loading...
close
close
Закрыть
18+

Однополый ад: подросток рассказал, что такое жить в семье с двумя папами

15:19
08 Июня 2020 13423

Однополый ад: подросток рассказал, что такое жить в семье с двумя папами

Изнасилование, нетерпимость иного мнения и избиения. Все это пережил Олег за пять лет жизни со своим отцом и его бойфрендом. ЛГБТ говорит, что ребенку лучше в гомосексуальной семье, а не в детдоме. Проживший в такой семье пять лет 18-летний Олег уверен – лучше детдом. За время, пока ему пришлось жить с отцом-гомосексуалистом и его новым парнем Максом, у подростка настолько расшаталась психика, что он пытался наложить на себя руки. Подробнее в нашем материале.

Уже неделю представители ЛГБТ-сообщества обсуждают ролик Федерального агентства новостей о поправке в Конституцию РФ, закрепляющей понятие брака, как союза между женщиной и мужчиной. Главным аргументом гомосексуалистов и их последователей стало то, что маленькому мальчику лучше в приёмной однополой семье, а не в детдоме. Вот только научные исследования доказывают обратное.   

Профессор социологии Техасского университета Марк Регнерус в 2012 году опубликовал в научном журнале «Social Science Research» результат своего двухлетнего труда. В рамках научного проекта "Новые структуры семьи" (NFSS) он провел исследование на тему "Как отличаются взрослые дети, родители которых имеют однополые отношения".

Ученый выяснил, что суицидальные наклонности проявились у 12% воспитанников лесбийских пар и 24% детей из гомосексуальных семей. Для сравнения: в традиционных полных или неполных семьях данный показатель составляет 5%. Относительно уровня безработицы цифры тоже серьезно варьируются: 28% и 20% у детей, воспитанных соответственно в лесбийских и гомосексуальных парах, и от 8 до 13% - в обычных семьях.

Еще один аспект исследования – сексуальное насилие в семье. От него пострадали 23% воспитанников лесбийских пар и 10% детей из гей-семей. В традиционных семьях данный показатель равен 2%.

История Олега это исследование подтверждает. Он обратился в нашу редакцию на волне резонансной волны, поднятой в Сети из-за ролика Федерального агентства новостей о "геях-усыновителях". Хотя сам парень признается, что иногда задумывается, что может ему просто не повезло и нельзя на основе его опыта думать про всех геев одинаково. Но осадок у него остался.

- Олег, ты стал жить в однополой семье по стечению обстоятельств. Расскажи подробней.

Моя мать – русская, вышла замуж за немца и в итоге уже рожала в Германии. До 13 лет мы были хорошей, доброй семьей. Родители меня любили. Но однажды отец попросил развода. Причина оказалась, мягко скажем, необычной – он понял, что любит мужчин и у него уже пару лет был любовник. Теперь он хотел завести с ним семью. Вот так просто он отказался от семьи своей, настоящей.  Мать, конечно, психанула и решила вернуться в Россию к родным. Тем более, что к этому моменту проблем с деньгами никаких не было. А вот мне предложили остаться с отцом. В Германии и образование лучше и сам уровень жизни. Я остался. Сейчас очень жалею об этом.

- Но ты прожил с отцом и его бойфрендом целых пять лет. Всегда же мог поменять решение. Почему этого не сделал?

Ну, во-первых, Россия для меня не родной дом. Я в ближайшее время все равно рассчитываю вернуться в Германию и продолжить жить там. Я гражданин той страны и здесь для меня чужбина. Во-вторых, первый год в однополой семье был нормальным. Макс, так зовут парня отца, был весьма интеллигентным, начитанным человеком. Обходился со мной вежливо.  Неприятно было видеть, как они целуются или слышать, что происходит у них в спальне. Но в целом, проблем никаких не было.

Однополый ад: подросток рассказал, что такое жить в семье с двумя папами

- Но потом начались?

- Все началось с того, что в 14 я стал заслушиваться панк-роком и тяжелой музыкой. И сами понимаете, что группы там такие, которые к ЛГБТ относятся мягко скажем негативно.  В семью я это конечно не тащил, но все равно не замечать, что я слушаю и с кем общаюсь было нереально. И вот тогда отец и Макс решили заняться моим перевоспитанием.  Для начала они стали мне доказывать всю прелесть ЛГБТ. Рассказывали, что однополые пары — это нормально, что в Древнем Риме и Греции это было нормой. Оказывается, есть специальные методички для геев, в которых описано как объяснить детям про свою гомосексуальность. У нас весь дом был завален в итоге этими методичками. Я все это терпел, говорил, что мне не важно с кем спит мой отец, говорил, что нормально отношусь к Максу, но им было мало.  Началась жесть.

- Жесть?

