«Либо мы, либо никто»: донецкий военкор рассказал правду о работе журналиста под свист пуль и разрывы мин

Военный корреспондент из Донбасса Андрей Дворецкий рассказал «Народным Новостям» об особенностях работы журналиста на передовой, а также почему донесение объективной информации до людей о ситуации на Украине является одной из самых важных задач в настоящее время.

Андрей Дворецкий прошел путь от простого работника редакции до военного корреспондента, который освещает события прямо с передовой. Об особенностях работы под свист пуль и разрывы мин он рассказал в интервью НН.

— Андрей, расскажите кем вы были до 2014 года?

До 2014 года я жил в Николаеве и работал журналистом. Начинал в местном интернет-издании, а позже перешел в печатное издание — это была еженедельная газета. Я был журналистом, писал статьи. Ну и нужно признаться, я очень любил историю, это и стало одной из причин, почему я приехал в Донецк, когда начался конфликт.

«Либо мы, либо никто»: донецкий военкор рассказал правду о работе журналиста под свист пуль и разрывы мин

— Что произошло на Украине в 2014 году, и как вы к этому отнеслись?

На Украине все началось с Евромайдана. Все вопросы были вокруг подписания Евроинтеграции, но Янукович отказался от этого. Я считаю, что не оглядываясь на кого-то, мы должны были построить нормальное государство. Мое мнение было таким, что Украина должны всегда вместе быть с Россией.

Но в итоге произошел Евромайдан. Я ездил снимать материалы для статей и видел, что там действительно происходило.  Тогда еще об «Азове»* (против членов организации в России возбуждены уголовные дела) никто не слышал, но я видел этих людей. Я видел этот «Правый сектор»** (запрещенная в РФ экстремистская организация) и уже тогда я понимал, что там происходит. Я знал, что мне с этими людьми не по пути.

«Либо мы, либо никто»: донецкий военкор рассказал правду о работе журналиста под свист пуль и разрывы мин

— Почему в Донецке начался конфликт?

— Когда закончился Евромайдан, весь Юго-Восток вспыхнул, потому что не соглашался с государственным переворотом, который произошел в Киеве. Люди не могли смириться с приходом к власти националистов.

В Донецкие были многие не согласны. Насильственная украинизация вызвала антипатию и агрессию к тем, кто назывался в Киеве властью. Начались протесты в Николаеве, Одессе и Харькове. В Донецке начали появляться добровольцы, а вот в Николаеве и Одессе их подавили быстро. В Николаеве разогнали палаточный городок 14 апреля, в Одессе произошла трагедия 2 мая.

В Донбассе изначально не говорили об отделении от Украины, а обсуждали идею о федерализации. Про ДНР начали задумываться позже, когда началась так называемая АТО.

«Либо мы, либо никто»: донецкий военкор рассказал правду о работе журналиста под свист пуль и разрывы мин

— Как вы решили стать военным?

После событий Евромайдана я вернулся в редакцию, но политика там кардинально изменилась. Мне стало противно там работать, и в мае я приехал в Донецк. Изначально я оказался в батальоне «Восток», так я стал военным. Но если бы мне кто-то в 2005 году сказал, что в будущем я стану военным, то я вряд ли бы поверил этому человеку.

— Когда вы решили встать на защиту родины?

Решение пришло сразу, я понимал, что по-другому никак. Либо мы, либо никто.

«Либо мы, либо никто»: донецкий военкор рассказал правду о работе журналиста под свист пуль и разрывы мин

— Будучи военным, вы учились на журналиста. Как к вам пришло желание получить эту профессию?

— Мне всегда нравилось писать, а когда начинались события 2004 года, я познакомился с главным редактором новостного агентства. Мне предложили работу, и я начал для них писать. Так я оказался в журналистике, хотя образования у меня соответствующего тогда не было. Позже понял, что хочу получить профильное образование и пошел учиться. Сейчас я работаю на телеканале, непосредственно с передовой уже не связан.

Страшно ли бегать на передовой с камерой, чтобы снять сюжет? Могу ответить так: не боится только дурак, но главное, чтобы не было паники — здоровая осторожность должна быть всегда.

«Либо мы, либо никто»: донецкий военкор рассказал правду о работе журналиста под свист пуль и разрывы мин

— Были ли моменты, когда вам было страшно на задании и появлялись ли мысли, что это не ваше?

— Таких мыслей не было, хотя, конечно же, бывали и страшные моменты. Так, в 2014 году начались серьезные бои за донецкий аэропорт. Перед нами поставили задачу снять эти бои. В то время было много подразделений и возникал риск попасть под огонь.

Для того чтобы попасть в аэропорт, мы приехали к Путиловскому мосту, где стоял блокпост, познакомились с ребятами, которые несли вахту. Мы остановились на ночлег до утра, из расчета, что, если какое-то подразделение будет заходить в аэропорт, то у нас появится возможность вместе с ними попасть туда.

«Либо мы, либо никто»: донецкий военкор рассказал правду о работе журналиста под свист пуль и разрывы мин

В итоге ночью мы попали под обстрел — в тот момент было страшно. Можете представить, что горит бетонный мост, а мы сидим в блиндаже. Нам пришлось снимать с себя шарфы и кофты, мочить в воде и обматывать лицо, для того чтобы хоть как-то можно было дышать.

Это, пожалуй, один из самых запоминающихся моментов, хотя их было довольно много. Но ты просто переступаешь через свой собственный страх и идешь дальше.

«Либо мы, либо никто»: донецкий военкор рассказал правду о работе журналиста под свист пуль и разрывы мин

— Что для вас значит ваша работа?

— Моя работа важна, потому что до людей нужно доносить важную и объективную информацию. Сейчас я работаю на телеканале, может быть снова вернусь в журналистику. Я люблю писать тексты, заниматься монтажом.

Будучи в боевых подразделениях, несомненно я понимал, что, выполняя задачи, мы отодвигаем конфликт дальше от города, где находятся родные. У нас не было пути назад! Конечно хотелось мира. И ради этого мы и сражались.

«Либо мы, либо никто»: донецкий военкор рассказал правду о работе журналиста под свист пуль и разрывы мин

Напомним, утром четверга, 24 февраля, Россия по приказу президента Владимира Путина приступила к реализации специальной операции в связи со сложившимися обстоятельствами — руководство народных республик Донбасса попросило у РФ помощи в условиях эскалации конфликта со стороны ВСУ.

Ранее Министерство обороны России неоднократно подчеркивало, что при выполнении спецоперации удары наносятся только по военным объектам Украины, мирному населению ничего не угрожает.

  • * - запрещенная в РФ экстремистская организация