loading...
close

Лучше Портсмут, чем Цусима

9:51 01.06.2016 Views402

Лучше Портсмут, чем Цусима

Состоявшийся неделю назад де-факто обмен Надежды Савченко на российских военнослужащих Евгения Ерофеева и Александрова Александрова по совокупности вошедших в его пакет потерь, приобретений, уступок и компромиссов чем-то напомнил Портсмутский мирный договор 1905 года. Тогда, напомним, Российской Империи удалось в относительной степени сохранить, во всяком случае, не потерять окончательно лицо по итогам войны с Японией. Увы, ближайшие последствия обмена, причем сразу на нескольких уровнях, отчетливо напомнили не столько Портсмут, сколько случившуюся за несколько месяцев до него Цусиму.

Обсуждать ближайший к нам по значимости уровень, а именно то, как обмен был обставлен, обоснован и подан в российском информационном пространстве, особо не хочется в силу разных причин, можно лишь констатировать немалый шок общества от этой подачи и обоснования. Перейдем сразу к уровню, именуемому «Украина». После возвращения домой Савченко немедленно заявила, что Путина ни за что благодарить не собирается. (Затем, правда, Надежда в некоторой степени отдала российскому президенту должное, отметив, что он кто угодно, но точно не слабак.) Еще «украинская Жанна д’Арк» поспешила протрубить, что ни в коем случае не собирается оставлять чудесную привычку «убивать русню».

Далее последовала информация, что Савченко, вполне возможно, включат в состав украинской делегации на переговорах т.н. Минской группы по донбасскому урегулированию. Ко всему прочему президент Украины г-н Порошенко сообщил, что Донбасс и Крым его страна вскоре вернет так же, как сейчас вернула домой Савченко. В общем, ни о каком, даже самом минимальном соблюдении дипломатического этикета, вроде бы уместного в данной ситуации, говорить не приходилось, напротив, Киев и Савченко с Порошенко лично в который раз нарушили его демонстративно и самым унижающим Россию образом. Тот факт, что Савченко теперь если не унижает, то, мягко говоря, шокирует и собственный народ, своих многочисленных поклонников и почитателей, например, обнажением нижних конечностей на заседании Верховной Рады, нас утешает мало.

Ничем не лучше была для нас и реакция на следующем, евро-атлантическом уровне. Государственный секретарь США Джон Керри, правда, скупо похвалил Россию, отметив, что обмен может сыграть свою положительную роль в дальнейшем разрешении украинско-донбасского кризиса. Однако в целом даже до подобных сугубо дежурных и формальных комплиментов дело не дошло, Запад воспринял случившееся однозначно: «Россия сделала то, что обязана была сделать, это не повод для одобрительных книксенов, а лишь один из шагов, далеко не последний, в поэтапной капитуляции». Лидеры стран «большой семерки» на очередном саммите, на этот раз проведенном в Японии, решили, что пока никаких поводов говорить о снятии санкций нет. Кроме того, было подчеркнуто, что конечная стадия разрешения разногласий – не возвращение Донбасса в состав Украины, а обратная передача в том же направлении Крыма.

Прозвучали и другие реплики, например, от немецкого евродепутата Ребекки Хармс, фигуры менее статусной, чем Керри и другие «топы» G7, но тоже достаточно весомой для западной политики, к тому же часто выступающей в роли спикера консолидированного Запада по украинскому вопросу: «Есть значительно более важные для отмены санкций пункты (Минских соглашений), которые надо еще выполнить. По моему мнению, это контроль участков границ, соблюдение режима прекращения огня, отведение тяжелых вооружений и вывод войск из Донбасса…Сама по себе свобода для Надежды Савченко еще не значит, что такие действия РФ, как аннексия Крыма или длительные боевые действия в Донбассе, станут меньшим злом. То, что Надя вернется домой – хорошо, но не следует путать ее освобождение с выполнением Минских соглашений». Позиция, кажется, однозначная и не нуждающаяся в дополнительных пояснениях.

