loading...
close

Деофшоризировали, деофшоризировали и выдеофшоризировали

16:41 09.09.2015 Views121 Анна Ботнева
Владимир Путин подписал принятый Госдумой и одобренный Советом Федерации закон, запускающий процесс деофшоризации российской экономики. О необходимости реальной борьбы с выводом капиталов в офшоры президент говорил давно, однако реальные действия были предприняты только сейчас. Таким образом, Россия пытается переломить ситуацию с бегством капиталов за рубеж и становится в одном ряду с развитыми странами, уже имеющими в своем законодательстве схожие экономические механизмы. Деофшоризация экономики России стала, наверное, одной из важнейших заявляемых целей в области финансово-экономической жизни страны в период третьего президентского срока Владимира Путина. Наиболее емкая формула была высказана главой государства почти год назад в ходе послания Федеральному собранию. «Хотите в офшорах – пожалуйста, но деньги сюда», – заявил в декабре 2013 года президент. Впрочем, это было не первым высказыванием этой идеи со стороны Владимира Путина. В позапрошлогоднем послании президент призывал правительство выработать «целую систему мер по деофшоризации экономики». Еще раньше, в одном из «майских указов» главы государства (в указе «О долгосрочной государственной экономической политике») предусматривалась разработка законопроекта, направленного на деофшоризацию экономики России. В октябре 2014 года «антиофшорный», как его окрестили в прессе, законопроект «О внесении изменений в части первую и вторую Налогового кодекса Российской Федерации (в части налогообложения прибыли контролируемых иностранных компаний и доходов иностранных организаций)» был внесен в Госдуму группой депутатов из разных фракций. После первого чтения поступило около 50 поправок: приняты из них были только четыре. Депутаты отклонили предлагавшиеся изменения к законопроекту, поступившие как из официальных ведомств, в частности, правительства, так и от крупного бизнеса. В конце концов, федеральный закон почти без изменений был принят Госдумой 18 ноября и одобрен Советом Федерации 19 ноября. Через неделю – 25 ноября – его подписал президент. Вступит в силу закон с 1 января 2015 года. Основной целью документа «является создание действенного механизма пресечения использования низконалоговых юрисдикций с целью создания необоснованных преференций и получения необоснованной налоговой выгоды», – указывается в пояснительной записке. Эксперты отмечают, что выбран был «жесткий» вариант деофшоризации. В Налоговый кодекс вводится понятие «контролируемая иностранная компания» (КИК), то есть та компания, которая более чем на 50% (а с 2017 года – более чем на 25%) принадлежит гражданину России или российской организации. Если общая доля налоговых резидентов России в КИК превышает 50%, то контролирующим лицом признается юридическое или физическое лицо, доля которого превышает 10%. КИК обязаны декларировать свою прибыль и платить с нее налоги в казну Российской Федерации, если прибыль превышает 50 млн рублей. Такая планка обозначена с 1 января 2015 года, дальше она будет понижаться: в 2016 году – 30 млн рублей, а с 2017 года – 10 млн рублей. Компании будут платить 20%, физические лица – 13% с нераспределенной прибыли их иностранных структур. В документе предусматривается и ответственность за неисполнение закона. В случае неуплаты или неполной уплаты налога в результате невключения в налоговую базу доли прибыли КИК штраф составит 20% от суммы неуплаченного налога (но не менее 100 тыс. рублей). Данная ответственность будет налагаться только с 2017 года. Имеются штрафы и за непредставление уведомления о КИК – 100 тыс. рублей, а также за непредставления уведомления об участии в иностранных организациях – 50 тыс. рублей. Новые меры, прописанные в законе, не исключают существующую уголовную ответственность за уклонение от уплаты налогов. «Ключевая новелла данного закона заключается в том, что на налоговых резидентов Российской Федерации, владеющими долями в иностранных компаниях (или иным образом осуществляющих контроль над ними), возлагается обязанность по уплате налога на прибыль с прибыли получаемой данными иностранными компаниями. При этом на отечественных налоговых резидентов возлагается обязанность уведомить налоговые органы о владении соответствующими долями (приобретении данных долей). Неисполнение данной обязанности влечет за собой денежный штраф, а в особо серьезных случаях уголовную ответственность», – резюмирует юрист компании «Хренов и партнеры» Александр Костин. Впрочем, те меры, которые предусматриваются новым законом, – это повторение общемировой практики, рассказывает доцент кафедры бизнеса и управленческой стратегии ИБДА РАНХиГС Эмиль Мартиросян. В Соединенных Штатах и Европе подобные механизмы были выработаны в ответ на интернационализацию бизнеса – тенденции, наметившейся после Второй мировой войны и получившей широкое распространение во второй половине XX столетия. «Положения, касающиеся налогообложения лиц, контролирующих иностранные компании, содержатся, к примеру, в законе Великобритании о налоге на прибыль и корпоративном налоге 1988 года, а также в налогом кодексе Франции 1950 года», – говорит Костин. Неудивительно потому, как отмечал ранее Владимир Путин, что Россия занимала одно из первых мест среди стран, откуда капиталы утекают в офшоры. При этом в большинстве своем российские физические и юридические лица использовали классические офшорные схемы ухода от налогов. От введения «антиофошрного» закона Российская Федерация, по мнению заместителя министра финансов Сергея Шаталова, может получать ежегодно дополнительно 20 млрд рублей. Есть и более оптимистичные оценки: заместитель председателя комитета Совета Федерации по экономической политике Сергей Шатиров, к примеру, полагает, что новые меры позволят принести дополнительных налоговых поступлений на 150-250 млрд рублей в год. Впрочем, многое зависит от инвестиционного климата внутри самой страны, полагают эксперты.   Надежда БЫТОВАЯ
Оставить Комментарии

Загрузка...
Загрузка...

Новости партнеров

Закрыть