loading...
close

Черногория как симптом

9:35 24.05.2016 Views1396

Черногория как симптом

Черногория, суверенное существование которой отдельно от Сербии — не то чтобы полный исторический абсурд, но естественно примерно в той же степени, что и раздельная жизнь России с Белоруссией, на днях рукой своего премьер-министра Мило Джукановича подписала протокол о вступлении в НАТО. Впрочем, останься маленькая балканская страна в государственном союзе с Сербией, она наверняка рано или поздно все равно бы стала территорией Североатлантического альянса. Белградское политическое руководство ведь тоже изо всех сил рвется в ряды объединенного Запада, в первую очередь в ЕС, но и в НАТО не без энтузиазма.

А ведь раньше черногорцы, которым даже солнце нашей поэзии и наше все, Александр Сергеевич Пушкин, посвятил проникновенные строки («Черногорцы? что такое? — Бонапарте вопросил. — Правда ль: это племя злое не боится наших сил?» и дальше по тексту) соревновались с сербами не в скорости европейской и евроатлантической интеграции, а в силе и крепости любви к России. Известен исторический курьез: в 1904 году Черногория в знак солидарности с Россией объявила войну Японии, через полтора года русско-японская схватка закончилась Портсмутским мирным договором, а о формальном японо-черногорском состоянии войны все забыли. Вспомнили же…через сто лет, когда Черногория вновь обрела независимость, и затянувшийся международный конфликт наконец-то был урегулирован. Шутки шутками, но черногорцы внесли и свой зримый вклад в сражения на Дальнем Востоке. Русский по мундиру и черногорский по крови воин Иван (Йован) Попович-Липовац стал одним из самых храбрых и отчаянных офицеров той войны, а черногорский доброволец Александр Саичич прославился победой в конном поединке против закованного в тяжелые доспехи японского самурая, вызвавшей равное восхищение адмиралов Зиновия Рожественского и Того Хэйхатиро. Связывали наши страны и августейше-матримониальные узы. На двух сестрах-принцессах из черногорского правящего дома Негошей были женаты два брата – великие князья Петр Николаевич и Николай Николаевич (первый верховный главнокомандующий русской армии в Первую Мировую).

Как же, используя фразу-рефрен из михалковского «Солнечного удара», это все произошло? Как народы, казавшиеся по отношению к России и русским без преувеличения братскими, отправились искать счастье во враждебных нам международных структурах? Произошло это не сразу. Сначала после распада социалистического содружества и Организации Варшавского Договора в НАТО вступили наиболее туда рвавшиеся и наименее лояльные России восточноевропейские страны. Эта акция была осуществлена вопреки обещаниям Запада Горбачеву о нерасширении Североатлантического альянса. Либеральный публицист Илья Мильштейн, оценивая сей вопиющий обман, пару лет назад писал: «Когда Советский Союз прекратил свое существование и в Североатлантический альянс устремились бывшие наши союзники, а также прибалты, перед западными лидерами встал вопрос: что делать? С одной стороны, они едва ли хотели огорчать симпатичного Горби, хоть он и ушел на пенсию. С другой стороны, поляки и латыши, румыны и эстонцы рвались в НАТО, буквально расталкивая друг друга, словно боялись опоздать, и как было им отказать…Народы – они ведь эгоисты, и кому охота рисковать, крепко связывая свою судьбу с ненадежным соседом». Что характерно, публика, к которой относится господин Мильштейн, если речь заходит о национальных интересах и прагматичном эгоизме России, впадает в буквально истерическое неистовство.

Затем наступила очередь тех, кто особо и не рвался. Например, не стремилась в руководимое и направляемое из Брюсселя разношерстное племя Словакия во главе с премьер-министром Владимиром Мечьяром, декларировавшим внеблоковость своей страны и одинаковое сотрудничество с Москвой и Европой. В результате де-факто одна из первых «оранжевых революций» Старого Света привела к замене Мечьяра на более европодатливого Микулаша Дзуринду, и через некоторое время Словакия все-таки пополнила ряды НАТО.

