой Германии, и без преувеличения – нового устройства мира.

День Победы: взятие Рейхстага

Автор: Евгений Норин
Оставить Комментарии

Загрузка...
Загрузка...

Новости партнеров

Закрыть