ВСУ бьют из трех направлений: как сегодня живет измученная обстрелами Ясиноватая — откровенный разговор с мэром города

Вооруженные силы Украины на протяжении восьми лет ведут постоянные обстрелы по городу Ясиноватой. Корреспондент «Народных Новостей» связался с мэром города Дмитрием Шевченко и узнал, откуда ведутся обстрелы, как живут люди в данной ситуации, и какая помощь необходима на данный момент.

— Ясиноватая все восемь лет подвергается обстрелам, причем, как нам известно, прилетает по мирным строениям, унося жизни гражданских. Как вы считаете, почему обстрелы направлены на мирных жителей и на гражданскую инфраструктуру?

— На той стороне находятся опытные военные. И куда летит они прекрасно знают. Но понимаете, их цель запугать население. Не только разрушить экономику, нанести максимальный вред состоянию города, но также психологически воздействовать на граждан. Когда расстреливают микрорайон, где живет порядка восьми-десяти тысячи человек, из крупного калибра, это, конечно, особое ощущение. Это делается специально для создания паники, панических настроений. И еще раз повторюсь, главная ошибка — все думают, что стрельнули: куда полетело, туда полетело. Нет, они прекрасно знают, куда они бьют. Зачастую бьют не только по микрорайонам, но и по объектам торговли, промышленности и так далее.

ВСУ бьют из трех направлений: как сегодня живет измученная обстрелами Ясиноватая — откровенный разговор с мэром города

— Дмитрий Станиславович, откуда сегодня эти удары наносятся? Часто было слышно от местных жителей, что обстрелы велись с нескольких сторон.

— На данный момент обстрелы осуществляются с трех точек — это Авдеевка, это населенный пункт Каменка и Нью-Йорк, в старой бытности — это Новгородское. Это со стороны города Дзержинска.

— Есть сегодня какая-либо статистика по гражданам, которые проживают в городе? С начала спецоперации сократилось ли количество жителей или люди в большинстве своем не покидали город?

— По нашим оценкам, на начало активной фазы боевых действий, это буквально три месяца назад, это февраль месяц, в городе находилось порядка 22 тысяч человек. На данный момент, примерно, 12-15 тысяч. Поэтому можно сказать, что большинство жителей остались на своих местах. В принципе, такая тенденция у нас наблюдалась и все предыдущие восемь лет. Да, действительно, определенный процент людей выехало, но основная масса людей осталась. Люди здесь работают и живут.

ВСУ бьют из трех направлений: как сегодня живет измученная обстрелами Ясиноватая — откровенный разговор с мэром города

— Как обстоят дела с больницами, магазинами, транспортом в городе?

— Транспорт в городе: мы практически прекратили все маршруты. У нас единственный маршрут, которым можно уехать с Ясиноватой в Макеевку, он ходит с конечной станции, то есть наиболее удаленной от линии фронта. Также у нас есть электричка, которая ходит тоже с удаленной станции, это практически последняя станция в Ясиноватой, также ходит в город Макеевку. Других сообщений никаких нет. Более того, по городу все городские маршруты, которые мы открывали, они тоже все закрыты, потому что очень небезопасно передвигаться.

— Известно, что ситуация с водой критическая. Как обстоит ситуация с водой в Ясиноватой?

— Она идентична с городом Донецком, единственный момент, у нас раздача осуществляется в 25 пунктах по всему городу. Это довольно большое количество, с учетом того, что сам город очень компактный. У нас максимальные емкости стоят, которые мы заполняем круглосуточно. Осуществляем развозку, также техническую воду раздаем во всех котельных. А в целом, мы получаем воду один раз в течение двух суток.

ВСУ бьют из трех направлений: как сегодня живет измученная обстрелами Ясиноватая — откровенный разговор с мэром города

— Какая помощь сегодня нужна городу? И кто, и как помогает? Какая помощь оказывается?

— Чтобы понимать, какая нужна помощь, я озвучивал статистику: у нас только за последние два с половиной месяца разрушено более тысячи домов. Это только за активную фазу, последние два месяца. Также объекты инфраструктуры, промышленности, объекты торговли и так далее, и тому подобное. Поэтому, конечно, основная помощь — это восстановление жилья, в первую очередь. Это многоквартирный фонд, у нас разбито около двухсот домов из трехсот шестидесяти вообще существующих в городе Ясиноватая. Порядка тысячи — частного сектора. Я вам называю цифры, которые конкретно по городу Ясиноватая, мы не говорим о территориях, которые сейчас освобождаются. Если говорить о тех территориях, можно умножать еще в несколько раз.

ВСУ бьют из трех направлений: как сегодня живет измученная обстрелами Ясиноватая — откровенный разговор с мэром города

Большие проблемы у нас с техникой, которая необходима городу, для его функционирования. Это техника коммунальная в основном, это крупные машины и так далее.

Я бы разделил эту помощь на две таких составляющих.

— Чем живет город? Что помогает людям каждый день переживать все эти ужасы? Есть ли надежда на окончание обстрелов?

— Это вопрос, который наиболее часто мне задают: «Как люди живут?» Если кратко, конечно, я бы это характеризовал любовью к своему городу и к местности, где они проживают. Поэтому люди не хотят покидать свои дома. И вера, конечно же, в нормальное светлое будущее в большой стране.

Что касается всего остального, несмотря на то, что в день в город прилетает от нескольких десятков до нескольких сотен снарядов, у нас есть электричество. Снаряды обрывают провода по несколько раз в день, но у нас разработаны механизмы, и мы это восстанавливаем, буквально в считанные часы, независимо от того, насколько сложное повреждение получило.

ВСУ бьют из трех направлений: как сегодня живет измученная обстрелами Ясиноватая — откровенный разговор с мэром города

В городе абсолютно все коммунальные блага присутствуют, еще раз повторюсь, несмотря на все. Город продолжает жить своей жизнью, просто крайне опасно передвигаться и даже зачастую находиться дома. А так все работает. В городе работают абсолютно все коммунальные службы, все государственные предприятия, магазины. В городе есть практически весь ассортимент товаров, да, возможно, процентов на 30 меньше, чем было раньше, но в целом все основные продукты питания присутствуют.

Также мы смогли производить все социальные выплаты, пенсии, заработные платы. Несмотря на то, что продолжаются такие обстрелы, город функционирует. Я на этом делаю акцент: мы продолжаем жить.