loading...
close

Игорь Стрелков: нельзя воевать наполовину

12:30 09.09.2015 Views258
Экс-лидер ополченцев Славянска и Донецка Игорь Стрелков ответил на острые вопросы, которые просили задать его ополченцы, оставшиеся в Донбассе. Часовое видеоинтервью было выложено в Livejournal. Стрелков говорил с Геннадием Дубовым о причинах оставления «символа» сопротивления Славянска, ситуации под Донецком, политической гибели, войне на четверть и предательстве бывших друзей. Почему сдали Славянск «Последнюю неделю выхода из Славянска у меня была трудная внутренняя борьба. Я понимал, что Славянск будет окружен и никто его деблокировать не будет, - говорит Стрелков, - До самого последнего момента я надеялся, что будет оказана помощь вооружением». По его оценке на тот момент в городе имелись три минометные батареи – около 11 миномётов в общей сложности, четыре 120-мм, остальные - 80-мм. После боёв за Николаевку оставалось 57 мин. Имелось два исправных танка с полутора боекомплектами и еще восемь бронеединиц. На все - максимум два боекомплекта. Этого по оценке Стрелкова хватило бы на 1-2 дня боевых действий.
«Я понимал, что после того, как нас окружат – штурмовать не будут. Закроют последний проход. Обложат его минами. Поставят тупо пушки-пулеметы и будут ждать, пока у нас кончится продовольствие. Его было где-то на две недели. И в городе оставалось около 40 тысяч мирного населения…».
Численность бойцов славянской бригады, которые вышли из окружения - 1200 человек. Ещё 1000 человек - тыловые работники и члены семей ополченцев. Нарушенная клятва «Я помнил, что клялся отстаивать Славянск до конца. Понимал, что многим ополченцам придется оставить свой родной город. Что оставление Славнска, который стал символом, нанесет удар по чувствам людей, но другого выхода уже не было. Положить «из принципа» 1200 бойцов, которые были в Славянске… все равно потом бы пришлось прорываться, через минные поля, через колючку. Оставление Славянска я не считаю ошибкой ни в какой мере». Стрелков также отметил, что воевать с ВСУ в открытом поле с учетом явного преимущества Нацгвардии в вооружении было бесполезно. «Кроме того, мне приходилось снабжать Мозгового. Потому что было понятно – если между мной и Мозговым вобьют клин, то фронт рухнет» Закрепиться после отхода из Славянска в Краматорске не удалось. По словам Стрелкова «город неудобен для обороны», кроме того при выходе из Славянска была потеряна вся бронегруппа. Причиной, как говорит Стрелков, была попытка неудачного прорыва. Подозрения на сдачу «Я пытался удержать Карловку. Более того, одна рота была направлена в тыл Карловки, чтобы удерживать коммуникации, но противник обошел уже Карловку с обеих сторон. Приказывать двум слабеньким ротам оставаться – это было бы полным уничтожением. Карловка была оставлена в момент, когда ее уже обошли. Встречный вопрос – почему в Карловку не были направлены резервы из Донецка?». «По приходу в Донецк батальон «Восток» вообще отказался мне подчиняться. Сначала они двое суток сидели, ожидая, что их станут штурмовать. Уж не знаю, за какие такие грехи. Я точно не собирался этого делать… Приказа на оставление Донецка не было вообще. Ни письменного, ни устного», - вспоминает Стрелков. Кроме острой нехватки тяжелых вооружений, Стрелков отмечает очень плохое качество связи. Ошибкой же, «ретроспективно», ему видится оставление Горловки и подготовка к оставлению Донецка. Одним из обвинений в адрес Стрелкова было якобы намерение захватить власть в ДНР. «Чтобы захватить власть мне было достаточно щелкнуть пальцами… Я дал приказ о передаче и сдаче командования не потому, что я думал о себе любимом, а о деле. А условия мне были поставлены такие – либо сохраняешь власть и республики остаются на грани гибели, либо пишешь приказ и даешь шанс республике выжить… Возможно, передав командование я совершил ошибку, но это – в ретроспективе», - комментирует Стрелков. В ходе интервью Стрелков неоднократно отмечает негативную роль отрядов казаков. «Казаки, например, не взорвав мост, бежали». Особый момент в интервью - действия бывших друзей и нынешних «генералов», которые теперь могут «как угодно интерпретировать» его высказывания и решения. Крым – точка невозврата По словам Стрелкова Крым стал точкой невозврата. После его присоединения нельзя уже было делать вид, что ничего особенного не произошло. «Как только эта точка была пройдена, мы (Россия, Новороссия) вступили в жесткий конфликт с Западом… Война нас ждёт и война будет долгой, к сожалению. На тот момент ее можно было избежать. Тогда у нас было с Аксеновым (главой Крымской республики) представление, что Крым без Новороссии при соседстве с нынешней Украиной экономически не состоятелен».
«Было понятно, что украинская власть будет воевать, потому, что это власть, нацеленная против русского народа. И нужно было нанести удар до того, как она будет готова воевать».
«К сожалению, врагу дали опомниться. Удар он получил хороший и завяз в войне. Но завяз за счет народа Донбасса. Вместо оглушительной победы, которая могла быть, мы получили кровавую, затяжную войну, типа Первой мировой. То, что я сейчас делаю – самоубийственно для политической карьеры», - говорит Стрелков. Оптимальный формат событий на Украине, по версии Стрелкова, это освобождение Киева, суд над «предателями русского мира» и установление союза России, Украины, Белоруссии и Новоросии. «Нельзя воевать наполовину, нельзя воевать на четверть. У нас пытаются на четверть воевать, на три – торговать. Если бы в 1944 году Советский союз остановился на границе Германии, сказал – ну что вы, ребята, там же оболваненные немцы, они ж совсем другие люди, они все за Гитлера, то вторая мировая война не кончилась бы никогда», - резюмирует Игорь Стрелков.
Оставить Комментарии

Загрузка...
Загрузка...

Новости партнеров

Закрыть