loading...
close

Панамский архив и кошелек Обамы

9:36 11.05.2016 Views5463 Комментарии 1 Версия для печативерсия для печати

Панамский архив и «кошелек» Обамы

9 мая Международный консорциум журналистских расследований (ICIJ) выложил в открытый доступ файлы, которые называются Панамским архивом. Подлинность и точность информации, которая в них содержится, уже не раз подвергались сомнению. Более того, как верно заметил пресс-секретарь Президента России Дмитрий Песков, «Панамские документы — это сворованные документы».

Действительно, тот, кто взял эти документы у компании Mossack Fonseca, сделал неблаговидный поступок. Некто, сохраняющий анонимность, называя себя Джон Доу, заявил, что он ищет справедливости. Предоставив ICIJ и газете Süddeutsche Zeitung какие-то файлы, не объясняя, откуда они у него взялись, господин Доу говорит, что нужно «положить конец мировым нарушениям с реестрами компаний». Но, кстати, именно своими действиями он вносит дезорганизацию в работу мирового финансового рынка. Однако разберемся, кто стоит за этим «сливом», чего эта группа лиц добивается, и как ситуация выглядит на самом деле?

Офшоры никто не запрещал. И, как отметил Дмитрий Песков, «сами по себе офшоры не относятся к категории чего-то нелегитимного». Поэтому «слив» интересует с точки зрения того, а зачем вообще это было сделано. При том, что в опубликованной базе документов количество офшорных компаний по резидентам Великобритании больше, чем по России, очевидно, что целым рядом СМИ Запада «слив» подается таким образом, что не остается иного объяснения: осуществляется попытка посеять сомнения в то, что делает высшее политическое руководство России. Конечно, по факту это невозможно сделать в принципе, однако вдохновители «слива», по-видимому, преследуют даже другое: пытаются отвести внимание от более важного, что происходит внутри США.

Практически одновременно с появлением Панамского архива стала известна нелицеприятная правда о деятельности главы Госдепартамента США Джона Керри. Конечно, то, что господин Керри был почти самым состоятельным сенатором (второе место в своеобразной иерархии), когда в феврале 2013 года пошел на работу в администрацию Обамы, не скрывалось: состояние его на тот момент составляло около 200 миллионов долларов.

Другой нюанс заключается вот в чем: 12 мая Джон Керри прибывает в Лондон на антикоррупционный саммит. Там, как предполагается из объявленной программы мероприятий, будет раскритикованы офшоры, несмотря на то что это институт мирового финансового рынка, которым, кстати, пользуется… и жена Джона Керри!

Супруга главы Госдепартамента США имеет состояние приблизительно в один миллиард долларов, то есть в несколько раз меньше, чем знаменитый супруг, но это не главное. Если заглянуть в декларацию о доходах семьи Керри на 169 страницах, то можно увидеть вложения средств по множеству направлений, которые включают инвестиции как минимум… в 11 офшорных компаний! Странно, что Керри, по-видимому, планирует критиковать офшоры, однако его жена активно использует этот инструмент мирового финансового рынка. Подчиненные Джона Керри в Госдепартаменте рассказали 27 апреля, что их босс не имеет собственности в офшорах. Их может понять любой, однако, если у Керри нет собственности в офшорах, то у его жены она есть, но Керри, как уверяет Марк Тонер из Госдепа, «не является бенефициаром фондов и активов своей супруги...». И добавляет, что «к тому же наличие собственности в офшорах само по себе нарушением закона не является».

Оставим ведение семейной бухгалтерии тайной личной жизни семьи Керри, но обращает на себя внимание, например, вот что: слушая выступление Керри в начале сентября 2015 года, когда он находился вместе с Президентом США Обамой в трехдневной поездке на Аляску, обращаешь внимание, насколько живо и глубоко он рассуждал на тему энергетики, в том числе применительно к Китаю. Любопытно, что одна из компаний жены Керри делала вложения в различные предприятия в Поднебесной.

Но если в случае с Керри вопрос о пресловутых двойных стандартах как никогда актуален, есть и более важный аспект «слива» Панамского архива. Уже ни для кого не секрет, и прежде всего для большинства американцев, что коррупция в США распространена. Доверие американцев к политике Белого дома упало с 73% в 1958 году до 19% в прошлом году.

Десятки миллиардов долларов, «пропавшие» на погоревших проектах с поддержкой правительства США, заставляют задуматься — а куда они пропали? Для американцев это не праздный вопрос, так как растущий государственный долг и огромная дыра в бюджете вместе с пропажей десятков миллиардов, вызывают беспокойство. Для мира важно понять, что стоит за словами хозяев политического Олимпа в Вашингтоне, когда они колесят по планете с рекомендациями по «борьбе с коррупцией».

Роль Уолл-стрита в финансировании избирательных кампаний президентов США известна давно, однако часто говорится об одной стороне проблемы: зависимости дальнейших решений глав США от спонсоров. Средства некоторых фирм Уолл-стрита стали по сути «кошельком» Обамы, за счет которых финансировались мероприятия предвыборных кампаний нынешнего хозяина американского Белого дома.