Отдельно хотелось бы отметить уровень, который можно назвать промежуточным российско-украинским. Комментируя громкое заносчивое обещание Порошенко вернуть Донбасс и Крым по образу и подобию возвращения Савченко, Дмитрий Песков, пресс-секретарь президента России, сказал: «Если Порошенко имел в виду, что он намерен вернуть Донбасс, руководствуясь соображениям гуманности, то такое заявление можно поддержать».

Гуманность Петра Алексеевича в целом и по отношению к Донбассу в частности была изучена за два года столь хорошо, что данный комментарий у российского гражданского общества не вызвал ничего, кроме тягостного недоумения. Мы уже отмечали после жуткой трагедии, убийства Гюльчехрой Бобокуловой маленькой Насти Мещеряковой, весьма оригинальный стиль комментариев Пескова, в которых совмещаются снобистский разговор «через губу» и крайняя провокационность. Поэтому время от времени власти приходится растолковывать, что имел в виду Песков, хотя вроде бы должно быть наоборот. Вот и на сей раз, понимая, видимо, всю неуместность соседства слов «Порошенко» и «гуманность», позиция Пескова была скорректирована его непосредственным начальником, президентом Путиным. Во время визита в Грецию глава российского государства традиционно подчеркнул, что донбасский конфликт должен быть разрешен в рамках Минских соглашений (амнистия, децентрализация, внесение изменений в Конституцию Украины). Формулировка, давно ставшая сугубо дежурной и вряд ли ласкающая слух большинства патриотов, но хотя бы более деликатная и менее провокационная, чем в исполнении Пескова.

Еще одним робким симптомом сделанных российским руководством выводов из реакции Запада и Украины на обмен Савченко, равно как и из реакции нашего общества на эту реакцию, стали вчерашние ответы главы МИДа Сергея Лаврова на вопросы «Комсомольской правды» и ее читателей. В частности, Сергей Викторович сказал, что признавать ДНР и ЛНР России сейчас контрпродуктивно, так как это даст Западу повод отказаться от давления на Киев в части выполнения Минских соглашений. С одной стороны, здесь налицо и давно потерявшая реальную почву вера в «хороший» Запад, стремящийся к украинскому урегулированию, и внутренняя противоречивость позиции (если Запад ищет любой повод отказаться от и без того не слишком заметного давления на Киев, то какой смысл ходить на цыпочках – рано или поздно повод будет найден). С другой стороны, расплывчато обозначен сам предмет беседы. Ранее от разговора в любом ключе относительно признания донбасских республик руководство РФ тщательно уходило, территориальная же целостность Украины, уже, кстати, в любом случае нарушенная в случае с Крымом, подавалась как нечто безоговорочное, не подлежащее обсуждению, имеющее едва ли не сакральную санкцию. Сейчас хотя бы сказано, что признание контрпродуктивно а) в настоящее время б) по такой-то и такой-то причине, пусть и надуманной.

Даже если имело место реальное, а не померещившееся смещение рамки дискурса, само по себе оно очень и очень мало о чем говорит. С февраля 2014 эта рамка многократно сдвигалась то в сторону большей жесткости, то обратно в сторону мягкости с дальнейшим дрейфом чуть ли не к толстовству, и сей факт не лучшим образом характеризует нашу украинскую стратегию (если она наличествует). А ведь здесь-то, в точке хаотичного передвижения рамки, точнее, под нею, собака и зарыта. В момент, когда наша власть окончательно осознает, что Запад и его киевских вассалов не устраивает никакой исход, кроме нашей максимально унизительной капитуляции по всем пунктам, включая Крым, мы сделаем решительный шаг в сторону приемлемого для нас результата. Какого? Minimum minimorum – официального признания Минского процесса в его нынешнем виде несостоятельным и фиксации для ДНР и ЛНР хотя бы приднестровского статуса. Это, конечно, тоже будет Портсмутом, но лучше уж Портсмут, чем постоянные Цусимы.

Автор: Станислав Смагин
Оставить Комментарии

Загрузка...

Новости партнеров

Загрузка...
Закрыть