Теперь же альянс готовится поглотить тех, кто в него не стремится вовсе. Да-да, здесь нет ошибки. На уровне народных настроений Сербия и Черногория по-прежнему вполне нам дружественны. В Черногории настрой правящих кругов на вступление в НАТО встретил мощное сопротивление граждан, выражением которого стали в том числе и масштабные уличные протесты. В Сербии, еще не забывшей бомбардировки семнадцатилетней давности, избиратели по итогам каждого нового цикла выборов отдают предпочтение партиям и политикам с пророссийской риторикой. Вот только затем Западу эти партии и политиков даже не приходится свергать, они сами «переобуваются на лету», меняя ориентацию с русофильской на евроориентированную. Нет, кое-какая дань нам на словах по-прежнему отдается. Президент Сербии чуть ли со слезами на глазах благодарит Россию за блокирование в ООН резолюции по Сребренице, говорит, что такое благородство никогда не забудется, но вместе с коллегами по правящей элите продолжает вести руководимую страну в сторону проталкивавшего ту резолюцию коллективного Запада.

Помимо прочего, это яркий символ все меньшей и меньшей демократичности современной Европы. Разрыв между мироощущением и целеполаганием верхов и низов, в той или иной степени существующий почти везде и всегда, достиг здесь нынче критических величин. Во Франции «Национальный фронт» на каждых выборах последних лет берет все новые и новые вершины, но хитроумная система, заточенная на отсечение «маргиналов», не дает этим успехам материализоваться в хоть какое-нибудь представительство во власти. В Голландии недавно граждане на референдуме недвусмысленно дали понять, что не хотят видеть в ЕС Украину, но голландские власти поспешили заверить: данный вердикт ничего не значит. Аналитика по итогам референдума в стране тюльпанов заслуживает отдельного упоминания. Вот некий голландский эксперт сокрушается, что его сограждане не поняли украинцев. Текст выдержан в стилистике памятной фразы: «Россия, ты одурела», только вместо России – Голландия. А вот представитель заинтересованной украинской стороны г-н Яременко, как услужливо подсказывает биографическая справка, – «Дипломат, экс-генконсул Украины в Стамбуле, глава правления «Майдан закордонних справ». Г-н Яременко сообщает: «Достаточно скоро мы непринужденно улыбнемся голландским организаторам референдума и покажем вкусный фак их российским вдохновителям». Представляю, что сказали бы российские либералы проукраинского толка, используй в России провластный/околовластный деятель аналогичную лексику. Но дальше — фееричнее: «Думаю, основные уроки голландского референдума должны быть в другом — инструментами демократии (плебисцит, волеизъявление) нельзя пользоваться безответственно, манипулятивно. Это должны понять голландцы». Молодая украинская демократия учит демократии Европу. Картина, достойная кисти великих голландцев, хотя, скорее, малых.

Наконец, совсем свежий, буквально вчерашний пример из Австрии. На президентских выборах там с двухпроцентным перевесом побеждал кандидат-евроскептик, к тому же пророссийски (пусть и достаточно условно) настроенный. В последний момент в ход пошла тяжелая артиллерия – «результаты голосования по почте» и «отбраковка недействительных бюллетеней». Как следствие, минимальную победу одержал системный кандидат от «зеленых», пусть и сын родившегося еще до революции в Пскове отца, но вряд ли от этого нам более симпатичный.

СССР – и тот держал свою европейскую сферу влияния в состоянии меньшей несвободы. Сталин после 1945 года не планировал кардинально менять социально-экономические и политические порядки у свежеиспеченных сателлитов, намереваясь ограничиться гарантиями их лояльности на международной арене. Даже румынского короля Михая поначалу не только не свергли, но и наградили орденом Победы, произошедшее же все-таки в конце 1947 года низложение было результатом инициативы «товарищей на местах», а не Кремля. Эскалация «холодной войны» внесла коррективы в планы, тем не менее вплоть до крушения СССР советские руководители сквозь пальцы, за исключением особых случаев с Венгрией-1956 и Чехословакией-1968, смотрели на фрондирование союзников. Без наказания оставлялось как открытое неповиновение той же Румынии, так и внутриполитические эксперименты и внешнеполитическое заигрывание с Западом в исполнении Польши, Венгрии, ГДР. Нынешним членам ЕС и НАТО и кандидатам в эти организации о подобной снисходительности Брюсселя и Вашингтона можно лишь тихо мечтать.

Можно, разумеется, коснуться и военно-стратегического значения шага черногорских властей. Особого значения, впрочем, и нет, НАТО в любом случае доминирует в Адриатике и Средиземноморье. Куда показательнее это решение как лишний штрих к картине тоталитарной сущности Европы сегодня. Мы в очередной раз уяснили: теоретически европейские друзья у нас есть, практически же они повязаны таким немыслимым количеством разнообразных пут, что родные русские армия и флот в качестве союзников по-прежнему безальтернативны.

Автор: Станислав Смагин
Оставить Комментарии

Загрузка...
Загрузка...

Новости партнеров

Закрыть