Острота этой проблемы, требование ее решить, чтобы во главе страны оказывался действительно самостоятельный политик, а не марионетка, по-настоящему консолидирует американское общество. Например, на предварительных выборах в Нью-Йорке был недавно проведен опрос, который показал, что среди сторонников Демократической партии 63% заявили: влияние Уолл-стрита на политику оказывает негативное воздействие на экономику в целом. Среди сторонников Республиканской партии ответивших аналогичным образом было также значительное количество — 48%,  и меньшее число опрошенных — 43% выбрали другой ответ.

Но есть и другой аспект проблемы: система финансового рынка США используется в ряде случаев для «отмыва грязных денег». Если разобраться, то финансовая система США в настоящее время стала главной мировой «прачечной».

О чем говорит тот факт, что только на одном адресе в городе Уилмингтон штата Делавэр зарегистрировано 285 тысяч компаний? Конечно, это не значит, что все эти фирмы — подозрительные, но непонятно, зачем некоторые компании, связанные, например, с Хиллари Клинтон, также зарегистрированы по этому адресу? И вряд ли стоит это связывать только с льготной системой налогообложения в этом штате.

С одной стороны, США находятся в рейтинге Tax Justice Network на третьем месте в мире по обеспечению секретности финансовой информации, а Панама — на 13, с другой стороны, невозможно представить, чтобы «слив» Панамского архива был организован без ведома спецслужб США, которые держат финансовый сектор Панамы под плотным контролем и наблюдением. Значит, это им понадобилось для чего-то, но для чего, когда офшоры есть у жены Керри, хотя это стало известно не из Панамского архива?

Очевидно, что проводится спецоперация по отвлечению внимания от более серьезной проблемы, которая есть в США. И эта проблема — Бернард Мэдофф. Дело в том, что ситуация с Мэдоффом вышла за рамки традиционного мошенничества, а риск того, что Мэдофф может заговорить и рассказать, на кого работала его схема, заставляет спецслужбы США суетиться.

Иски пострадавших от финансовой пирамиды Мэдоффа привели к появлению на свет документов, которые заставляют задуматься. Напомним, что в 2009 году Мэдофф, один из ключевых представителей Уолл-стрита, признался в создании финансовой пирамиды и был осужден на 150 лет. Ранее, когда он осуществлял обычные инвестиционные сделки, их объем доходил до 10% ежедневного оборота Нью-Йоркской фондовой биржи.

В ходе судебного процесса уже возник вопрос, зачем успешному и респектабельному трейдеру понадобилось вдруг организовывать финансовую пирамиду? Ведь для осуществления операций он использовал в том числе счета крупного и известного американского банка, через которые за период с 1986 по 2008 год прошло 150 миллиардов долларов. Этот банк не замечал, что творится под его носом, а федеральные власти в США для приличия впоследствии даже наложили на него штраф. Как они ничего «не замечали» годами, хотя только по инициативе Белого дома каждый будний день вводится по девять новых регулятивных актов, что еще больше усиливает забюрократизированность американской экономики.

Что же происходило? Отвечая на мой вопрос, адвокат Хелен Дэвис Чейтмэн, представляющая интересы 1600 пострадавших от финансовой пирамиды Мэдоффа, сказала, что по ее мнению, «Обама не посадил ни одного криминального банкира в тюрьму, так как он брал слишком много денег от компаний с Уолл-стрита для того, чтобы быть избранным». Однако выборы стоят дешевле, чем та сумма которая исчезла в финансовой пирамиде Мэдоффа. Да и сам Бернард, ведя обычную жизнь состоятельного бизнесмена, потратил на себя и свою семью лишь мизерную часть из этой «пропавшей» суммы. Ведь даже материальные претензии, которые были предъявлены к двум сыновьям Мэдоффа, суммировались в 150 миллионов долларов, которых у них также не оказалось, а их судьба еще больше вызывает вопросы. Марк Мэдофф в 2011 году покончил жизнь самоубийством, обстоятельства которого очень похожи на то, что произошло с Борисом Березовским в Лондоне. Эндрю Мэдофф скоропостижно скончался от рака в 2014 году. После смерти обоих остались активы на общую сумму в 33,6 миллиона долларов.

Учитывая то, как смерть стала забирать все больше членов семьи Мэдоффа, возникает вопрос о безопасности самого Бернарда. Ведь он может многое рассказать, в том числе о том, почему все-таки он из успешного трейдера решился сделаться создателем финансовой пирамиды. Очевидно одно: видимо, кто-то давал ему очень весомые гарантии, что его не тронут. Иначе как объяснить то, что Мэдофф говорил, например, 20 октября 2007 года на «круглом столе», собравшем видных финансистов: «при существующей системе регулирования практически полностью невозможно нарушить какие-либо законы». Его финансовая пирамида к тому времени приближалась по сроку действия уже ко второму десятилетию. При этом он упоминает, что бизнес — это «борьба за власть, за сферы влияния». И еще раз подчеркивает: «просто невозможно, чтобы нарушения не были обнаружены властями, особенно если они продолжаются длительное время». В 2014 году, находясь уже в тюремном заключении, он пережил инфаркт, кроме того, у него был диагностирован рак IV степени. Некоторое время Мэдоффу отказывали в жизненно необходимом диализе почек. Жизнь его находится на волоске, а миллиарды долларов, сгинувшие в его финансовой пирамиде, вероятно, так и не будут найдены.

 

Автор: эксперт РАНХиГС при президенте РФ Владислав Гинько
Оставить Комментарии

Новости партнеров


Загрузка...
Закрыть