Вооруженные силы Украины (ВСУ) очень неоднородны - существуют действительно подготовленные части, а есть и весьма номинальные. О том, в каком состоянии находится армия Украины в начале 2022 года, корреспонденту «Народных Новостей» рассказал ополченец Донбасса Максим Дроздов с позывным Индус.

«Народные Новости» уже публиковали обзор штатной структуры подразделений и состава украинских вооруженных сил. Однако, как справедливо отмечали многие эксперты, для боеспособности армии и ее реальной боеспособности боевой дух зачастую важнее, чем списочный состав и наличие боевой техники.

С вопросом о боеспособности украинских военных корреспондент НН обратился к Максиму Дроздову, бывшему офицеру армии ДНР, известному под позывным Индус. Наш собеседник воевал на самых горячих участках линии фронта в Донбассе и сталкивался во время службы как с элитными, так и с «обычными» подразделениями противника.

Максим Дроздов отметил, что мотивированность и боевой дух украинских частей очень отличается. От высокомотивированных подразделений, укомплектованных ультраправыми имеющими боевой опыт солдатами, до разлагающихся и занимающихся мародерством или контрабандой.

Многое, считает Индус, зависит и от командиров, от того, на что они настраивают своих подчиненных. При этом по показаниям пленных и перебежчиков, в ВСУ нередко процветает и наркоторговля, в том числе и с участием командиров.

«Во время боев за Саур-Могилу под поселком Степановка были случаи, когда после первого выстрела противотанковой ракеты украинские солдаты бросали неповрежденную бронетехнику, чуть ли не с заведенными двигателями. А у ультраправых всегда был боевой дух. Поэтому их часто использовали для "затравки", перебрасывали на нужное направление, где они провокациями пытались разжечь активные бои, подставляя и втягивая в них ВСУ», - вспоминает Дроздов.

Украинская пропаганда часто отмечает высокий боевой дух и подготовку своих подразделений морской пехоты, якобы созданных по стандартам НАТО. Однако Индус, которому неоднократно доводилось противостоять подразделениям украинских морпехов, отмечает, что это в большей степени создание красивой картинки.

Большая часть морпехов осталась в Крыму и давно служит в армии РФ по контракту. А созданные заново, лишившиеся традиций и не имеющие достойного боевого пути нынешние подразделения украинской морской пехоты, скорее подходят для съемок пропагандистских видео.

«Да, они дерзкие, когда заходят на ротацию. Но как только дашь по зубам, сразу замолкают, как и все остальные... Я посмотрел кадры с их подготовкой и жестким отбором, как инструкторы их ботинком в грязь втаптывают. Я не одобряю такие методы отбора и подготовки. По-моему, это нечеловеческое обращение. Сегодня он его пинает, а завтра этот боец будет выносить из боя раненного командира? А в спину он ему вместо этого не выстрелит?» - задал риторический вопрос собеседник НН.

Иначе выглядит полк «Азов»* (организация запрещена на территории Российской Федерации), в который собираются ультраправые со всего мира. Кроме того, для комплектования полка массово использовались представители околофутбольных и «скинхедовских» субкультур внутри Украины. Такие люди действительно мотивированы, проходят отбор, имеют хорошее финансирование и снабжение.

«Я не могу вспомнить их крупных побед... В Широкино они отступали под нашим натиском. Их успешные боевые операции, как захват Пищевика, происходили в "серых зонах". Под Иловайском они тоже понесли потери и отступили. Где их успешные боевые операции?» - поделился Индус.

Нынешнюю ситуацию в ВСУ Дроздов охарактеризовал, как «среднюю». Он подчеркнул, что подъем денежного довольствия вместе со снижением опасности службы в относительно спокойные периоды позволяет привлечь в армию людей, которые просто пришли зарабатывать деньги.

Так, они просто изображают украинский патриотизм, потому что так принято, и за это платят. Часть военнослужащих ВСУ на момент начала войны в Донбассе была еще подростками, и сейчас, после влияния украинской пропаганды, не видит ничего плохого в том, чтобы зарабатывать деньги в украинской армии.