- Ну да. Для начала у нас дома стали появляться другие геи. Постоянно. И каждый считал нужным провести со мной беседу. Некоторые даже пытались меня лапать. Я рассказал об этом отцу, но он ответил, что нет ничего страшного в этом. Люди просто более раскрепощенные, в отличие от общества, которое их окружает.  Потом Макс стер все мои песни с ноутбука. Типа провел чистку.  У нас начались скандалы.  В один из которых отец меня и ударил. Сказал, что выгонит меня из дому, если я еще раз посмею возмущаться его ориентацией и жизненным выбором.  Я лежал на полу и думал, что утром он будет извиняться за такое поведение. Но утром ничего не произошло. Отец отнесся к этому как к должному.

- Ну конфликты бывают во всех семьях.

- Конфликты да. Но это был не конфликт. Все чаще от отца и Макса я стал слышать презрительные фразы в свою сторону. Макс, вообще стал постоянно говорить моему отцу, что лучше бы я уехал, что я сволочь, которая его не уважает. Даже фашистом называл. Причем он говорил банальными ЛГБТ-штампами, но отец к ним прислушивался. Меня стали во всем ограничивать. Макс постоянно намекал, что пока я придерживаюсь гомофобной позиции, я ничего не заслуживаю. Я любил своего отца, но уже начал серьезно психовать. А потом Макс меня изнасиловал.

- Как это произошло?

Получилось так. Отец и Макс уехали на какую-то тусовку. Я был дома с товарищами. Пили пиво, развлекались. Музыку слушали. А уже ночью домой ввалился Макс. Они с отцом переругались на почве ревности, и он сбежал домой.  В истерике выгнал всех моих друзей.  Начал орать, что я плохо влияю на отца. Слушать его вопли не стал и ушел в свою комнату.  Он следом за мной. После чего нанес несколько ударов и просто заставил заниматься с ним оральным сексом. В итоге, когда он ушел, я сбежал к друзьям.

- Как отреагировал отец, когда узнал?

Никак. Я рассказал ему по телефону, но он что-то буркнул мол я фантазирую. Дней пять я был у друзей, пока не кончились карманные деньги. Потом пришлось вернуться. В Германии не все так просто. Мне нужно было понять, когда отец сможет отпустить меня к матери в Россию. С ним я жить не хотел.  Но он тоже закатил истерику, а Макс просто делал вид, что ничего не произошло.

- И ты остался?

Да. Мать не могла забрать меня. Тут очень сложное законодательство в отношении детей. В итоге я остался на три года. За это время я уже окончательно ненавидел всех их. А они меня.  Отец стал бить меня постоянно. Также у них были скандалы на почве того, что делать со мной. Макс просто предлагал меня куда-то отправить в частную школу, и чтобы меня рядом не было. Отец же хотел оставить визуальное подобие счастливой гомосексуальной семьи.  Мой отъезд здорово ударил бы по его имиджу в тусовке.

- Ты его просил отправить тебя домой?

Постоянно. Я не хотел находиться рядом с ним и тем более рядом с Максом.  Тем более, что еще два раза Макс принуждал меня к оральному сексу. После второго, я порезал себе вены.  В больнице рассказал всю историю. И вы думаете, что меня кто-то защитил? Нет. Никто не поверил. Зато я попал на терапию, где мне внушали толерантность к моим родителям.  Короче, объясняли, что педиком быть хорошо.  Вот такое вот благополучное ЛГБТ-сообщество.  Я стал жить почти постоянно у друзей. У одного из них отец был военный и узнав мою историю, он разрешил быть у них постоянно. А когда отец за мной пришел выгнал его.

Однополый ад: подросток рассказал, что такое жить в семье с двумя папами

- Но в итоге ты в России. Как так получилось?

Мать узнала про попытку суицида. И напрягла своих знакомых, чтобы мне выдали учебную визу в РФ. После чего я сразу улетел. Отец до сих пор пишет мне письма с проклятьями. До него начало доходить, что я говорил правду про Макса, и они разошлись. Он винит меня, что я уничтожил его личную жизнь. Вот так и живу.

- Но в России тоже толерантно относятся к геям. И большое ЛГБТ-сообщество.

- Это другое. Тут только делают вид, что толерантны. И если гомосексуалист пристает к ребенку, то поверят ребенку, а не гомосексуалисту. И пусть так оно и останется. Я сейчас постоянный клиент психолога. Не могу заниматься сексом, меня тошнит от "педиковатых" мужчин. Плохо сплю по ночам и пью много успокоительного. И это заслуга моей прекрасной однополой семьи. Не надо так.

Интересно? Жми, чтобы подписаться на сайт в Яндексе

Автор: Виктор Романенко

Оставить Комментарии

Новости smi2.ru
В ПФР объяснили механизм начисления надбавок за "советский стаж"
Экономика
В ПФР объяснили механизм начисления надбавок за "советский стаж"
Стали известны детали завещания покойного Заграевского
Жизнь
Стали известны детали завещания покойного Заграевского
Мы сделали для Вас персональную ленту новостей
Смотреть