Bungy Jumping — это высочайшее качество страха и непреодолимое желание этот страх победить, рассказал в беседе с Nation News рекордсмен мира по банджи-джампингу Михаил Панов.

«Трачу деньги на воздух»: 67-летний москвич о банджи-джампинге

Bungy Jumping — это высочайшее качество страха и непреодолимое желание этот страх победить, рассказал в беседе с Nation News рекордсмен мира по банджи-джампингу Михаил Панов.

Собеседнику NN — 67 лет. За четыре года на счету Михаила уже 368 прыжков и 63 из них — с самых высоких мировых банджи-площадок. Для понимания: Bungy Jumping — аттракцион, на котором участников привязывают к длинному резиновому канату, после они совершают прыжок вниз.

Nation News удалось поговорить с рекордсменом на территории Skypark Сочи — Михаил накануне совершил юбилейный 300-й прыжок в парке.

— Как вы распределяете нагрузку?

Я ежедневно занимаюсь антигравитацией: зацепляюсь ботинками за перекладину и каждый день висну вниз головой по два-три раза в течение дня от пяти до семи минут. Делаю определенные упражнения: скручивания, качаю пресс. Потом занимаюсь на инверсионном столе: закрепляю ботинки, переворачиваюсь вниз головой, чтобы тренировать вестибулярный аппарат. 

— Весь комплекс находится у вас дома?

Да, я когда даже на карантине был, его делал. 

— Общий стаж ваших прыжков?

Четыре года всего. Я в 63 года стал заниматься, в 64 установил мировой рекорд, в 65-66 лет являюсь четырехкратным рекордсменом России по банджи-джампингу в разных дисциплинах: 10 прыжков за час, 19 — за два, 75 прыжков я делал к 75-летию Победы. Я единственный в мире, кто придумал и нарисовал картину акриловыми красками с высоты 200 метров при скорости в 200 км/ч. Я подумал: в космосе рисуют, под водой рисуют, а слабо на банджи? Написал уже 20 картин. 
Пропагандируют банджи, пропагандирую в России, потому что про него мало знают. По идее, если ввести дисциплину в спорте, то столько можно показать: красоту прыжка, вылет прыжка, акробатику, фристайл, перевороты.
Я научился перед прыжком полностью расслабляться. Научился настраиваться на прыжок. Мне хочется сделать его красивым, уникальным, если что-то не получается, значит, отработать, сделать прыжок лучше. 
Я — добровольный волонтер, делаю все сам. Я на пенсии, но продолжаю работать. Мое удовольствие не из дешевых, я как ненормальный. Кто-то покупает шубы, часы, я все трачу на прыжки, а мне говорят: "Ты на воздух деньги кидаешь", — но в этом и есть кайф.
"Банджи-джампинг — это высочайшее качество страха и непреодолимое желание этот страх победить", — подвел итог Михаил Панов в беседе с Nation News.