loading...
close

Космонавт Тарелкин: «Человечество не знает, с чем столкнется на Марсе»

11:32 09.09.2015 Views5126 Анна Ботнева Версия для печативерсия для печати
Evgeniy_Tarelkin Космонавт Евгений Тарелкин День космонавтики был и остается одним из самых почитаемых праздников в нашей стране. Корреспондент «Народных новостей» побеседовал с одним из нынешних покорителей космоса – подполковником ВВС, Героем России, 115-м российским космонавтом Евгением Тарелкиным. Весной 2013 года вы вернулись с Международной космической станции после полугодовой экспедиции в составе международного экипажа. Как вам было на МКС? Я себя чувствовал вполне комфортно, понимая, что в ближайшие полгода другого дома у меня нет. На самом деле станция огромная, там большой жилой отсек и множество модулей, поэтому особо стесненно мы себя не чувствовали. МКС настолько большая, что если ее в одном месте пробьет метеорит, то пока будет выходить воздух, мы успеем чаю попить, и улететь, не торопясь. Насколько быстро человеческий организм адаптируется к невесомости? Около месяца. Хотя начали полноценно работать уже через неделю после прилета на МКС. Вообще организм переносит невесомость тяжело - иначе работает система кровообращения, кровь хуже поступает к конечностям и может начаться деградация мышц. Чтобы этого не произошло, мы на МКС регулярно занимались физической нагрузкой. Американцы установили на станции специальный силовой нагружатель, это, по сути, небольшая качалка. Также есть беговая дорожка, велотренажер. Наверное, последние дни перед полетом были самыми волнительными? Некоторые космонавты рассказывали, что не могли уснуть в ночь перед стартом. Я же спал вполне спокойно. Волнение началось позже, уже на стартовой площадке, когда нас, одетых в скафандры, загружали в ракету. Кабина ракеты находится довольно высоко, примерно в 60 метрах над землей. Для подъема туда используется специальный лифт, установленный рядом с ракетой. Между лифтом и люком кабины – неширокая доска. И вся эта конструкция ходуном ходит. Мы должны по этой доске буквально вползти в кабину – скафандр сильно сковывает движения, в нем нельзя полностью распрямиться. Помните, как накануне Сочинской олимпиадой факел выносили в открытый космос? А перед этим один «умный» сценарист предложил, чтобы космонавт в скафандре и с горящим факелом в руке красиво бежал к ракете. И мы этому сценаристу предложили: приезжай, мы на тебя наденем скафандр, и ты подбежишь. Красиво. И обязательно с зажженным факелом к заправленной ракете. А мы посмотрим со стороны. А знаете, чего я больше всего боялся перед стартом? Того, что меня в последний момент могут заменить. Не дай бог чихнуть – сразу же твое место занимает дублер. И только когда закрыли люк, я вздохнул спокойно: все, теперь меня отсюда никто не достанет, я лечу в космос! Старт – это сильнейшая перегрузка, особенно в момент отделения третьей ступени, когда корабль выходит на орбиту. Мы на тренажерах готовились к этому моменту – но и представить себе не могли, как это будет в реальности! Ты как будто получаешь небывалой силы удар кувалдой по заднему месту. Аж искры из глаз! Говорят, это такое космическое крещение. А потом стыковка - и начинается жизнь и работа на станции… день космонавтикиВ марте этого года вы были назначены бортинженером основного экипажа корабля «Союз МС-06». Когда планируется полет и состоится ли ваш выход в открытый космос? Полет назначен на середину 2017 года. Это также будет международная экспедиция, но пока я не знаю, кто именно полетит со мной. Кроме этого, планируются и выходы в открытый космос – очень надеюсь, что он все-таки состоится, поскольку во время предыдущей экспедиции его не случилось. Считаете ли вы осуществимым проект Марс -1? В ближайшие тридцать лет он вряд ли состоится. Однозначно, что это должен быть международный проект, потому что требует гигантских финансовых вложений. Кроме этого, он пока не осуществим и по другим показателям, в том числе по медицинским. Сейчас человечество не очень представляет себе, с чем оно может столкнуться при полете на Марс. Вероятнее всего, это будет полет в один конец, это будут переселенцы, которые улетят и не вернутся – и человечество должно еще привыкнуть к этой мысли. день космонавтикиА какие направления космонавтики сейчас будут наиболее активно развиваться, с вашей точки зрения? Космический туризм ли, научная работа или что-то еще? Я думаю, наука и в дальнейшем останется важнейшим направлением работы. Тем более, что создана очень большая база различных исследований, которые еще не используются в полной мере, но обязательно будут. Надо из космоса работать на благо Земли. Считается, что вывод «Ангары» позволит получить весомое преимущество в космосе… Да, комплекс «Ангара» способен выводить на орбиту многотонные грузы, для того он и создавался. Сейчас также очень много связано с малыми исследовательскими модулями, но их еще нужно выводить на орбиту. «Ангара» позволит создать полноценный научный сегмент на МКС. Бытует мнение, что Россия за последние десятилетия утратила лидерство в космической сфере. Так ли это на самом деле? Я не согласен, что мы потеряли приоритет. Все, что сейчас летает – это создали и построили мы. Американская космонавтика развивается по другому пути, их основное направление – это недолгие челночные полеты. Но то, на чем они сейчас летают и чем пользуются – это все наши разработки. То, как создана и как работает МКС, было очень прогрессивно, и это наша заслуга. И вряд ли в ближайшие десятилетия придумают и создадут что-то новое. Поэтому лидерства мы все-таки не утратили.    
Оставить Комментарии

Новости партнеров


Загрузка...
Закрыть