[caption id="" align="alignnone" width="600"]Директор Луганского гериатрического пансионата Потапова Наталья Директор Луганского гериатрического пансионата Потапова Наталья[/caption] Наталья Михайловна Потапова - директор Луганского гериатрического пансионата для ветеранов войны и труда. Наталья Михайловна руководит учреждением в течение 15 лет и является заслуженным работником социальной сферы Украины. С наступлением кризиса и началом военных действий пансионат, где проживают несколько сотен стариков, остался без финансирования. О том, как в условиях войны выживает учреждение, Наталья Михайловна рассказала «Народным новостям». - Наталья Михайловна, расскажите о последствиях войны на жизни и работе пансионата. - Очень повлияла на жизнь… подопечные стали другими и сотрудники стали другими. Как пережить весь этот ужас? Очень тяжело. Мы находимся недалеко от аэропорта. По сводкам все, наверное, слышали, как долго его брали ополченцы – это длилось месяца четыре, где-то с мая месяца. Все мы здесь были под взрывами, под снарядами, в результате чего пострадало здание нашего пансионата – снаряд попал на центральный вход и выбило больше половины стекол фасада с первого по пятый этажи. Но, слава Богу, наши подопечные не пострадали. Были разрушены комнаты. Силами сотрудников мы забили некоторые окна, а некоторые заново застеклили в одно стекло. В настоящее время последствия войны мы стараемся как-то ликвидировать и пытаемся прийти к мирной жизни, но на сегодняшний день пансионат не финансируется, не открыт ни один счет, мы живем и выживаем за счет пожертвований. Мы получили гуманитарную помощь от гумконвоя в виде тушенки, рыбных консервов, сахара и макарон, но овощей у нас нет: ни картофеля, ни морковки, ни лука, ни свеклы. У нас нет средств на приобретение моющих и дезинфицирующих средств, заканчиваются медикаменты. Сотрудники который месяц не получают заработную плату. Пансионат расположен на окраине города, и сюда можно добраться только транспортом. Некоторые сотрудники добираются двумя транспортами (с пересадками), и поэтому возникает серьезная проблема по их доставке - им нечем платить за проезд на работу. [caption id="" align="alignnone" width="600"]Подопечная Луганского гериатрического пансионата Подопечная Луганского гериатрического пансионата[/caption] - Какой штат сотрудников у вас должен быть? - У нас 170 человек на сегодняшний день, из них сейчас работают только 105 человек. Люди хотят у нас работать, звонят-спрашивают, но когда узнают, что у нас не платят, желающих становится намного меньше. За последний месяц мы приняли только одного человека. - Какие-то компенсации или пенсии ЛНР вам выплачивает или нет? - Подопечным было выплачено по 1800 гривен материальной помощи. Сотрудникам – ничего. - Почему, неизвестно? - Руководство ЛНР нас просит потерпеть. Мы обращаемся за помощью, лично я на совещаниях просила главу республики решить вопрос по нашей заработной плате. Последний раз, когда я обращалась по этому вопросу к руководству, мне ответили, что «ЛНР над этим работает». Но сроки решения не знает никто, просто просят потерпеть. [caption id="" align="alignnone" width="600"]Снаряд украинских силовиков попал на центральный вход пансионата Снаряд украинских силовиков попал на центральный вход пансионата[/caption] - Сколько подопечных у вас на сегодняшний день? - Наши подопечные – это люди очень преклонного возраста, это льготная категория. Среди них инвалиды Великой Отечественной войны, участники боевых действий (1941-45 годов), ветераны войны и труда. В большинстве своем это люди возраста от 80 и старше. Те, кому по 75-76 лет, мы считаем молодыми. Они ослабленные, мы пытаемся сделать все что можно, врачи у нас есть, медсестры и санитарки уходят, но мы держимся и работаем. Основная проблема – невыплата зарплат. Наступает зима, много разбитых домов и люди начинают потихоньку поступать, чаще всего поступают люди, у которых нет прямых родственников. Даже когда начиналась война, мы просили родственников забрать стариков домой. На встречу нам пошли только три или четыре человека. – Где вы хороните умерших? – Раньше у нас все это было отлажено. Проходила проплата - две пенсии. Война все это поломала. Если есть родственники, то они хоронят за свой счет. Если нет, то деньги ЛНР вынуждено было создать так называемое «безродное» кладбище – недалеко от областной больницы, где людей хоронят бесплатно. Теперь в случае смерти мы звоним в структуру, приезжают, забирают и хоронят. Но мы пытаемся, если есть какие-то родственники… Мы вынужденно хороним людей на этом кладбище. Раньше на Камброде у нас было место на кладбище, работал ритуальщик, который ухаживал за этими могилами, но все это было. К сожалению, было… У на своя маленькая церковь, служители приходят, всегда отпевали покойников, у нас хороший морг, где есть специальная комната для отпевания. Мы все делали по-христиански. [caption id="" align="alignnone" width="600"]Доска почета луганского гериатрического пансионата Доска почета луганского гериатрического пансионата[/caption] – Если ситуация будет продолжаться так, как она продолжается, как долго сможет стоять пансионат? – Очень сложный для меня вопрос. Я не Господь Бог и не могу предвидеть, как долго люди смогут терпеть. У нас очень терпеливый народ, и что мне импонирует, люди верят в то, что «все будет хорошо!» - это их ответ. У меня есть одна сотрудница из поселка Хрящеватое, где все разбито, и она каждый день мне говорит: «все будет хорошо!» У людей не умирает надежда – это самое главное. – Пансионат готов к зиме? – На сегодняшний день у нас централизованное отопление. Котельная находится за полтора километра. Пока греют, вода есть, со светом – даже если в городе сет отключают, у нас он есть. Сейчас у нас круглосуточное дежурство сантехников, мы пытаемся своими силами устранять поломки. Но все имеет свойство ломаться и что касается сантехнических запчастей – они у нас уже закончились. Мы на свой страх и риск чинимся старыми деталями. Надеемся, что эту зиму мы как-то дотянем. [caption id="" align="alignnone" width="600"]Постоялица луганского пансионата для престарелых Постоялица луганского пансионата для престарелых[/caption] – Наталья Михайловна, как изменились люди за период войны? – Знаете, не зря же говорят, что к хорошему быстро привыкаешь. До начала этой войны мы очень хорошо кормили и лечили наших подопечных. Наш пансионат был одним из лучших интернатных учреждений социальной сферы Украины. Требования к нам высокие были, и мы соответствовали этим требованиям. И когда война все это разрушила, и подопечные уже не имеют того, что имели раньше, то с их стороны естественно есть поток недовольства. Подопечные требуют конкретные лекарства, мы объясняем, что нет у нас этих лекарств, на что они возмущаются: «Нам что теперь умирать?!» Очень сложно ответить человеку на такой вопрос. Они не понимают. Помнят, как мы их лечили и оперировали раньше. И сейчас из-за войны это все прекратилось. Любому пожилому человеку очень трудно что-то объяснить, хотя они сами все видели и жили под этими выстрелами, но все равно проявляют недовольство. Конечно, мы стали хуже кормить, уменьшили нормы: уже нет этих сосисок и сарделек, нет сыра, нет мяса, потому что только тушенка, нет рыбы – только консервы. И объяснить человеку, что у нас не открыты счета, что уже нет продуктов – это очень сложно. Люди в таком возрасте не понимают.   Кирилл НЕСТЕРОВ

Интересно? Жми, чтобы подписаться на сайт в Яндексе