loading...
close
close

Эксперты: национальную и языковую принадлежность определяет семья, а не государство

14:59
20 Мая 2018 9513

Поправки в «Закон об образовании», предусматривающие добровольный принцип изучения национальных языков, вызвал неприятие сторонников их обязательного преподавания. Хотя добровольность в данном случае – это не вопрос «изучать или не изучать», а логичное право родителей самим определять, какой язык является одним для их ребёнка.

Эксперты: национальную и языковую принадлежность определяет семья, а не государство

Эксперты в сфере межнациональных отношений соглашаются: это право действительно принадлежит семье. Дело государства – ответить на запрос по изучению родных языков, и в этом плане законопроект создаёт гораздо больше возможностей и перспектив.

Гульвайра Куценко, президент Межрегиональной общественной организации «Информационно-образовательная сеть коренных народов «Льыоравэтльан», уже давно занимается вопросами защиты прав малых коренных народов и на российском, и на международном уровнях. По её мнению, критика законопроекта связана с его банальным непониманием: «слушал звон, да не знаю где он».  Проще говоря, сказал кто-то, что поправки в «Закон об образовании» якобы создают угрозу изучения национальных языков, и этот ложный тезис «ушёл в массы». «Меня удивило, что вопросы по поводу законопроекта поднимали многие из тех моих знакомых, представителей коренных народов, которые никогда не знали национального языка, никогда его не изучали, не изучают его сейчас и более того – не обучали ему своих детей», – говорит она.

«Где-то идет подмена понятий, и я абсолютно убеждена в том, что данный законопроект нисколько не уменьшает право человека изучать и знать свой родной язык», – соглашается председатель «Ассамблеи народов России» Светлана Смирнова.

Эксперты: национальную и языковую принадлежность определяет семья, а не государство

Но на самом деле предлагаемые поправки в полной мере сохраняют возможность преподавания национальных языков в общеобразовательных школах и объем этого преподавания, – отмечает Куценко. «Критики фактически ставят равенство между вариативным изучением и факультативным, хотя это на самом деле не так, – говорит она. – Государство все равно предоставляет возможность для родителей, если у них есть желание, чтобы их ребенок изучал национальный язык».

Более того, по мнению Куценко, отсутствие «обязаловки» может не оттолкнуть, а, наоборот, привлечь детей к изучению родных языков: «Что касается обязательных вещей, то как правило, у детей в таких случаях пропадает интерес и это не может не отражаться на качестве получаемых знаний».

И, конечно, обязательное изучение какого-либо национального языка выглядит не совсем уместным для представителей нетитульных народов, проживающих в национальных республиках. Для них, по словам Куценко, поправки особенно важны. «Нельзя всех ровнять под одну гребенку. Скажем, башкир в Татарстане не обязан изучать татарский, а мариец в Чебоксарах не обязан изучать чувашский. Иногда возникает такая проблема, что не хватает часов для изучения русского языка. Зачем детям еще дополнительная нагрузка? Поэтому единственным способом обеспечения равенства является добровольность изучения родного языка, – говорит эксперт. – К этой сфере нужно подходить деликатно. Не нужно заставлять изучать язык тех, для кого он не родной. У нас многонациональные регионы. Обеспечить одновременное обучение на башкирском, белорусском, на казахском, узбекском и так далее – такой возможности сейчас нет».

Эксперты: национальную и языковую принадлежность определяет семья, а не государство

Гульвайра Куценко уверена, что региональные власти не добьются успеха, если язык и культура будут навязываться, если «любовь» к ним станет принудительной. Главную роль в воспитании культуры в любом случае играет не государство, а родители. «Язык сохраняется только там, где на нем говорят в семье. Если семья заинтересована в сохранении языка, то она создают соответствующие условия, а искусственные меры для обязательного изучения таких языков в каких-то случаях могут сыграть и отрицательную роль» – отмечает она.

«Если родители хотят, чтобы их дети изучали родной язык, то государство никаких запретов не вводит, пожалуйста, изучайте свой родной язык!» – подтверждает председатель «Ассамблеи народов России» Светлана Смирнова. К сожалению, обеспечить преподавание любого языка в любой школе государство не может – их слишком много, это, по словам Смирновой, «невозможно ни в одной стране в принципе». «Но тем не менее государство пытается дать такую возможность: если родители захотят обучать ребенка национальному языку, то школы будут создавать соответствующие условия. Нам нужно вместе подумать, каким образом дать возможность изучать родные языки как можно большему количеству народов», – считает эксперт.

Смирнова знает о дискуссии по вопросу изучения национальных языков не понаслышке. Сама она родом из Удмуртии, в которой, согласно Конституции, второй государственный язык – удмуртский. Вот только его изучение никогда не было обязательным. «В свое время я возглавляла в Удмуртии правительственный комитет по делам национальностей, – вспоминает Светлана Смирнова. – Тогда очень активно обсуждался вопрос, нужно ли вводить в школах обязательное изучение удмуртского языка. Говорили даже о «государственной вакцинации» удмуртским языком. Но здравый смыл возобладал: изучение удмуртского сделали добровольным. Это никак не влияет на самочувствие удмуртского народа. Если ты хочешь изучать удмуртский язык, то в республике созданы для этого все условия. Пожалуйста, изучайте!»

Эксперты: национальную и языковую принадлежность определяет семья, а не государство

Как и Гульвайра Куценко, Светлана Смирнова считает, что определение родного языка, его изучение – это во многом ответственность семьи, а не органов власти. «Мы постоянно говорим, что вот, мол, государство должно и обязано… А в чем наша ответственность? Ответственность самой семьи? Разве государство регулирует вопрос, на каком языке общаться в семье? – спрашивает она. – Если вы хотите, чтобы ваш родной язык не исчез, то говорите на нем с детьми, изучайте. Я с детства говорю и владею удмуртским языком, хотя изучала его только до третьего класса школы. Но это не мешает мне читать книги на родном языке».

«Если людей действительно интересует национальный язык, то они начнут его изучать», – говорит председатель общественной организации «Федеральная национально-культурная автономия белорусов России» Сергей Кандыбович. Он считает, что сама по себе дискуссия об изучении национальных языков полезна, но и он уверен, что законопроект не сокращает, а увеличивает возможность такого изучения. «В этом законе прописывается право, а отнюдь не обязанность. Если в регионе есть возможности профинансировать привлечение учительско-преподавательского состава для обучения национальному языку, то это хорошо, – говорит он. – В каждом из наших регионов различный национальный состав. И закон прописывает теоретическую возможность, чтобы каждый заявил о своем праве».

Интересно? Жми, чтобы подписаться на сайт в Яндексе

Автор: Станислав Маев

Оставить Комментарии

Загрузка...
Новости партнёров